Валдис Пельш — Телевидение держится на идеалистах

Валдис Пельш ведущий фото Валдис Пельш — ведущий нового шоу Первого канала «Русский керлинг» рассказал нашему корреспонденту, почему после серьезных документальных проектов он вернулся в развлекательное телевидение.

— Валдис, после восхождения на Эверест, путешествия в Антарктиду и к белым акулам вам захотелось перевести дух?

— Вообще, говорить о том, что я уходил из развлекательного телевидения, не совсем верно. Программа «Угадай мелодию», теперь выходит только в новогодние праздники. После вся группа отправляется «на каникулы», а у меня появляется возможность снимать документальное кино. В декабре прошлого года мне предложили вести новую программу, но я отказался, поскольку собирался на съемки в Антарктиду. Уже на полярной станции «Прогресс» узнал, что съемки перенесли на конец января. К этому времени я уже должен был вернуться — и согласился. Лишь потом сообразил, что даже не знаю, о чем проект. Так что в курс дела пришлось входить прямо на съемочной площадке.

— О вкусах, конечно, не спорят, но керлинг, на мой взгляд, не самый зрелищный вид спорта. Будет ли это интересно зрителю?

— Для успеха любого нового проекта должно сойтись много факторов: сценарий, декорации, подбор участников, режиссер, оператор, ведущий, музыка. Мы только стартовали, но на площадке уже было несколько очень драматургичных моментов, когда от одного броска зависел исход часовой партии. Посмотрите повнимательнее программу — возможно, вы измените свое мнение. Поверьте, керлинг — это очень захватывающе и очень непросто.

— А вам не показалось, что игроки, чтобы создать хоть какую-то видимость движухи, несколько переигрывают — громко кричат, активно жестикулируют?

— У меня нет такого ощущения. В конце концов, даже «спокойные» шахматы вызывают сильнейшие эмоции. Что же говорить о нас? Так что страсти на площадке действительно зашкаливали. И не только у игроков — я и вся съемочная группа были абсолютно искренни в своих проявлениях и выкладывались по максимуму.

— В программе участвуют известные люди. А есть ли среди них те, с кем вы дружите, выпиваете, играете в преферанс?

— Ну, в преферанс я играю только на своей дропзоне (площадка для прыжков с парашютом) — на укладку запасного парашюта. И не выпиваю. Среди участников есть мои хорошие знакомые, давние приятели, но не друзья.

— Чего лично вы ждете от этого проекта?

— Буду очень рад, если он пройдет с хорошим рейтингом и руководство Первого канала закажет следующий сезон. Сейчас же я пребываю в волнительном ожидании — до тех пор, пока зритель не проголосует кнопкой на своем пульте, ничего не понятно.

— Но ведь многие смотрят телепрограммы не в эфире, а на интернет-ресурсах…

— Да, это так. И если раньше фраза «Я телевизор не смотрю» выглядела позерством, то сейчас это реальность. Надеюсь, что канал приложит усилия для продвижения проекта в Сети.

— На съемках присутствовал настоящий дух соперничества?

— Такого «Ребята, мы же здесь все друзья» никогда не было. Между командами идет борьба, и подчас довольно жесткая, когда все реверансы остаются за пределами льда.

— Валдис, не так давно на Первом канале вышел ваш документальный проект «Большой белый танец». Вот его скучным точно не назовешь! Вы действительно рисковали?

Валдис Пельш алексей кортнев— Реальный риск мы старались свести до минимума. Прежде чем погрузиться без клетки, уже кое-что понимали о поведении акул, научились его прогнозировать. Съемки были достаточно спокойными, поскольку мы видели, что нападение вряд ли произойдет. А если вдруг, то у нас была возможность нырнуть в люк. Но наши «партнеры» вели себя исключительно дружелюбно.

— Это один из посылов вашего фильма — показать, что большие белые акулы вовсе не такие страшные, как о них принято думать?

— Они действительно не такие страшные, и встреча с бездомным псом на городском пустыре может привести к гораздо более плачевным последствиям. Но основная задача все-таки состояла в другом — сформировать у наших соотечественников ответственное отношение к природе, желание заботиться о ней. Ведь на сегодняшний день на планете осталось всего три с половиной тысячи больших белых акул. Просто повезло, что нам удалось снять целых четырнадцать особей.

Андрей Вадимович Макаревич, например, участвовал в нескольких экспедициях по поиску большой белой акулы, но безрезультатно. А мы в первый же день минут через сорок после погружения уже установили контакт с большой белой акулой. Но потому-то и выбрали остров Гуадалупе, считающийся одним из лучших мест в мире для наблюдения за белыми акулами. Лодку арендовали за год до старта — у нас еще не было ни сценария, ни спонсоров. Но таковы правила, если вы хотите снимать там фильм. Другая часть съемок должна была проходить в Южной Африке, в районе Кейптауна, но за две недели до вылета нам сообщили, что все акулы ушли из-за стаи косаток. Обидно, конечно, потому что была большая вероятность снять больших белых акул в прыжке.

— Правда, что несколько лет назад во время погружения вас атаковала акула?

— Это произошло в Тихом океане. Мы совершили серьезную ошибку: раздразнили галапагосских акул тунцовой приманкой, посмотрели, как они хватают этого тунца, и, вдоволь натешившись, пошли на погружение. Я был замыкающим, и самка меня просто отсекла от группы…

— Как это?

