Татьяна Тотьмянина — Мне присущи все женские радости

Татьяна Тотьмянина фигуристка фотоОлимпийские чемпионы знают, какой ценой достаются медали. Слезы, травмы, интриги, пот и кровь… Поэтому они не спешат отдавать своих девочек в большой спорт. Об этом мы поговорили с фигуристкой Татьяной Тотьмяниной.

— Татьяна, после того как Вы с Максимом Марининым завоевали золото на Олимпиаде в Турине, прошло 12лет. Продолжаете следить за тем, что происходит на льду?

— На прошедших Играх я болела за наших девочек — Алину Загитову и Женю Медведеву. Вообще, нынешний уровень фигурного катания изумляет. Еще недавно четверной прыжок в произвольной программе был чем-то из области фантастики. А сейчас у американского фигуриста Нэтана Чена их шесть! В танцах теперь все определяется уровнями. Нередко бывает так, что какая-нибудь пара сделает поддержку или вращение четвертого уровня — и все начинают повторять, потому что элемент дает заведомо высокий балл. Зато более оригинальными становятся костюмы, спортсмены придумывают новые образы, рискуют.

— Есть ли у нас шанс вернуть себе лидерство в фигурном катании?

— К сожалению, наша сила разбрелась по миру. Мы пожинаем плоды 1990-х, когда тренеры были вынуждены уезжать из страны, чтобы как-то выжить. Некоторые вернулись, но многие продолжают тренировать иностранных спортсменов. Хотя надежда, безусловно, есть: например, наше женское одиночное катание еще недавно не могло похвастаться победами, а сейчас девочки тянут на себе всю команду…

— Только любовью к фигурному катанию можно объяснить популярность ледовых телешоу. В чем, на Ваш взгляд, секрет успеха спектакля «Ромео и Джульетта»?

— Я участвовала во многих проектах в Америке, Азии, Европе, и считаю, что на сегодняшний день «Ромео и Джульетта» — лучшее ледовое шоу в мире. В нем принимают участие шесть олимпийских чемпионов — уникальный случай! Команда Ильи Авербуха существует уже четырнадцать лет, и он подбирает роли исходя из возможностей каждого артиста, если необходимо, создает новые сюжетные линии. Специально для шоу была написана великолепная музыка. У нас очень сильный ледовый балет, воздушная акробатика, сложнейшие декорации, спецэффекты. Счастье участвовать в таком проекте! Кстати, на репетициях Илья смотрит спектакль из разных точек зала, чтобы каждому зрителю было комфортно.

— Вам удалось сохранить дух шекспировской драмы, в том числе с помощью декораций и костюмов, которые воссоздают образ средневековой Вероны. А будут ли неожиданные сюжетные повороты?

Татьяна Тотьмянина Максим Маринин ромео и джульетта— У нас классическая версия, но один новый персонаж — Чума, которая сеет горе, вражду, ненависть, — все же появляется. Оксана Домнина создала очень яркий образ.

— Сложно ли вам, спортсменам, перевоплощаться в драматических актеров?

— В телевизионных проектах, особенно «Ледниковом периоде», фигуристы прошли серьезную школу актерского мастерства. Зрителя не обманешь. Невозможно вызвать подлинные эмоции без абсолютного погружения в роль.

— Алексею в этой постановке досталась роль Меркуцио. Вы даете друг другу профессиональные советы?

— За два с половиной часа мы даже не видимся (смеется). Но конечно, во время репетиций иногда просим друг друга взглянуть «со стороны», как получается. Но чтобы кто-то из нас сказал: держи спину, здесь улыбнись, там поплачь — такого не бывает.

— Спортивный характер помогает преодолевать трудности? Я имею в виду ваш досадный перелом ноги в декабре…

— Мы действительно другие, даже травмы у нас заживают иначе. Для большинства нормальных людей ОРВИ – это больничный, а мы, спортсмены, таких проблем со здоровьем просто не замечаем. Главное в жизни — иметь цель. На первом же новогоднем спектакле три с половиной тысячи зрителей в очередной раз увидели, что фигурное катание — это не только красиво, но и опасно. Когда накладывали гипс, я кричала, что у меня в феврале выступление! Врачи смотрели на меня как на сумасшедшую. В итоге я с железкой в ноге все-таки вышла на лед. Илья поставил для меня номер, который я катала практически на одной ноге. Спасибо Максиму — он поддерживал и морально, и физически.

— Вы с Алексеем будете отдавать дочерей в спорт, как в свое время сделали ваши родители?

— Старшей, Лизе, сейчас восемь с половиной, она заканчивает первый класс. Учится по двойной программе: с утра все предметы преподаются на английском языке, во второй половине дня — на русском. Плюс факультатив по французскому языку. Лиза занимается в танцевальном коллективе «Тодес», у нее много увлечений, но фигурное катание ей не по душе. Нет, ей нравится, как папа с мамой катаются, какие у них красивые костюмы, но сама она на лед не выходит — говорит, что холодно (смеется). Нашей младшей только два с половиной года, еще рано строить планы. Мишель нравится все, что связано с танцами. Она с восторгом смотрела «Ледниковый период. Дети». Возможно, дочь продолжит династию (улыбается). Мы с Лешей учитываем то, к чему проявляют интерес сами девочки. Но образование для нас на первом месте. Сейчас другая жизнь, все двери открыты, были бы желание, финансовые возможности и мозги.

— При таком сумасшедшем графике Вы прекрасно выглядите. Как Вам удается все успевать?

Татьяна Тотьмянина муж алексей ягудин дети семья личная жизнь— Когда в семье две дочери, мама для них пример. У меня они учатся правильно вести себя в разных ситуациях, понимают, что обязательно нужно работать. Я не очень люблю давать советы, но точно знаю, что все слова и поступки проецируются на детей, а они, в свою очередь, передадут это своим детям.

— Что, кроме семьи и фигурного катания, придает Вам сил?

— Правильное сбалансированное питание и полноценный сон, желательно не меньше семи часов. Люблю театр, шопинг, мне присущи все обычные женские радости. И еще книги — перед сном я всегда читаю.

— Вы много путешествуете. Куда с радостью возвращаетесь?

— Во Францию. Был период, когда мы большую часть времени проводили в своем доме под Парижем. Старшая дочка там закончила первый класс. В этой стране мне очень комфортно. И конечно, я не представляю свою жизнь без Петербурга. Этот город дышит культурой, здесь взыскательный, умный зритель, и нужно приложить немало усилий, чтобы его удивить. В Петербурге похоронена моя мама, и в каждый свой приезд я обязательно ее навещаю. Люблю пройтись по Большому проспекту Петроградской стороны, где все навевает воспоминания… Мы с мамой приехали в Петербург из Перми, здесь я начала кататься в паре с Максимом. Потом были Америка, Москва, теперь — Сочи. Кстати, к этому городу мы привыкли не сразу, зато сейчас не хочется уезжать: жизнь налажена, все близко, пробок нет, дети рядом.

2018

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− три = шесть