Татьяна Устинова – Мы живем в раю

Татьяна Устинова фото Накануне 50-летия знаменитой писательницы Татьяны Устиновой мы провели маленькое расследование и узнали, почему она боялась Боярского, как феноменально похудела и чего ждет от будущего.

— Татьяна, вы легко согласились на предложение стать ведущей и кто был вашим первым героем?

— Я почти не раздумывала. Телевидение — абсолютно моя история, мне очень нравится процесс съемок, люблю людей, которые работают в студии, — светотехников, гримеров, костюмеров. А когда режиссер командует: «Мотор!» и звучат аплодисменты, испытываю просто восторг! Это момент счастья. Первым моим гостем был прекрасный Михаил Боярский. Я боялась его как огня, потому что собеседник он непростой. Глупости спрашивать — как вам роль Д’Артаньяна? – было стыдно, а придумать умное — сложно. Но к счастью, он был ко мне снисходителен, и поговорили мы хорошо. Не только про его ранние роли, но и про жизнь, детей, молодость, вспоминать которую и хочется, и не хочется, потому что ничего уже не вернешь. Недавно, пересматривая этот эфир, я обнаружила, что вид у меня как у хомяка, которого настиг волк (смеется).

— Выбор героя — это ваше право или прерогатива редакторов?

— Формированием пула гостей занимаются редакторы. Но я имею право вносить в него коррективы. Иногда сама предлагаю кандидатуру — и тогда уже шеф-редактор соглашается или нет.

— Кто вам особенно запомнился?

Татьяна Устинова книги произведения— Я мечтала поговорить с певицей Ириной Богушевской, и встреча с ней не разочаровала. Очень понравился сценарист Эдуард Володарский — человек с необыкновенным чувством юмора, с ним можно говорить часами. Актер и режиссер Сергей Газаров, Павел Семенович Лунгин, Станислав Сергеевич Говорухин… Марк Анатольевич Захаров интереснейший собеседник, годами бы разговаривала с ним и его дочерью Сашей.

— Вы их вдвоем приглашали?

— Нет, но их похожесть — кстати, как и различие — абсолютная. И блеск таланта в обоих! В какой-то момент я задала, с точки зрения Марка Анатольевича, не очень умный вопрос, так он взглянул на меня чуть искоса и спросил: «А вы за дело мира боретесь, Татьяна Васильевна?» — «Нет». — «Плохо».

— Вам нравится современная манера обращаться к собеседнику только по имени?

— До определенного возраста это нормально, а после выглядит глупо. Ну как называть 80-летнего Говорухина — Станислав? Нет, в этом я консерватор.

— А если нужно задать собеседнику неудобный вопрос?

— Спрашиваю очень деликатно и только когда чувствую, что есть контакт. Как правило, ближе к середине разговора. Еще очень важно, чтобы человек понимал: я интересуюсь не ради дешевой сенсации. Вот, к примеру, пришла Катя Семенова… Я еще спросить ничего не успела, как она выпалила: «Вы знаете, я развелась с мужем». И стала рассказывать, что пережила за последние месяцы. В таких случаях моя задача — выслушать. Случается, что у нас с шеф-редактором и у героя программы разные представления о неудобных вопросах. К примеру, у молодой актрисы внебрачный ребенок — и нам кажется, что вопрос о нем ее смутит. Но выясняется, что ее больше волнуют отношения с отцом.

— Есть темы, которые вы стараетесь не обсуждать?

Татьяна Устинова писательница— Конечно. Помню, Вадим Демчог в конце вдруг спросил, почему я не задала ни одного вопроса о его личной жизни. А у него была целая череда жен. Я даже не нашлась что ответить. Вовсе не жены меня волновали. Мне было интересно, как сформировалось его убеждение в том, что все должны носить маски, и кто его, бедолагу, в детстве так напугал.

— В программе разрешается импровизировать?

— Обязательно. К тому же у нас не прямой эфир, всегда можно что-то исправить, вырезать. Татьяне Дорониной я поцеловала руку. Она никогда не относилась к числу моих любимых актрис, но, когда начала говорить, я все поняла. Это человек, от которого невозможно оторваться. Мы беседовали часа три, группа не хотела расходиться.

— Представьте ситуацию, что берете интервью у себя самой.

— Первая «я» вдохновенно брехала бы, а «я» другая, сидя напротив, смеялась бы над ней.

— Что вы спросили бы у себя?

— Вопросов у меня к себе много. Почему в молодости я столько времени потратила на всю эту канитель: я некрасивая, мало зарабатываю, кто-то мной недоволен… Спросила бы, почему я так невнимательна к близким. Но не знаю, смогла ли бы ответить.

— Перенимаете ли вы опыт коллег? Кто вам наиболее интересен?

