Виталий Мельников — Надо просто жить

Виталий Мельников режиссер ленинград ссср Виталий Мельников убежден: кино — дело единомышленников. Люди собрались вместе всего на один год и должны прожить его как сотоварищи. …Героиня Зинаиды Шарко в фильме «Луной был полон сад» в финале произносит фразу: «Надо просто жить…» Формула очень мельниковская: никому не подражал, ни перед кем не заискивал, ничего в своих картинах — добрых, умных, талантливых — не приукрашивал.

Виталий Вячеславович Мельников хранит хлопушки практически со всех своих фильмов. Сейчас он не снимает кино. И вряд ли буду, говорит. Но в ящике письменного стола дожидаются своего часа несколько написанных им сценариев…

На съемках фильма «Здравствуй и прощай» Мельников решил «внедрить» актеров в местную среду. Шаг рискованный: профессионалу трудно соревноваться в убедительности с простыми людьми. Домик, в котором жила Шура, героиня Людмилы Зайцевой, арендовали у семьи станичников вместе с мебелью и домашней утварью. Жители села играли соседей, дети жителей — детей Шуры. Зайцеву так все и звали — Шуркой. С Олегом Ефремовым у местных мужиков слияние произошло полное: вечерами на завалинке обсуждали международное положение и на чем свет стоит ругали Хрущева за то, что он «Америке весь наш хлебушко продал».

Виталий Вячеславович не боялся рисковать. И когда отстаивал кандидатуру совсем молодого Михаила Кононова, «начальника Чукотки», а чиновники уперлись: «Это же не комиссар, а дурак какой-то!» И когда первым взялся экранизировать пьесы Вампилова, не слишком угодного власти, и собирал съемочную группу втихаря.

— Труднее всего дался фильм «Поклонница» о романтической дружбе Чехова и молодой писательницы Лидии Авиловой. Причина до банальности проста — закончились деньги. Мне было уже 85. Я серьезно волновался, успею ли… Работали в долг, на слове «обожди» держались три года. Но судьба состоит из недоразумений и счастливых поворотов — недостающую сумму выделили городские власти.

Чиновничий ум извилист, никогда не угадаешь, в какую сторону петлять начнет. В любимой многими мелодраме «Мама вышла замуж» дама из обкома партии увидела поклеп на рабочий класс, потому что женщины-маляры во время обеденного перерыва загорают на крыше в простеньком нижнем белье. Вырезали сцену, где герои качаются на качелях под суперпопулярную «Ладу». Почему? Из-за припева «Нам столетья не преграда» — как же это можно в год 100-летия Владимира Ильича Ленина! Фильм выпустили ограниченным тиражом, «Ленинградская правда» напечатала разгромную рецензию под двусмысленным заголовком «Диагонали любви на экране».

Виталий Мельников Семь невест ефрейтора Збруева семен морозов— Практически все мои картины попадали во всякого рода передряги. Но самый ощутимый удар мне нанесли с фильмом «Отпуск в сентябре» по вампиловской пьесе «Утиная охота». Его просто закрыли на 8 лет. Возможно, это привело к преждевременной кончине Олега Даля. Он переживал, что плохо сыграл. А ведь это, наверное, его лучшая роль.

За 60 с лишним лет работы в кино, сначала документальном, потом игровом, Виталий Мельников так и не перестал считать его чудом. Анализ и рассуждения оставляет критикам: мол, заумь — это их хлеб. У него же мерило одно: если в зале смеются или плачут, значит, хороший фильм.

Запись в трудовой книжке: «Принят на работу на киностудию «Ленфильм» в качестве режиссера-постановщика. 1964 год». Здесь он снял более двадцати фильмов: «Начальник Чукотки», «Мама вышла замуж», «Семь невест ефрейтора Збруева», «Здравствуй и прощай», «Старший сын», «Отпуск в сентябре», «Выйти замуж за капитана», «Царская охота», «Бедный, бедный Павел», «Луной был полон сад», «Поклонница»… Что ни название — хит. Создал особый жанр — «кино Виталия Мельникова». Его называют «актерским» режиссером. Евгений Леонов и Алексей Грибов, Светлана Крючкова и Олег Борисов, Олег Ефремов и Людмила Зайцева, Олег Даль и Юрий Богатырев, Ирина Купченко и Николай Караченцов, Олег Табаков и Николай Еременко, Михаил Кононов и Зинаида Шарко, Лев Дуров и Олег Янковский — некоторые благодаря ему получили звездный билет в профессию. О Мельникове говорят: «живой классик». Другой бы позолотой покрылся. А он…

— Это меня пугает. Когда я начинал, по коридорам «Ленфильма» ходили еще суперклассики советской эпохи. Я смотрел на них и думал: неужели, стану таким же? Нет, они все были умны и виртуозно знали свое ремесло. Но отчего-то казались мне очень занудными. Да простят меня наши мэтры…

Он родился 1 мая. В детстве считал, что это в его честь играют оркестры и веселится народ. В 1937-м отца, работавшего лесничим, забрали. С вопросом «За что?» мама прожила всю жизнь. Спустя годы дочь Виталия Вячеславовича Мельникова по архивным документам восстановила последние дни жизни своего деда, которого никогда не видела. Интеллигентного, тихого человека жестоко мучили, убили без суда и следствия. Мельников говорить об этом не может — очень больно.

