Тамара Семина

Тамара Семина в молодостиКак-то на рынке пожилая женщина, узнав Тамару Семину, сказала: «О, это наша очень высокая артистка!» Тамара Павловна запомнила: не знаменитая, не выдающаяся, не  популярная — высокая. А народ зря не скажет… Среди ее наград и звании есть одно экзотическое — «Национальное достояние Страны восходящего солнца» — от покоренных ее талантом японцев. А вот стать народной артисткой Советского Союза она не успела. Шутит: Олег Янковский говорил, что он — последний, кому это звание дали, а я — последняя, кому не дали.

Она обладает редчайшим качеством — с юмором относиться даже к неприятностям. К тем же слухам и сплетням. В ее мужья и любовники кого только не записывали, благо снималась с главными мужчинами советского кино: Шукшиным, Алексеем Баталовым, Матвеевым, Ливановым, Спиридоновым, Джигарханяном, Юматовым, Жженовым, Куравлевым…

Тамара Семина даже частушку про себя сочинила: «Я целовалась с Михалковым, любовь к Никите не тая, спала с красавцем Куравлевым, Бернесу изменяла я, на пляже с Дуровым лежала, пила с Матвеевым вино, а от Никулина рожала… Как жаль, что это все — в кино».

Некоторые из партнеров были влюблены в нее не на шутку, но… Как после смотреть в глаза мужу? А жене того человека? С влюбленными в нее мужчинами ей удавалось остаться друзьями. Хотя поклонников, что греха таить, всегда было хоть отбавляй. Дарили драгоценности, машины, даже дачи. Она с благодарностью дары принимала и… передаривала. А ведь к старости могла бы быть состоятельной дамой, смеется Тамара Петровна.

Тамара Семина трактир на пятницкойТрудно поверить, но необычная судьба была предсказана ей еще в юности самим Булатом Окуджавой. Среднее образование она завершала в вечерней школе: в то время обучение в старших классах было платным — 150 рублей в год, а у родителей таких денег не было. Устроилась туда же библиотекарем. А литературу в школе преподавал совсем еще молодой, никому не известный Окуджава. Его постоянно ругало начальство за то, что ведет занятия не по учебнику. И вот однажды он при всем классе сказал Тамаре: «У тебя будет удивительная жизнь! Ты только верь в себя и не соглашайся на скромную судьбу».

Но родители видели дочь учительницей. Она послушалась, поступила в педагогический институт в родной Калуге. А вечерами ходила вокруг драмтеатра и мечтала. Подружка не выдержала: забирай документы и поезжай в Москву, в театральный. Семина заняла у соседки 100 рублей, матери оставила записку: «Не ищи, в милицию не звони, я уехала в Москву». Тамара Васильевна простила дочь только когда на экраны вышел фильм Марлена Хуциева «Два Федора». Ах, как юную актрису — тогда еще студентку ВГИКа — принимали земляки! Как космонавта, шутит Тамара Семина. Мама, растроганная, счастливая, все стены в доме обклеила ее портретами, «домашний музей открыла». И с гордостью читала соседям письма, которые дочери писали зрители. Не обманул Булат Шалвович. И откуда мог знать, что прославится его ученица на весь мир?

Тамара Семина крепостная актрисаВо ВГИКе преподаватели прочили ей будущее комедийной актрисы: веселая, с прекрасным чувством юмора, не боящаяся эксцентрики и даже клоунады. Весть о том, что Семина будет играть у Михаила Швейцера толстовскую Катюшу Маслову, разнеслась мгновенно. Такая роль и для опытной-то актрисы — редкая удача, а тут студентка. Руководитель курса, легендарная Ольга Пыжова своим ученикам сниматься запрещала: выгоню! Но Семиной позволила.

На роль пробовались невероятные красавицы: две Татьяны — Лаврова и Самойлова, Зинаида Кириенко. Сорежиссер Швейцера и его жена Софья Милькина Тамару увидела в студенческом спектакле, пригласила на «Мосфильм». Приехала: высоченные каблуки, тоненькая талия перехвачена широким поясом, пышные волосы развеваются… «Соня, кого ты привела?!» — раздался грозный рык Швейцера. «А ты? — уже Тамаре. — Ты «Воскресенье»-то читала? У Толстого полная, слегка одутловатая женщина». Тамара то ли от неожиданности, то ли от страха пролепетала: «Я уже на 13-й странице». А Милькина обнадежила: откормим. Собственноручно готовила «коктейль» — кружка пива со сметаной. Однокурсники, у кого что было из еды, несли Тамаре: «Ешь, Сема!» Скоро «у Семы» и щеки появились, и плечи округлились.

