«Собибор» Константина Хабенского

Константин Хабенский актер фото В 1943 году лейтенанту Красной армии Александру Печерскому удалось организовать единственный успешный за всю историю Второй мировой войны массовый побег из лагеря смерти.  Актер Константин Хабенский рассказал, почему именно этот сюжет выбрал для своего режиссерского дебюта.

— Константин, как выдумаете, что помогло вашему герою объединить вокруг себя столь разных людей?

— Если бы 13 лет назад вы приехали в Ростов-на-Дону и задали этот вопрос самому Александру Печерскому, полагаю, что и он не нашел бы ответа. Я не знаю, каким фантастическим образом это удалось, что сыграло решающую роль, но мы старались показать, до какого эмоционального состояния были доведены люди, чтобы пойти на такой риск.

— «Собибор» — ваш режиссерский дебют. Вы не опасались браться за тему, в которой любая неточность, неверный акцент могли перечеркнуть всю работу?

— Прежде всего, мне не хотелось, чтобы персонажи превратились в ходячую функцию, то есть существовали бы только для того, чтобы показать униженное и беспомощное добро или глумящееся бесконтрольное зло. Мы с коллегами попытались найти человеческие проявления во всем, даже в самом кошмарном. Чтобы это было узнаваемо, заставляло думать и верить, чтобы люди, сидящие в зале, понимали, что и с ними может произойти подобное. В этом состояла наша работа. И я не назвал бы ее траурной — нет, это был творческий поиск.

— Сложно было убедить зарубежных актеров согласиться на роли нацистов?

Константин Хабенский собибор фильм— Нет. Другое дело — как они преподнесли бы историю этих тоже людей. Мне кажется, мои предложения им были интересны — как и почему эти люди закрываются от того, что происходит вокруг, от правды.

— Было легко поддаться соблазну сделать вашего героя слишком приглаженным? Вы нашли в нем сомнения, противоречия?

— Печерский прибыл в Собибор с тяжелым багажом: у него была неудачная попытка побега из плена, в результате которой погибли люди. Из-за этого он боялся снова что-то предпринимать. Я понимаю, о чем вы говорите: как не показать этого человека таким геройским героем. На самом деле главный герой нашего фильма — Собибор. Люди — лишь эпизоды в жизни концлагеря. Кто-то пытается хитрить, кто-то — прятаться, кто-то сразу идет в пасть, но есть и те, кто не сдается. Мой персонаж — патриот своей страны, но человек сомневающийся. Сил — или отчаяния — на поступок ему придала любовь к конкретной женщине.

— В основе фильма лежит книга «Александр Печерский: Прорыв в бессмертие». Первостепенным для вас была историческая правда или погружение в психологию людей?

— Что такое историческая правда? Документальные свидетельства людей? Но люди могут ошибаться. В любой работе, связанной с историческими событиями, мне в первую очередь интересно то, что происходит с людьми, их переживания. Эти вещи очень субъективны, но именно в них проявляется логика событий.

— В 1987 году вышел англо-югославский телефильм «Побег из Собибора». Почему вам было важно вспомнить именно эту страницу Второй мировой войны?

— Отвечу очень просто: продюсеры предложили мне возглавить проект в качестве режиссера. Я увидел, что здесь есть о чем подумать, чему сопереживать, эта история вечная. Память о Печерском — заслуга людей, которых он спас, они были ему благодарны всю жизнь. Честь и слава тем, кого уже нет с нами, и тем немногим, кто еще жив, за то, что сохранили память о тех днях. И хотя бы после смерти Печерского его семья удостоилась внимания.

— Как вы считаете, получило ли человечество прививку, которая не позволит тем трагическим событиям повториться?

— Я очень надеюсь. Но, глядя на то, что происходит в мире сегодня, поставлю многоточие.

— Над фильмом работала международная команда, но всех объединяет общая боль и трагическое прошлое. На ваш взгляд, способно ли искусство стать тем мостиком, который соединит людей, восстановит взаимопонимание?

