Сергей Пускепалис — Правила жизни

Сергей Пускепалис фото в куртке

Ваша оценка:
[Всего: 0 Среднее: 0]


Сергей Пускепалис — актер и режиссер, лауреат Берлинского фестиваля и премии «Ника» рассказал о принципах, по которым он работает и живет.

Сергей Пускепалис — Звезды сошлись.

— Сергей, в Театре Комедии имени Акимова вы поставили спектакль «Где зарыта собака». Какие впечатления от первого опыта работы в Петербурге?

— А чем отличается питерский театр от любого другого — в столице или провинции? Есть небольшие особенности, но родовых отличий нет. Это как отели Park Inn: не важно, в какой стране они находятся — стандарты одни (улыбается).

— В этом театре много лет работал ваш учитель, гениальный режиссер Петр Фоменко. Чему главному он вас научил?

— Во всем, что делал Петр Наумович, в каждом его спектакле чувствовался восторг жизни. Мне это близко: не сеять уныние, а петь осанну.

— Вы оптимист?

— Не оголтелый, конечно, но я считаю, что если тебе преподнесли такой подарок — жизнь, — радуйся! Уныние — это грех.

— А как с ним бороться?

— Просто понять, что другой жизни не будет. Какой смысл тратить ее на нытье?

— Сердце дрогнуло, когда вы переступили порог этого театра?

— Конечно! Возможность сотрудничества мы начали обсуждать с Татьяной Сергеевной Казаковой (художественный руководитель Театра Комедии) еще несколько лет назад, но из-за съемок мне никак не удавалось выкроить время. Наконец звезды сошлись.

— Большинство ваших спектаклей, в том числе и «Где зарыта собака», создано по произведениям Алексея Слаповского. Вы давно с ним знакомы?

— Лет с 26. Меня еще тогда поразило, что этот писатель знает обо мне самое сокровенное, словно читает мои мысли. Я нашел своего автора и с тех пор ему не изменяю. Главный герой нашего спектакля, преподаватель античной литературы, пытается найти ответы на непростые вопросы: свою ли жизнь мы проживаем? Что движет нами, когда мы хотим что-то изменить? Зачем мы живем?

— Вы работали в разных театральных труппах. Вас никогда не пытались «съесть»?

— Когда только начинал, бывало, смотрели с недоверием: кто это? (Смеется.) Вообще, я не люблю конфликты. Если начинается возня, тут уж не до работы. Лучше найти другой коллектив, чем кому-то что-то доказывать.

— А что вас может вывести из себя?

— Снобизм, который свойственен некоторым моим коллегам. Возможно, таким образом они прячут собственные страхи и комплексы. Я заметил интересную вещь: чем человек талантливее, тем он спокойнее и доброжелательнее. Например, Марк Анатольевич Захаров или Петр Наумович Фоменко — ни грамма снобизма, только рабочий азарт.

— Когда вы уехали из Москвы в провинцию, не восприняли это как шаг назад в карьере?

— Признаюсь, мысли такие были. Но, как показала жизнь, кривая вывела меня на правильный путь. Работа в провинции — это, ответственность, возможность самому решать, что и как делать, а не ходить с протянутой рукой.

— Вы тщеславны?

— Конечно. Приятно, когда то, что я делаю, нравится людям.

— По первому образованию вы актер, но сниматься начали только в 40 лет. Не переживали, что не зовут?

