Владимир Гостюхин — Сегодняшняя Москва мне чужда

Владимир Гостюхин актер фотоИзвестного актера Владимира Гостюхина не встретишь на светских тусовках и в скандальных телешоу. Но на его популярности это никак не сказывается: зрители по-прежнему просят у него автографы, а режиссеры предлагают главные роли. С ним мы встретились в Минске на съемках сериала «Отчим».

— Владимир Васильевич, действие сериала разворачивается в послевоенные годы. Вы что-то помните о том времени?

— Я был совсем ребенком, но какие-то воспоминания сохранились. Ими я делился с режиссером Сергеем Гинзбургом. Например, в фильме есть эпизод, когда один из героев роняет фотографию Сталина. У моего отца, работавшего директором сельского клуба, в 1939 году был похожий случай, только с бюстом Сталина. К счастью, никто не пострадал.

— Зато Ваш герой не преминул написать донос…

— Он стал заложником ситуации. В чем-то я его понимаю: он очень любит своего внука и, пытаясь уберечь его от опасности, подставляет невинного человека.

— Как Вы относитесь к своему герою?

— Он человек верующий, сложный, патриархальных взглядов, жесткий, но очень любящий свою семью. С советской властью, которая непрошеной гостьей ворвалась в его жизнь, он находится в постоянном внутреннем конфликте.

— То есть Ваша полная противоположность.

— Да. Поначалу я даже отказывался от роли: мне казалось, что слишком сгущены краски. Все-таки в том времени было немало хорошего. А пятидесятые для меня — счастливое беззаботное детство. Но потом я согласился и не пожалел. Режиссер Сергей Гинзбург глубоко погружен в материал, с ним очень интересно работать. Я наконец встретился на съемочной площадке с Василием Бочкаревым, а ведь знаю его очень давно. Эта работа доставляет мне творческое удовольствие, хотя график съемок иногда просто чудовищный. Например, сегодня я вошел в кадр в десять часов утра и освободился только в десять вечера.

— Я слышал, Вы недолюбливаете сериалы. Почему?

Владимир Гостюхин владислав галкин дальнобойщики— Дело в том, что я очень серьезно отношусь к выбору материала, в проходных проектах не снимаюсь. На мой взгляд, у меня очень достойный ряд сериальных работ.

— Самый известный Ваш сериал — «Дальнобойщики», что он Вам дал?

— Популярность, хотя к тому времени я уже снялся у таких режиссеров, как Лариса Шепитько, Вадим Абдрашитов, Никита Михалков. Если я соглашаюсь на роль, то должен умереть, но сделать. На творческих встречах зрители рассказывают, как мои герои помогли им пережить трудности, помириться с близкими. И это дорогого стоит. Но самый памятный случай произошел в одном белорусском городке. После выступления ко мне подошла женщина с маленьким мальчишкой на руках: «Гриша, а знаешь, кто это?» — «Это дядя ба-альшая ма-а-ашина!» (Улыбается.)

— А правда, что Вы не умели водить?

— Я мог только тронуться с места и проехать сто метров по площадке. Но после съемок первой части сдал экзамен на права и купил «Жигули». И теперь очень неплохо вожу.

— Любите быструю езду?

— Есть такая слабость. Все штрафы, которые приходят, — за превышение скорости.

— Что происходит, когда сотрудники ГАИ Вас узнают?

— Иногда прощают. Но я стараюсь не создавать аварийных ситуаций и позволяю себе нарушать правила, если никому не мешаю. Езжу быстро только по пустой дороге, ненавижу водителей, которые прыгают из полосы в полосу, подрезают… Как-то после тренировки решил съездить искупаться. Очень хотелось пить, но в ближайшем киоске было только крепкое пиво. Пришлось взять. И я поехал. Улицы были совершенно пустые, поэтому, когда меня остановили гаишники, оказалось, что я мчался со скоростью сто шестьдесят.

— По городу?!

Владимир Гостюхин дочери семья— Да… Опустил стекло, улыбаюсь, но милиционер сразу почувствовал запах: «Пили?» — «Да, банку пива». Трубка показала восемь десятых промилле. Меня отправили на освидетельствование, машину — на штрафстоянку. В больнице доктор, увидев меня, сильно удивился. Я встал на руки, потом опустился на ноги и говорю: «Видите, какой я пьяный». Гаишники отвезли меня домой и всю дорогу извинялись. Но я сказал, что они молодцы: невзирая на известность, поймали и наказали.

— И у Вас год не было прав?

— Я отправил покаянное письмо министру МВД, с которым дружил. Руководитель ансамбля «Сябры» Анатолий Ярмоленко и главный режиссер нашего театра Александр Ефремов написали, что берут меня на поруки. Министр Наумов дал указание вернуть мне права. Но огромный штраф за превышение скорости я заплатил.

— Ваши герои в основном мужики рукастые. А Вы сами что можете сделать?

— До поступления в театральный я работал электриком на свердловском стадионе, потом полтора года был и. о. главного энергетика. В Театре Советской армии был мебельщиком-реквизитором, а во время учебы в институте подрабатывал дворником и грузчиком.

— Что это дало вам как актеру?