Константин Хабенский паулина андреева— Даже если это произойдет на один-два дня, я буду рад. Моя сила в том, что я умею делать. Я театральный актер, и это на сегодняшний день мое оружие. Мы предлагаем миру свою историю, жесткую, но в итоге светлую и дающую надежду, говорим, что нужно до конца оставаться человеком.

— За три месяца съемок чему вы научились у коллег?

— Есть только две актерские школы — хорошая и плохая. Работая с актерами, которых до этого не знал, я был приятно удивлен их потрясающему драматическому мастерству, успел их полюбить, прожить с ними целую киножизнь. Но мир не сводится только к одному конкретному фильму. Жизнь продолжается.

— Какую правду о войне вы узнали для себя?

— Я не историк. Правда состояла из моих собственных маленьких открытий, догадок и фантазий. Я на эмоциональном уровне понял, как все быстро меняется, как все хрупко на войне и в нашей мирной жизни. Жалею, что поздно, когда фильм был уже снят, узнал о том, что польский лагерь смерти Собибор по документам проходил как… фабрика по изготовлению пуговиц. Страшная подробность, которая в художественном фильме сработала бы очень мощно. Мы снимали в Каунасе, в месте, где находилось настоящее гетто, и это очень чувствуется даже через экран — земля впитала страшное прошлое.

— Ваш удивительный спектакль «Не покидай свою планету» по мотивам «Маленького принца» — о добре, любви, верности. Как воспитать милосердие у современной молодежи?

— Только собственным примером. Вот мы сделали спектакль — и что-то во всех нас изменилось. Это западает в душу, и в какой-то моменту человека возникает желание продолжать.

— Вы курируете благотворительный фонд, открываете детские театральные студии по всей стране. Какими видите своих выпускников?

— Я не знаю, что им предстоит, но точно знаю, что из этих студий выходят люди, с которыми мне есть о чем поговорить. Не обязательно о профессии — просто об их внутреннем мире, стремлениях. Мы готовим не столько актеров, сколько разносторонних и активных людей.

— Какие премьеры ожидаются у вас в МХТ?

— На осенние каникулы мы должны ярко и задорно выпустить детско-юношеский музыкальный спектакль. Планирую, что в нем будут заняты студенты колледжа Олега Табакова и актеры МХТ. Спектакль будет называться «Поколение Маугли, или Чудак на букву «М».

— Чувствуется, что вы устремлены в будущее. Как театр должен реагировать на современность: аккумулировать энергию в себе или открыться внешнему миру?

Константин Хабенский жена ольга литвинова— Об этом прекрасно сказала Алла Демидова, ее выступление можно найти в Интернете. Слава богу, эти мысли еще посещают серьезных драматических актеров: театр должен быть шероховатым. Почему его называют храмом? Не потому, что со сцены говорят высокопарные и умные вещи, а потому, что туда приходят люди, готовые раскрыть свои чувства: слезы, смех — то, что они прячут в повседневной жизни. Театр помогает зрителю выразить отношение к происходящему. Я очень надеюсь, что для зрителей фильма «Собибор» кинотеатр на какое-то время тоже станет храмом. Наш фильм рассчитан на зрителя, который умеет сопереживать и не боится проявить свои эмоции.

— Вы смогли бы найти себя в другой стране?

— Не думаю. Язык — часть моей профессии, на нем надо думать и дышать. Но при этом я готов экспериментировать. Опыт съемок в иностранных фильмах у меня есть и, надеюсь, еще пригодится.

— Собираетесь ли вы продолжить режиссерскую карьеру?

— На сегодня все, о чем думал, что чувствую и умею, я сделал в фильме. Будет ли следующий? Чтобы ответить на этот вопрос, надо очень хорошо понимать, к чему ты готов.

— Что для вас значит Ленинград, Петербург, его особый культурный код?

— Прежде всего, это совсем другой внутренний ритм. Мне кажется, человека, родившегося или долго прожившего здесь, можно отличить по представлениям о том, что есть перспектива. Это связано с архитектурой, водой и небом, которое придавливает каменные здания. Это мой город, за который и из-за которого я продолжаю переживать.

— Он меняется?

— Да, и в лучшую сторону.

2018

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− восемь = один