Вера Воронкова — У меня необычная внешность

Вера Воронкова актриса биография личная жизнь«Женщина должна делать зарядку, влюбляться, а в идеале быть любимой. Тогда никакие косметические средства ей не понадобятся», — считает актриса Вера Воронкова.

— Вера, в детстве ты серьезно занималась танцами. Почему это не стало твоей профессией?

— Я действительно обожала танцевать. В 9 лет случайно увидела выступление детского коллектива и сама перевелась в школу, где учились эти ребята. А когда нам было лет по 14, наши спектакли с уклоном в драму увидел московский режиссер и организовал театральную студию. Мы ездили даже в Москву. Вот там мне и сказали, что я должна поступать в театральный. И я поступала — много, бесконечно.

— Почему не удалось с первой попытки?

— Когда ты живешь в «Заре коммунизма», то у тебя нет конкуренции. А в Москве на одну такую, как я, еще три таких же приходится. Просто я была не готова, мало что знала.

— И что делала дальше?

— В Театре Моссовета работала уборщицей, а потом помощницей администратора Малой сцены. Я была поклонницей Натальи Теняковой, и, видимо, мы так хорошо «сырили», что Сергей Юрьевич Юрский однажды спросил меня: «Вы хотите поступать? Ну, почитайте». А после сказал: «Вам будет сложно, но надо поступать». Наверное, он имел в виду мое лицо. Я знаю, что у меня необычная внешность — то ли еврейка, то ли армянка, то ли итальянка. И это несоответствие внутреннего и внешнего преследует меня всю жизнь. Олег Павлович Табаков как-то сказал: «Понимаешь, ты можешь все, но рядом всегда будет человек, который умеет что-то одно, — и возьмут его».

— Как долго ты проработала?

— Три года. А в театральный я поступила лишь на четвертый год и долгое время, уже будучи состоявшейся актрисой, испытывала комплекс по этому поводу. Пока не познакомилась с Инной Михайловной Чуриковой и не узнала, что у нее тоже были четыре попытки. А она -королева сцены! Но ей повезло встретить Глеба Анатольевича Панфилова, с которым они не только супруги, но и соратники. Вот уже два года мы вместе играем в спектакле «Аудиенция» и я имею удовольствие наблюдать за ними. Теперь понятно, почему я не замужем? (Смеется.)

— Но ты же была?

— Да, два раза — официально, а фактически — четыре. Я просто очень любопытная (смеется).

— Первый брак был еще в Школе-студии МХАТа?

— Да. Как-то попала на показ второкурсников мастерской Брусникина и Козака, и Костя Чепурин играл так, что в перерыве я подошла к нему с комплиментами. Он был очень стеснительный, начитанный мальчик. Выяснилось, что он тоже из Одинцова, наши дома стояли напротив друг друга! А уже на съемках у нас начался роман, и во МХАТ мы пришли мужем и женой.

— Сколько лет вы жили вместе?

— Восемь. Четыре года до рождения Вани и столько же после. Для того чтобы нормально работать, мне необходимо состояние влюбленности. Но то, как менялись мои мужья, свидетельствует о том, что эта часть жизни для меня не главная (улыбается).

— Ты полностью погрузилась в материнство?

— Я же актриса, и в предлагаемые обстоятельства погружалась два раза по полтора года. Ваньку я родила достаточно поздно, почти в тридцать, а Машку в сорок три. Мне казалось, что уж для девочки я буду идеальной мамой, но через неделю уже вышла на работу.

— Маша никогда не жаловалась, что ей тебя не хватало?

— Если честно, то, конечно, мама была нужна. Она считает, что ей недодано внимания. Ваня никогда об этом не говорил, но, наверное, тоже так думает.

— Ему уже 23 года, есть девушка… Какие у вас отношения?

— С тех пор как мы разъехались — идеальные. И девушка его мне очень нравится. Они живут уже много лет, вместе работают. Так что сын из-под маминого крыла сразу попал под другое, такое же теплое, и прекрасно себя чувствует (смеется).

— Чем он занимается?

— Звукорежиссер, окончил ВГИК.

— Профессию выбирал сам?

— Сами они ничего не хотят. Во многом это было наше с Костей решение. В какой-то период Ваня подумывал стать актером, но мы были против. Звукорежиссер — это все-таки мужская профессия. Со временем сын увлекся, с третьего курса начал работать. Сейчас занимается монтажом дубляжа в хороших проектах.

— Машу ты решила отдать во французский колледж. Почему?

