Вспоминая актера Петра Вельяминова

Петр ВельяминовАктер Петр Вельяминов, воплотивший на экране образ идеального советского человека, долгие годы жил с клеймом «врага народа». Чего ему это стоило, вспоминает его вдова.

— Татьяна Александровна, как вы отмечали дни рождения Петра Сергеевича? Он любил гостей, застолья?

— Очень! Жизнь научила его ценить домашние праздники, дружеские посиделки, теплоту общения — все то, чего он долгое время был лишен. Проведя юность в лагерях, затем кочуя по провинциальным театрам, потому что путь в крупные города «врагу народа» был заказан, годами не имея своего угла, Петр Сергеевич Вельяминов только в зрелом возрасте начал обрастать друзьями, коллегами, студентами. И очень этим дорожил.

Количество людей, прошедших через нашу ленинградскую квартиру, не поддается подсчету. Как пошутил Юрий Шевчук, «кухня у вас маленькая, но вмещает многих». Часто гости появлялись на пороге без предупреждения — мобильных ведь не было. Даже в сложные перестроечные времена каждого хотелось прежде всего накормить. Понимая, что живу как на вулкане, я научилась собирать на стол за пять минут. Например, придумала рецепт быстрых пирогов. В холодильнике у меня всегда хранилось дрожжевое тесто, из которого я делала жареные пирожки с картошкой — гостям они очень нравились.

Дни рождения муж любил отмечать дома и готовился к ним заранее. Утро начиналось с того, что в семь часов звонил человек, которого я никогда не видела, не знаю, как они познакомились, но каждый год он первым поздравлял Петра Сергеевича. И до сих пор звонит мне каждый год 7 декабря. А потом целый день шли люди… Поздравляли поклонники — Петя и их приглашал в дом, наливал рюмочку. Вечером собирались за столом. Атмосфера была изумительная. И конечно, душой компании был Петр Вельяминов —

все моментально попадали под его обаяние.

Это предчувствие праздника и сейчас живет во мне.

Петр Вельяминов, жена Татьяна— В последние годы Петр Сергеевич чувствовал себя востребованным актером? Ему хватало внимания коллег, друзей, государства?

— Мне кажется, внимания было даже с избытком. Его постоянно приглашали различные общественные, театральные организации. Я понимала, что для творческого человека важно чувствовать свою нужность, продолжать заниматься любимым делом. Поэтому мы довольно часто, что называется, выходили в свет. Зрители его очень любили, всем хотелось не просто поздороваться, а прикоснуться к нему. Он обладал невероятной энергетикой, доброй и сильной, и охотно делился ею с людьми. Порой после таких встреч просто падал без сил.

— На съемки вы ездили вместе?

— Первый раз мы оба полетели в Мексику, когда Петра Сергеевича пригласили на роль русского эмигранта в фильме «Танцы под ущербной луной». Съемки продолжались несколько месяцев, и кто-то должен был заботиться о том, что он ест, в каких условиях живет, следить за его здоровьем. Я для себя решила, что быть женой такого человека — это служение. Ежедневное, ежеминутное. Я имею в виду не только бытовую сторону — нужно жить его интересами. Например, утром за кофе мы могли проговорить часа четыре, особенно если накануне посмотрели новый фильм или спектакль. Поначалу я, конечно, больше слушала, впитывала, а потом даже спорить научилась (улыбается).

— Как вы думаете, Петр Сергеевич был доволен тем, как сложилась его актерская судьба?

— Путь к признанию был очень трудным. В юности он был лишен радостей студенческой жизни, товарищества, творческого общения — ему приходилось пробиваться в одиночку. В провинции он сыграл более ста пятидесяти ролей, но кто сейчас об этом помнит? В Свердловском театре драмы его увидели режиссеры Валерий Усков и Владимир Краснопольский и пригласили на роль председателя колхоза Захара Большакова в киноэпопею «Тени исчезают в полдень». После выхода фильма о Петре Вельяминове узнала вся страна. Со всех сторон посыпались предложения. Режиссер фильма «Командир счастливой «Щуки» Борис Волчек, отец Галины Волчек, незадолго до этого возглавившей «Современник», посоветовал дочери присмотреться к актеру Вельяминову. Так Петр Вельяминов попал в знаменитый театр.

Конечно, он воспринял это как невероятный подарок судьбы. Еще и квартиру от театра дали! Но вскоре ему пришел вызов на съемки телефильма «Вечный зов». Петр Сергеевич не мог отказаться от кино: столько лет чувствовать себя изгоем, «врагом народа» и вдруг — всесоюзная слава! Из «Современника» ему пришлось уйти — он не хотел подводить театр постоянными отлучками. Я знаю, что Петя до конца своих дней жалел об этом. Конечно, каждый актер уверен, что «недоиграл». Но в его случае это действительно так — слишком поздно пришли роли, любовь зрителей. И в нем жила эта боль.

— Девять лет Петр Сергеевич провел в лагерях. У него была обида на страну, которая с ним так обошлась?

— Никакой обиды, тем более ненависти, не было! «Кто-то посадил, а страна причем?» — говорил он. Петр Сергеевич был глубоко верующим человеком, его так воспитали. Мамина сестра была монахиней, из разоренного монастыря пришла в их семью. Эта духовная сила, заложенная в детстве, помогла ему вынести все испытания. В конце жизни Петру Сергеевичу вручили два ордена «За заслуги перед Отечеством». Вот такая судьба: сначала посадили за участие в мифической антисоветской организации «Возрождение России», а потом наградили.