Виталий Мельников начальник чукотки михаил кононовА тогда добрые люди убеждали мать: не мозольте глаза, уезжайте. И она с сыном-школьником отправилась с берегов Амура к родственникам в Сибирь. Жили очень бедно, Виталий с агитбригадой ездил по деревням, кино крутил. По наивности думал, что всем заправляет директор фильма — уж очень нравились мальчику эти слова, написанные в титрах большими буквами. Мечтал стать директором фильма. В 1945-м, окончив школу, через полстраны в теплушке отправился в столицу — поступать во ВГИК. На вокзале украли все деньги, ВГИК еще не вернулся из эвакуации, пришлось пойти учиться в Менделеевку — в химико-технологический институт. На жизнь зарабатывал, спекулируя театральными билетами, разгружая ящики на базе, расплачивались с ним полусгнившими овощами. ВГИК вернулся, и Мельников тут же отнес документы.

На приемную комиссию, в которой были Эйзенштейн и Юткевич, он произвел сильное впечатление — полным отсутствием знаний, аттестатом зрелости, отпечатанным на этикетке от консервов «Муксун в томате», и подробным пересказом «Боевого киносборника № 7», автором которого был сам Юткевич. Мэтры решили: вот он, человек из народа, из самой что ни на есть глубинки, искренний и непосредственный, — одним словом, «чистый лист». В начале 1950-х вождь СССР Сталин провозгласил: «Лучше снимать меньше, да лучше». Без работы остались сотни кинематографистов. В 1951 году было выпущено всего девять фильмов. Мельников понял: в художественное кино ему путь заказан. Так он оказался на «Леннаучфильме».

— Война закончилась недавно, и Ленинград хранил еще следы блокады. Многие дома не успели восстановить, а из подъездов пахло треской и щами — это был главный запах Питера того времени. На «Леннаучфильме» щами не пахло. Тут вообще никто не думал о еде, карточках, неустроенном быте. Студия все еще жила по законам киношного братства, образовавшегося в годы блокады. Работы было много. Преобладала «заказуха». «Санпросвет» хотел кино о том, как бороться с гриппом и вшами. Министерство обороны делало особо секретный киноматериал об испытаниях оружия. То и дело у просмотровых залов стояла охрана из автоматчиков. Моим оператором был Борис Дементьев. Он прошел всю войну, в 1945-м первым снял разрушенную рейхсканцелярию и мертвое семейство Геббельса. В трамвае он пригибался при каждом резком звуке — привычка блокадных времен.

виталитй мельников Выйти замуж за капитана вера глаголева виктор проскуринНесколько лет назад Мельников написал сценарий о блокадных кинооператорах. Жить в этом городе и не ощущать того времени невозможно, уверен он, — всюду отметины. Да и жена, вместе с которой они более шестидесяти лет, девочкой пережила блокаду. Тамару, свою главную любовь, Виталий Вячеславович встретил на студии. Жить молодым было негде, и режиссер Владимир Николаи отдал им собственную комнату в коммуналке. Не сдал, а именно отдал. Такое отношение было у старших коллег к младшим: не поучать, а учить, не нотации читать, а помогать. Над молодым режиссером взяли шефство.

— «Леннаучпоповцы» вытащили меня в большое кино. Однажды оператор легендарного «Чапаева» Александр Иванович Сигаев, тоже после войны осевший на «Леннаучфильме», схватил меня в Доме кино за руку и куда-то потащил. В комнате сидел вальяжный человек. «Слышь, Оська! — обратился к нему Сигаев. — Ты картину начинаешь — возьми к себе вот его. Очень талантливый парень!» Оськой оказался режиссер Иосиф Хейфиц. Так началась моя работа на «Ленфильме».

Первый игровой фильм-короткометражка назывался «Барбос в гостях у Бобика». По иронии судьбы в том же павильоне снимал «Гамлета» Григорий Козинцев. Рабочие графики обеих групп висели рядом: возведение декорации «Замок Эльсинор» соседствовало с «Конурой Барбоса». Никто никому не мешал.

 

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

сорок шесть − сорок =