Сергей Пускепалис сын— Когда я был актером Саратовского ТЮЗа, в кино снимались такие небожители, как Олег Янковский, Иннокентий Смоктуновский. У меня даже мыслей не возникало встать рядом с ними. В первый раз я снялся в эпизоде фильма «Прогулка» у Алексея Учителя. Но съемки отвлекали меня от репетиций спектакля в Мастерской Петра Фоменко, поэтому я относился к ним не очень серьезно. Когда Глеба (сын, актер Глеб Пускепалис) утвердили в фильм «Коктебель», я познакомился с режиссерами Борей Хлебниковым и Лешей Попогребским — хорошими, талантливыми ребятами. А вскоре Леша показал мне сценарий фильма «Простые вещи» и предложил главную роль. Я согласился — мне захотелось увидеть съемочный процесс изнутри, к тому же компания подобралась что надо! Так и втянулся (улыбается). Сначала, конечно, стеснялся. Да и сейчас, честно говоря, стесняюсь. Мне кажется, что я отбираю чужой хлеб. Все-таки моя основная профессия — режиссер.

— За 10 лет вы сыграли в 20 фильмах, и практически все они отмечены кинематографическими премиями…

— Счастье мое такое (улыбается).

— Какая награда для вас особенно ценна?

— Каждая по-своему дорога. И «Ника», и «Хрустальный глобус» фестиваля в Карловых Варах, и Берлинский «Серебряный медведь» — все это оценка профессионального сообщества.

— Где вы их храните?

— Дома на полках.

— Стена славы?

— Скорее, угол (смеется).

— Вам приятно, когда вас узнают на улице?

— Меня это смущает. Чей-то пристальный взгляд я воспринимаю как призыв к действию — так меня воспитали (смеется).

— А если человек вдруг спрашивает: «Вы — Евгений Гришковец?»

— Как правило, так и бывает (смеется). Нас действительно часто путают. Объясняю, что я выше ростом и по званию старшина первой статьи, а он — второй. У нас с Женей уже свои шутки на эту тему (улыбается).

— В просьбах дать автограф, сфотографироваться не отказываете?

— Ну а что делать? Но я понимаю, что люди фотографируются не со мной, а с любимым персонажем.

— В настоящий момент вы заняты в каком-нибудь проекте?

— Да, мы заканчиваем снимать 16-серийный фильм «Золотая Орда». Я играю воеводу, Саша Устюгов — князя Ярослава.

— Древнерусская история сегодня у кинематографистов в тренде…

— Это же здорово!

— «Викинга» вы уже посмотрели?

— Конечно! Режиссер Андрей Кравчук — мой хороший друг. Знаю, что существуют разные мнения о фильме — так и должно быть. Лично я считаю, что «Викинг» очень достойная работа — масштабная, впечатляющая. Вся съемочная группа потрудилась на славу. Только представьте себе — воссоздать Херсонес! Я рад за Андрея: ему удалось вытянуть эту армаду. Настоящий боец!

— Вам недавно исполнилось пятьдесят. В каких вы отношениях с возрастом?

— Тонус уже не тот, то одно болит, то другое (улыбается). Ну а в остальном все нормально. Я ведь совершенно не интересный человек — для меня чем спокойнее все идет, тем лучше.

Сергей Пускепалис — Берегите детей».

— В Глебе вы узнаете себя в юности или это совсем другое поколение?

Сергей Пускепалис свитер— Они другие. У нас было больше ограничений, а им все доступно — и плохое, и хорошее. Мы были романтиками, а эти ребята прагматичны, умеют добиваться своего. А еще они большие трудяги. Кстати, это ведь первое поколение россиян — они родились в начале 1990-х, в самые трудные годы, когда никто не знал, что нас ждет. Женщины боялись рожать! Сегодня я смотрю на Глеба и его товарищей — мне очень нравится это поколение!

— Часто общаетесь с сыном?

— Вот только что звонил. А виделись вчера.

— Вы пытаетесь его от чего-то предостеречь?

— Сегодня самая страшная опасность для молодежи — наркомания. Глеб уравновешенный, серьезный парень, но мало ли, какие негодяи окажутся рядом: мол, давай, попробуй за компанию. Я в молодости подрабатывал в реабилитационном наркологическом центре, насмотрелся и на детей, и на их несчастных родителей. Это такая беда! Надеюсь, сын меня услышит.

— А в армии Глеб служил?