— Чем больше жизненный опыт, тем богаче палитра ролей. Кого я только не играл, от рабочих до генералов. Впрочем, остались и нереализованные мечты: очень хочется сыграть серьезную, проникновенную любовь. Мне в руки попал потрясающий сценарий «Робкое дыхание» — по произведениям Куприна. Я давно не читал ничего подобного — возвышенная любовь, разрушительная страсть, высокая трагедия. Но пробить российскую киномафию невозможно. Деньги на съемки получают одни и те же, авторы сценария в список избранных не входят. А жаль. Я мог бы сыграть это как никто другой. Говорю без ложной скромности, потому что сам прошел через многое, у меня есть личный опыт.

— Вы были женаты 4 раза…

— Можно сказать, три: в первом браке я просто выполнил обязанность перед девушкой, с которой у нас были отношения, и уехал. А у нее началась своя жизнь. А вот два следующих были уже серьезными. Я люблю отдавать, но взамен хочу того же. А меня в моем третьем браке только использовали. Я терпел 20 лет, потому что любил, но когда дочь выросла, ушел.

— По окончании ГИТИСа в столице у Вас были блестящие перспективы. Но вы уехали в Минск…

Владимир Гостюхин жена алла пролич личная жизнь— Влюбился. Оставил московскую квартиру, махнул рукой на карьеру, а ведь меня приглашали Таганка, «Современник», МХАТ, Пушкинский театр. Уехал в никуда. У жены была однокомнатная квартира, в которой мы жили. И только когда я начал в Минске работать, мне дали квартиру.

— Не хочется вернуться в Москву?

— Уже нет. Мне очень близка старая Москва. Нынешняя — высокая, блестящая, ухоженная, но того города, который я обожал, сегодня нет. Я любил Москву больше всех городов в мире, больше Питера, где работал месяцами, Парижа, в котором тоже провел много времени… Сегодняшняя буржуазная Москва мне чужда.

— Но профессиональная жизнь там намного интенсивнее, чем в Минске.

— Конечно. Благодаря российскому кино я неплохо существую. Если сниматься только в белорусском, не знаю, как бы я выжил.

— В свое время Вы отказались возглавить «Беларусьфильм». Почему?

— В 1990-е мне даже предлагали стать министром культуры Белоруссии. Но я творческий человек, люблю свободу. Чиновничья работа не для меня — скучно, неинтересно. К тому же меня наверняка бы обманули, обдурили. Но я хотел бы открыть в Минске свой театр, который продолжал бы традиции русского психологического театра. Веду переговоры с мэром Минска, но, сами понимаете, как это все непросто.

— У Вас сильный характер. В свое время вы отказывались от ролей у Михалкова, Товстоногова…

— А главное — у Ларисы Шепитько, которой обязан многим. Характер у меня действи-тельно непростой, и на площадке бывало всякое. Помню, на съемках «Урги» мы с Михалковым так сцепились, что искры летели. Никита объяснил, как я должен сыграть сцену, но мне нужно обжить ситуацию, пропустить через себя и выдать в том ключе, в каком видит ее режиссер. Я начал играть. Михалкову не нравится, он возвращает меня к своему пониманию роли. А у меня не получается. Мы спорим все громче. И в какой-то момент я остановился прямо посреди степи: «Да ну к черту эту профессию, пойду в шахтеры!» Потом, конечно, успокоились, я сыграл так, как ему было нужно. И больше конфликтов у нас не возникало.

— Владимир Васильевич, раскройте секрет: как в свои 72 года Вам удается оставаться молодым и полным энергии и планов?

Владимир Гостюхин в молодости— Здоровый образ жизни, постоянные занятия спортом. Когда появляется свободное время, уезжаю на дачу в Западную Белоруссию. Это мой персональный рай. Там потрясающая экология, рядом фантастически красивые голубые озера! Большой участок, два дома, можно гулять, бегать, купаться в озерах, зимой кататься на коньках и лыжах.

— Грядки копаете?

— Нет, этого не люблю. Я просто брожу по лесу, собираю ягоды, плаваю на лодке, парюсь в бане. Полностью отключаюсь от городской суеты. Иногда даже хожу голый, как Адам (смеется). Но на содержание всего этого нужно много денег, поэтому я пашу как вол, чтобы иметь возможность наслаждаться этой красотой.

— Помимо «Отчима», Вы сейчас еще где-то снимаетесь?

— Скоро в Минске начнутся съемки 16-серийного проекта «Киностудии КИТ», который называется «Сильная слабая женщина». Там у меня большая роль. Раньше я шарахался от антрепризы, но недавно попробовал и играю с удовольствием. Это московский проект, моя партнерша — Елена Проклова. Спектакль зрители принимают на ура. Играю и на минской сцене, но больше для души, потому что денег это не приносит. А ведь актер должен не только полностью отдаваться работе, но и получать взамен. Да и такой опыт, который накоплен у меня, тоже чего-то стоит.

— Цель творчества — самоотдача?

— Да. Я никогда не стремился к славе, узнаваемости. Мне важно было честно делать свое дело и отдавать зрителю все без остатка. Я по-прежнему много и тяжело работаю. Пока все получается, а что будет дальше, не знаю.

Краткая биография:

Родился 10 марта 1946 г. в Свердловске. По окончании ГИТИСа в 1970 г. дебютировал в кино («Был месяц май»). Избранная фильмография: «Хождение по мукам», «Восхождение», «Берег», «Моонзунд», «Охота на лис», «Генерал», «Левша», «Смиренное кладбище», «Дальнобойщики», «МУР», «Оттепель». Супруга — Алла Пролич, актриса Минского театра-студии киноактера. У актера три взрослые дочери.

2018

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять + один =