— Это значительно дешевле, чем учеба в английской школе. К тому же мы живем рядом с французским посольством.

— А ты знаешь французский?

— Нет, начинала вместе с Машей с нуля. Через две недели дочь заговорила, а я все учу (смеется).

— Ты только что вернулась из Лондона, где была на гастролях с Театром имени Пушкина. Хватило времени на шопинг?

— Мы сыграли шесть спектаклей за четыре дня, поэтому оставалось свободных всего полдня. Зато мы со знакомым успели побывать в настоящем английском клубе. Это закрытое заведение, где тебя никто не замечает, ты чувствуешь себя свободно и комфортно. Столько джентльменов в одном месте, да еще с сигарами, я не видела! (Смеется.) Вдруг часа через четыре все исчезли, и мы еще какое-то время сидели вдвоем. Это было прекрасно!

Но, несмотря на цейтнот, я все же позволила себе небольшой шопинг. Для роли в «Аудиенции» купила духи Penhaligon’s Bluebell, которые любила Маргарет Тэтчер. К премьере мне привез их Ванечка Панфилов, но они у меня закончились. Честно говоря, это не мой запах — травянистый, очень английский, но перед спектаклем я душусь только «колокольчиком».

— После многочисленных перевоплощений у тебя еще остался интерес к нарядам в обыденной жизни?

— Конечно. Я не поклонница строгой классики, хотя платья-футляры мне идут. Предпочитаю свободный крой, асимметрию, дизайнерскую одежду — не самую крутую и дорогую, но интересную. Очень люблю магазины «Траффик», Adress. Когда бываю в Испании, обязательно захожу в Desigual, хотя в последнее время они немного разочаровывают.

— Часто вижу тебя в красном, даже алом. Какие еще цвета тебе нравятся?

— Почти все оттенки зеленого. Несколько раз на открытии сезона я была в изумрудном. Конечно, уважаю черный — это классика. А самые любимые — травянистый зеленый, терракотовый.

— Готова ли ты потратить неприлично большую сумму на понравившуюся вещь?

— Да, это абсолютно моя история — купить, даже если нет денег! (Смеется.) Помню, сто лет назад мне выплатили гонорар за съемки и я позволила себе брючный костюм Boss — брюки, жакет и две рубашки — за три тысячи евро. А потом еще две сумки и пару туфель Salvatore Ferragamo. Доказывала себе, какая я независимая (смеется).

— Ты носишь украшения?

— Только на сцене. У меня есть немного бриллиантов, но я их редко надеваю. Все, что мешает или стесняет, меня раздражает.

— Какую обувь ты предпочитаешь?

— В обычной жизни ношу то, в чем удобно. Я не за рулем, передвигаюсь чаще всего пешком. Точнее, бегаю (улыбается). Но каблуки люблю, причем самой необычной формы — кривые, косые (смеется). Этим летом купила себе в Вероне потрясающие босоножки, а потом долго искала к ним платье. И нашла в Ницце — естественно, красно-оранжевое.

— Ты когда-нибудь кардинально меняла цвет волос?

— Однажды ради роли я покрасилась в радикально черный цвет, а роль так и не сыграла. Краску потом еле вымыла. Вообще, я уже очень давно крашу волосы в свой цвет. Дело в том, что во мне есть армянская кровь, а там уже в двадцать пять лет все седые.

— Многие актрисы не любят повседневный макияж, объясняя это тем, что грима им хватает на работе…

— Да, я тоже бегаю с чистым лицом, на пробы — минимум косметики. Мне кажется, что при моем состоянии кожи я еще могу себе это позволить (улыбается). Пользуюсь кремом с гиалуронкой. Года полтора делаю гимнастику для лица. Не могу сказать, что серьезные проблемы ушли, но и ухудшений нет, что тоже неплохо. Когда есть деньги, прохожу курс массажа. Это очень эффективно. Не делаю никаких чисток, ботокса, мезотерапии, хоть и говорят, что стыдно сегодня не пользоваться достижениями современной косметологии.

— Как ты поддерживаешь форму?

— Такая конституция. Моя мама, которой уже 94 года, очень долго выглядела подтянуто, хотя ничего для этого не делала. Кроме того, я всю жизнь плаваю, регулярно хожу в бассейн. А все остальное вызывает у меня скуку. Я знаю людей, которые постоянно заняты собой. Возможно, это самая большая моя проблема, но я не настолько себя люблю. Ну и деньги не позволяют…

2019

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ двадцать четыре = тридцать два