— Акула начинает кружить вокруг вас — это плохой знак, но еще не самое страшное, поскольку она может и уйти. Но при этом плыть с группой уже невозможно: вы должны ни на секунду не упускать акулу из виду. А вот когда круги резко начинают сужаться, дело совсем плохо. Акула принимает горбатую позу и идет на вас. В этот момент надо резко выдвинуться ей навстречу, а запасной регулятор поставить на подачу воздуха — акулы не любят пузыри. Иными словами, вы должны создать нестандартную ситуацию, когда жертва не убегает, а атакует. Но если и это не поможет, надо успеть упереться в нее руками, нанося удары по рылу — это самое чувствительное место. В моем случае акула ушла, будучи примерно в сорока сантиметрах от лица. То есть я все сделал правильно.

— Было очень страшно?

— Бояться вы будете потом. Дайверы делятся на две категории — суетливые и долгоживущие. Вот и выбирайте, в какой вы.

— Наверное, в суетливой.

— Ну, тогда погружения — это не ваше (смеется).

— Вы занимаетесь еще и парашютным спортом, установили несколько рекордов. Были ли ситуации, когда вы, как говорится, уже прощались с жизнью?

— Если быть точным, то у меня четыре рекорда России, три — Европы и один — мира. Да, были весьма неприятные ситуации на больших формациях, низкие раскрытия, сложности при приземлении и так далее. Но об этом бессмысленно рассказывать. Профессионалы легко поймут, что такое перехлест строп или чем отказ полный отличается от отказа частичного. А тем, кто далек от парашютного спорта, придется слишком долго объяснять.

— На ваш взгляд, какие качества необходимы человеку, решившему заняться прыжками с парашютом?

— Этот вид спорта предполагает серьезную ответственность за действия во внештатных ситуациях. Мы это называем особыми случаями. В небе ты остаешься с опасностью один на один, сам решаешь возникшие проблемы, вспоминаешь, чему учили умные и опытные люди. И если добрался до земли живой и здоровый, значит, все сделал правильно. Несоблюдение правил приводит к трагическим последствиям — несколько раз я был свидетелем гибели людей.

— Что заставляет вас прыгать с парашютом, забираться на Эверест, пересекать Антарктиду? Вы экстремал?

— (Смеется.) Те, кто в интервью с гордостью произносят: да, я экстремал, как правило, таковыми не являются, им просто нравится слово. В том же парашютном спорте есть категория прыжков, при которых происходит чрезвычайно много несчастных случаев. Я занимаюсь видами спорта, не связанными с серьезным риском. И при неукоснительном соблюдении всех правил они даже чуть менее травматичны, чем, например, горные лыжи. Так сложилось, что мне нравится парашютный спорт, технический дайвинг, и ничего экстраординарного в этом нет. Если человек не поднимает планку риска, то все это достаточно безопасно. Хотя своим детям я даже думать запретил о прыжках.

— Почему?

Валдис Пельш съемки в эрмитаже— Даже после обучения по международной системе AFF вы еще плохо подготовлены. И столкнувшиеся в воздухе в 2011 году актер Алексей Завьялов и студент Михаил Мельник — наглядное тому подтверждение. У одного это был первый прыжок, у другого шестой. К сожалению, случаются ситуации, когда вы можете погибнуть из-за вашего же коллеги.

— А чем занимаются ваши дети? Телевидение им интересно?

— Старшая дочь имеет отношение к медиа, но в интернет-пространстве. Младшие вообще телевизор не смотрят. Все, что им интересно, они находят в Сети. Телевидение сейчас в очень сложном положении, и ближайшие 3-4 года станут для него решающими. Основная проблема для крупных каналов состоит в необходимости удержать свою возрастную аудиторию и постараться привлечь молодежь. Но я плохо представляю, чтобы, например, интернетовская «Лига плохих шуток» попала в эфир какого-нибудь телеканала. Хотя говорить о том, что эра телевидения закончилась, явно преждевременно.

— Как-то вы сказали, что главная идея телевизионщиков 1990-х сделать мир лучше давно забыта, сегодня на телевидении зарабатывают деньги. Вам не грустно от этого?

— Мои проекты, как мне кажется, способны хоть немного улучшить мир. При этом существует огромное количество людей, которые ежедневно просто стреляют себе в ногу, создавая низкопробный и абсолютно бессмысленный контент. Но я уверен, что телевидение держится на идеалистах. Их мало, но они есть.

— Говорят, что вы с Федором Конюховым готовите совместный проект…

— Говорить об этом еще рано, мы пока на стадии предварительных переговоров с его сыном Оскаром. А сам Федор сейчас на веслах обходит Антарктиду. В своем фильме мы хотим подробно рассказать, как Конюхов готовится к путешествиям, что называется, показать кухню. Пока мы заняты поисками спонсоров. Найдем — сделаем, не найдем — сделаем позже.

— А куда именно планирует отправиться Конюхов и ваша съемочная группа?

— Кто же вам об этом расскажет! (Смеется.) Помните слова Цезаря: «Если бы моя туника знала о моих планах, я бы ее сжег»?

Краткая биография.

Валдис Пельш родился 5 июня 1967 г. в Риге. Окончил философский факультет МГУ. Вместе с Алексеем Кортневым создали группу «Несчастный случай». В 1995 г. попал в Книгу рекордов Гиннесса: программу «Угадай мелодию» одновременно посмотрели 132 миллиона человек. Ведущий так размахивал руками, что получил прозвище «человек-мельница». Также вел передачи «Русская рулетка», «Розыгрыш», «Хочу знать», «Время обедать!» и др. Женат. Отец четверых детей.

2019

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + один =