— К сожалению, нет. Я считаю, что мужчина обязательно должен служить в армии. Но когда сын закончил институт, у него открылась страшная аллергия на животных, он даже в госпитале лежал. Кстати, сейчас на телевидении идут съемки программы «Дембеля». Евгений Дятлов уже снялся в своем эпизоде и передал эстафету мне — поедем в Североморск, где я проходил службу. Конечно, армия — непростое испытание для молодого человека! Но современная служба — это не картошку на кухне чистить. Ребята действительно овладевают военной наукой, новыми специальностями.

— Вы говорите с таким воодушевлением!

— Просто я очень этому рад. У меня много друзей-военных, старших офицеров. Кроме того, я участвую в акции Первого канала «Первый в армии» — ездил в Кантемировскую дивизию, в Новороссийскую, в Тулу. Все, что мы там увидели, внушает гордость.

— Вы можете представить себя военным?

— Запросто! Я мечтал быть летчиком, правда, гражданским, — папа работал в аэропорту, а на Чукотке, где прошло мое детство, летчики были элитой. Если бы не театральное училище, поехал бы поступать в летное — в Армавир или Ригу.

Сергей Пускепалис — У нас замечательная страна».

— Политикой интересуетесь?

— Конечно!

— Вас легко втянуть в политический спор?

Сергей Пускепалис природа отдых— Сейчас у меня уже выработался иммунитет по отношению к людям, не догоняющим ситуацию. А раньше я моментально заводился. У меня ведь информация не из телевизора, а от участников событий. Сегодня обстановка в мире очень тревожная, напоминает ту, что была перед Второй мировой войной. Как только наша страна обретает уверенный голос и влияние, ее тут же пытаются сломить.

— По адресам ваших театральных постановок можно изучать географию — Саратов, Самара, Магнитогорск… Вы узнали что-то новое о стране, людях?

— Я понял, сколько у нас еще нереализованных ресурсов — и природных, и человеческих. В провинции строятся театры, дороги, мосты, люди профессионально и четко выполняют свою работу. Главное, что мы учимся не перекладывать ответственность на кого-то другого: мол, все мне должны. Если чего-то хочешь — добейся сам, учись, ищи новую работу. Но государство, безусловно, должно поддерживать тех, кто отвечает за безопасность и здоровье людей — военных, учителей, медиков, — и обеспечить им достойную жизнь. Конечно, всегда найдутся недовольные. Они, как Кай из «Снежной королевы», живут с осколком в глазу — им все кажется безобразным. Но мне есть с чем сравнивать, поэтому говорю:

у нас замечательная страна!

— Я слышала, что ваш ресторан «ГСМ» закрылся. Почему?

— Сначала все шло прекрасно, но в 2014 году большая часть наших постоянных клиентов переместилась в Сочи, а потом наступил кризис. Если ресторан полгода не приносит доход, он сам себя сжирает. Мы решили не доводить дело до крайности и разбежаться.

— Другой бы на вашем месте посетовал: как можно делать бизнес в этой стране!

— Никто нам руки не выкручивал, противоправных действий против нас не совершал. Мы работали честно и абсолютно легально. Сейчас мой партнер по бизнесу ищет новое помещение. Так что, возможно, у истории будет продолжение.

— Что для вас входит в понятие «радость жизни»?

— Прежде всего, здоровье родных и их достижения. Это мой ближний круг. Если в семье все хорошо, на душе спокойно. Второй круг — мои друзья. Когда у них неприятности, я испытываю внутренний дискомфорт, маюсь. Вот сейчас у трех моих товарищей проблемы с работой — я пытаюсь чем-то помочь. Но пока у них все не наладится, мое сердце будет не на месте. А вообще, вот в Новый год собрались хорошей компанией, выпили по бокалу шампанского — это и есть радость жизни.

Видео с Сергеем Пускепалис:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тридцать один − двадцать три =