Петр Вельяминов, дом— Удивительно, что он не ожесточился…

— Нисколько! Он любил жизнь во всех ее проявлениях, никому не завидовал, не злился, умел радоваться за других. Например, когда в перестроечные годы у нашего соседа появился «мерседес», Петр Сергеевич искренне радовался: «Какое замечательное время наступило! Человек смог такую хорошую машину купить!» Он никогда ни о ком не сказал плохого слова — ни в глаза, ни за глаза. Казалось бы, уж дома можно отвести душу — но нет… Например, сидим мы в большой компании, Петр Вельяминов что-то увлеченно рассказывает, все смеются. А мне показалось, что он сказал лишнее, и я ему тихонько под столом наступила на ногу. И вдруг он объявляет: «Моя жена мне на ногу наступила!» (Смеется.) С тех пор я зареклась делать мужу замечания и дома, и на людях.

— Дворянская кровь все же давала о себе знать…

— Безусловно. Воспитание, образование, культура, интеллигентность, уважительное отношение к людям передаются из поколения в поколение. Он никогда не кичился аристократическим происхождением — это было немыслимо! А ведь роду Вельяминовых почти тысяча лет! Когда снимали фильм о Куликовской битве, мужа пригласили читать текст от автора. Как сейчас помню, идет Петр Сергеевич по полю, в белых брюках, голубой водолазке, и вдруг видит памятник с надписью: «Воеводе Вельяминову и его ратникам». Он опускается на колено, берет горсть земли, держит в ладонях, потом встает, крестится… Это невозможно сыграть — только прожить.

— Петр Сергеевич всегда очень элегантно одевался. Ему было важно, как он выглядит?

— Конечно. Однажды, глядя на него, актриса Театра Комедии Вера Карпова сказала: «Артисты давно уже так не одеваются». Шили ему на заказ — костюмы сидели как влитые. Даже водолазки шили, представляете? (Смеется.) Началось с того, что Петр Вельяминов решил сделать пластическую операцию — выглядел он прекрасно, а вот шея выдавала возраст. Я испугалась: зачем операция? И нашила ему водолазок — красных, голубых, синих, желтых. Даже в Кремль на вручение ордена он поехал в белой водолазке. А в Москве стояла страшная жара. Что делать? Тогда я взяла и отрезала рукава от новой водолазки — под пиджаком все равно не видно (смеется).

— У вас есть любимый фильм Петра Сергеевича?

— Нет. Я не могу смотреть фильмы с его участием. Конечно, все их знаю, расскажу историю создания любого, но никогда не смотрю. Если натыкаюсь случайно, переключаю канал.

Владимир Высоцкий пел: «Наши мертвые нас не оставят в беде…» Скажите, вы чувствуете его помощь… оттуда?

— С уходом из жизни Петра Сергеевича я потеряла не только мужа — исчез целый мир!

Но поскольку мы венчаны, то вместе навсегда. Каждый день молюсь за него, каждый день с ним разговариваю.

— Когда состоялось венчание?

Татьяна Вельяминова— Примерно за год до его смерти, в небольшой сельской церквушке в Псковской области, без свидетелей. Это была моя инициатива. Петр Сергеевич меня отговаривал, мы уже подъехали к церкви, а он все повторял: «Подумай хорошенько». Не хотел связывать меня клятвой перед Богом. Как мудрый человек, он понимал, что моя жизнь должна продолжаться после его ухода. Но сейчас я думаю: какое счастье, что настояла на венчании!

— Чем сегодня наполнена ваша жизнь?

— Наш дом по-прежнему открыт для гостей. Я где-то прочитала, что дом, в котором нет людей, похож на могилу. Город меня не обижает — наверное, Петиными молитвами. Я провожу творческие вечера в музейном комплексе «Вселенная воды» петербургского Водоканала, помогаю приюту для бездомных животных, который открылся еще при Петре Сергеевиче и в судьбе которого он принял большое участие.

— А как у него возникла эта идея?

— В перестроечные годы, сами помните, людям нечего было есть, не то что животным. Я подкармливала котов в нашем дворе, но однажды их кто-то отравил, и я решила отвезти оставшихся в приют. Сказать легко, а вы попробуйте поймать бездомных котов! Помню, Петя даже пропустил репетицию (смеется). Приехали мы в приют — условия жуткие. Один кот залез к нему на плечо и плачет, как ребенок. Хозяйка приюта рассказала, что у кота недавно умер хозяин. Вижу, у мужа уголок рта дрогнул… Он пошел по инстанциям, к влиятельным людям. Один человек сказал: «Мне не надо никаких бумаг, достаточно посмотреть в ваши голубые глаза и понять, что это хорошее дело…» Состоялось торжественное открытие приюта, приехало все городское начальство (улыбается). И это тоже память о Пете.

Нынешний год особенный — юбилейный. Моя квартира не может вместить всех гостей, поэтому 7 декабря в музейном комплексе «Вселенная воды» петербургского Водоканала состоится вечер, посвященный Петру Вельяминову. Соберутся его друзья, коллеги, поклонники — те, кому он дорог. Человек жив, пока о нем помнят.

2016 год.

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять + один =