Тамара Семина вечный зовВся душевная жизнь, вся боль и любовь Катюши — в глазах, мимике, жестах. Точных, выразительных. Хороши крупные планы, снятые операторами Эрой Савельевой и Сергеем Полуяновым. Читатели «Советского экрана» назвали Тамару Семину лучшей актрисой 1962 года. На кинофестивале в швейцарском Локарно в том же году она получила премию Фипресси. Но главной наградой стало признание Джульетты Мазины — «Я всегда мечтала сыграть Катюшу Маслову, но теперь поняла: лучше вас сыграть нельзя» — и Федерико Феллини. Великий режиссер, покоренный «юной русской», подарил Семиной пластинку с музыкой к фильму «Сладкая жизнь». Ее потом у Тамары Семиной вся Москва просила, до дыр заиграли. А ведь эта роль была всего лишь дипломной работой…

…«Крепостная актриса», «Коллеги», «Человек, которого я люблю», «День счастья», «Время, вперед!», «Матерь человеческая», «Одиноким предоставляется общежитие» — в ее фильмографии более 80 картин. После «Вечного зова» письма шли тысячами: ее Анфиса, шалава, неверная жена, все счастье и несчастье которой определяется собачьей любовью к чужому мужчине, не оставила зрителей равнодушными.

Когда снимали сцену, в которой Анфиса находит на станции безногого мужа-инвалида, рыдала даже массовка. А Тамара Петровна еще много лет получала письма от фронтовиков: «Откуда ты, девчонка, знаешь, как встречали военные эшелоны? Ты-то дождалась, а бабы от горя спивались…» Сыграно это было так пронзительно, что сцену даже не стали переозвучивать, оставили рабочую фонограмму. А режиссеры Валерий Усков и Владимир Краснопольский назвали Семину Жемчужинкой — это прозвище так за ней и закрепилось.

Тамара Семина василий шукшин два федораИногда соглашалась на роли только ради того, чтобы попробовать себя в новом жанре. Со смехом рассказывала: «Пригласили сниматься в «Трактире на Пятницкой». Как услышала, что это детектив, решила: да хоть табуретку сыграю!» Но от скольких ролей отказалась, сама! Уж как немцы звали ее — а она была занята на съемках, отказалась. От чиновников тогда здорово попало: мол, подрываете культурные связи с братской ГДР.

Николай Крючков, любимый коллега и старший товарищ, подлил масла в огонь: «Ты что такая дура, там хоть деньги заработаешь! Купишь себе люстру». Так и не поняла, почему именно люстру, шутит она. А вместо себя предложила Ларису Лужину. Роли в «Герое нашего времени» и «Стряпухе» отдала Светлане Светличной, в «Гулящей» — Людмиле Гурченко. Но никогда не жалела об упущенных возможностях, несбывшихся надеждах. Не в ее характере сетовать.

Очень многое в ее жизни не состоялось из-за личной трагедии — тяжелой болезни любимого мужа. С Владимиром Прокофьевым они поженились еще студентами, считались одной из самых красивых пар. У Прокофьева актерская карьера не задалась, он много лет занимался дубляжем: его голос звучит более чем в ста фильмах. Если и ревновал жену к успехам, виду не показывал. Жили дружно, без ссор и выяснения отношений. В начале 1990-х после инсульта Владимира Николаевича парализовало. Врачи давали месяц-два. Он прожил 15 лет! И все эти годы рядом была Тамара Петровна.

Тамара Семина биография личная жизньУшла из профессии, забыла про себя, про сон и еду. Ежедневный рацион — кофе и сигареты. Продуктами, вещами помогали друзья, поклонники. Она самоотверженно ухаживала за родным человеком, даже на секунду не позволив ему усомниться, что все будет хорошо. Ставила ему пластинки, на небольшую пенсию покупала для него новые вещи: смотри, какой красивый свитер!

«Всем, у кого родственники болеют, говорю: несите всякую оптимистическую чушь! С помощью своей энергии можно любимого человека вытащить почти с того света… Нужно пробуждать у него волю к жизни!» — вот ее терапия.

В 2005-м Владимира Николаевича не стало. Его смерть Тамара Семина переживала очень тяжело, почти на 5 лет став затворницей. Сегодня в ее доме не смолкает телефон: «Тамара Петровна, украсьте наш сериал». От совсем уж плохих сценариев отказывается, но, если видит, что есть у персонажа судьба и характер, — соглашается. Сбавь темп, Тамара, советуют подруги, — возраст все-таки! А она: вы не знаете, что стареть — это нормально? И лишь однажды в интервью промелькнуло: не хочу оставаться одна в пустой квартире…

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ восемьдесят три = девяносто три