— Идеал для меня — Андрей Максимов. Говорю без преувеличения — а интервьюеров я видела много, в том числе и иностранцев. Вот кто умеет очень деликатно вывести собеседника на тот уровень доверия, какой возможен только между близкими людьми! Та же Опра Уинфри вынуждена без умолку говорить, чтобы зритель у экрана не заснул. Максимову это не нужно.

— А как вам Юрий Дудь?

— Замечательный! Просто он еще молод, поэтому иногда более «взрослые» собеседники делают его на раз. Со временем из него получится хороший интервьюер.

— Перед вами прошло много ярких личностей. Наделяли ли их чертами литературных персонажей?

— В моей последней книге «Земное притяжение» есть такой герой. Внимательный читатель сразу все поймет.

— Как вы относитесь к благотворительным фондам?

Татьяна Устинова сад огород цветы дача— К людям, которые посвятили этому жизнь, — с глубочайшим уважением. Волонтеры для меня просто святые. Я помогаю, когда ко мне обращаются: деньги на операции детей, инвалидные коляски… Но в благотворительных фондах не участвую.

— Боитесь обмана?

— Дело не в этом. Вот, например, планируется поездка в детский дом. Если что-то нужно — телевизор, компьютер, продукты, — куплю и передам. Но сама не поеду. Потому что, увидев этих детей, стану социально опасной. Я найду их родителей, подкараулю в темном переулке и тресну кирпичом по голове. Меня посадят в тюрьму, и мои дети останутся сиротами. У меня с детства обостренное восприятие этой боли. Я понимаю, что это малодушие, но…

— Расскажите, пожалуйста, о своих сыновьях. Чем они занимаются?

— Старший, Михаил, работает в летно-исследовательском институте имени Громова, причем там же до сих пор работает его дед — мой папа, а когда-то работал его прадедушка. Но главное, что ему все это близко — самолеты, траектории. Тимофей учится в десятом классе, такой же оболтус, как и раньше. Любит читать, может, пойдет по моим стопам (улыбается).

— Татьяна, заранее простите за не слишком деликатный вопрос, но, когда набираешь ваше имя в строке поисковика, тут же выпадают ссылки о вашем похудении. Можно узнать об этом из первых уст?

— Хочу сказать всем женщинам: если у вас есть лишние пять килограммов, либо избавьтесь от них, либо забудьте. Это не лишний вес, а выдумка редакторов глянца, которым надо продавать продукцию модельеров специфической сексуальной ориентации: в их системе координат женщина должна выглядеть как 13-летний юноша. А вот если лишний вес превышает все возможные нормы, как это было у меня, и становится серьезной проблемой для здоровья, нужно идти к врачу. Никакие диеты, роса, лунный свет и даже спорт не помогут сбросить пятьдесят килограммов. Необходимо комплексное лечение препаратами, которые придется принимать в течение многих лет, и перестройка всей системы питания.

— Вопрос от моей одинокой 45-летней приятельницы: стоит ли связывать жизнь с умным, образованным, но пережившим алкогольный синдром и не очень обеспеченным мужчиной?

Татьяна Устинова мой герой ведущая— Представляете, как интересно достать его из подворотни, отмыть, постричь, надушить, купить ему новые брюки. Водить на вернисажи… Красота!

— Вы верите в успех такого эксперимента?

— Конечно. Жизнь шире, чем наши представления о ней.

— Татьяна, приближается ваш юбилей… В чем вы видите преимущества возраста? И есть ли они?

— Пока не поняла. У меня потерь гораздо больше, чем приобретений: стареют родители, болеют близкие, уходит время, и ты отчетливее понимаешь, что эта дорога конечна… Из приобретений назову, пожалуй, жизненный опыт: ситуации, которые раньше казались мне неразрешимыми — в школе, с детьми, мужем, — теперь выглядят смешными. Я считаю, что главная задача людей, перешедших рубеж среднего возраста, — не мешать детям, близким, не перекладывать на них свои проблемы, болезни, сохранять адекватность.

— Обычно писатели — неплохие провидцы. Как вы представляете жизнь через 100 лет?

— По мнению социологов, политологов и антропологов, информационные технологии повлекут за собой полное переустройство мира: в людей будет вживлен искусственный интеллект и все станут сметливы как белки и быстры как кенгуру. Так вот, ни во что из этого я не верю! Пока Господь человеческую природу не переделал, будут романтические девушки и циничные негодяи, злобные мачехи и добрые Золушки, трудные дети и переживающие за них родители. Правда, через сто лет мир не будет таким прекрасным: сейчас, повторю вслед за Веллером, мы живем в раю!

— Вы серьезно?

— Абсолютно. Мы не умираем в 30 лет от простуды, потому что изобретены антибиотики. Нашим детям не страшны корь и многие опасные болезни, потому что есть вакцины. Мы все еще можем пить чистую воду и дышать свежим воздухом. Поехать в лес, набрать грибов и ягод, валяться на лужайке, обнимая своих детей и собак… И все равно мы недовольны, но такова человеческая природа.

2018

 

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

× девять = двадцать семь