Сергей Пенкин — Артистов море, а личностей нет

Сергей Пенкин певец артист биография личная жизньПарадокс: Сергей Пенкин является абсолютным примером и непререкаемым авторитетом и для рэппера, и для оперного певца. Но за 30 лет безупречной карьеры так и не стал своим в музыкальной тусовке.

— Сергей, с удивлением узнала, что в юности вы мечтали служить в Афганистане. Почему?

— Наверное, хотел совершить подвиг. Но из добровольцев никого не взяли. Видимо, отчаянные головы были не нужны. Я служил в родной Пензе в артиллерийском институте. Военную науку нам, срочникам, преподавали профессора, доктора наук. По специальности я был топогеодезистом, в мою задачу входило рассчитать место взлета ракеты. И не дай бог ошибиться на несколько сантиметров!

— С неуставными отношениями знакомы не понаслышке?

— А как же! В учебке было очень жестко. Обычно после обязательной программы «Время» мы приводили в порядок форму, подшивали воротнички. И однажды я услышал, что начались «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Подсел к телевизору — и в меня тут же полетела табуретка: «Эта передача для «дедов», салага!» Хотя все было не так страшно, как принято считать: бегали с противогазами, маршировали на плацу… Но, в отличие от ребят из моего призыва, я, став «дедом», не отыгрывался на молодых. Мне было их жалко.

— В армии нашлось применение вашим вокальным данным?

— Выходим на зарядку, и начинается: «Рядовой Пенкин, запевай!» Я, конечно, отказывался, за что получал два наряда вне очереди. Но лучше подметать казарму или чистить картошку, чем драть горло в промозглую ноябрьскую погоду. Помню, как-то в клубе мое пение услышал проходивший мимо генерал и распорядился перевести меня в оркестр. Но командиры приказ игнорировали, и я совершил, по армейским меркам, невозможное: раздобыл телефон генерала и обратился к нему напрямую. Случился грандиозный скандал! Но все закончилось хорошо.

— А выступать в горячих точках приходилось?

— Меня не приглашали. Впрочем, как и в «Песню года» или «Новогодний огонек»… Я не раз задавался вопросом: почему? Я бездарь, не умею петь? Кстати, в свое время Валерий Ободзинский, который в популярности не уступал Магомаеву, отказался петь «нужные» песни, и его записи просто размагнитили. Впрочем, в какой-то момент и над Магомаевым сгустились тучи, только за его спиной стояли Брежнев и Алиев…

— У вас, насколько я знаю, тоже были влиятельные друзья. Например, внук Брежнева…

— А еще Жанна Агузарова, Ирина Отиева, Раиса Саед-Шах, Александр Градский, Наталья Андрианова, благодаря которой я поступил в Гнесинку, Егор Кончаловский, Степан Михалков… Слышала бы ты их! Что ни фраза — то гениальная идея! Вот настоящее общение, которое недоступно тем, кто проводит все свое время в Интернете. Жизнь в социальных сетях — это ведь от комплексов.

— В середине 1980-х вы работали в Москве дворником, при этом водили знакомства с представителями столичной богемы.

— Рядом была французская спецшкола, где учились дети дипломатов. Взрослые стояли на улице, курили и иногда просили водички. Так и сдружились.

— Это правда, что у вас в дворницкой стоял белый рояль?

— Да — в окружении метел, лопат и бутылок. Кстати, внизу у меня был подвал, который я превратил в бар. Друзья оставляли записки прямо на стенах подъезда: «Серега, мы к тебе сегодня приедем» или «Ждем тебя!»

— Среди тех, с кем вас свела жизнь, был и Виктор Цой.

— Тут на шоу «Один в один» стали вспоминать: мол, Цой был и такой, и эдакий. Мне не хотелось перебивать, потому что эти байки заточены только на то, чтобы показать свою причастность к кумиру… Мы не дружили и виделись лишь однажды — на гастролях в Евпатории. Я собирался в Ялту вместе с Дмитрием Маликовым, Ветлицкой и «Миражом», но Цой попросил: «Серега, останься, выступи у нас в начале концерта». Идея мне не понравилась: на фиг мне это — петь перед публикой, которой я совершенно не нужен? Но Виктор пообещал: «Я ее подготовлю». А потом вместе со своей подругой Наташей пришивал блестки к моим штанам — без этого я категорически отказался выходить! Цой сдержал слово — рокеры встретили меня очень тепло. Кстати, недавно узнал, что песню «Малыш, ты меня волнуешь» он написал в мою честь. В то время мне действительно очень нравилась эта фраза и я использовал ее при каждом удобном случае.

— Вы выступали вместе со многими западными звездами — Сарой Брайтман, Боем Джорджем, Питером Гэбриэлом, Rolling Stones. Работалось с ними легко?

— Они всегда на подъеме, очень доброжелательны. У нас же сначала заходит пафос, а потом все остальное.

— То есть с коллегами вас не связывают теплые отношения?

— В нашем шоу-бизнесе нужна безбожная лесть — собственного мнения никому не прощают. А я не умею лебезить и без конца повторять главное в тусовке словечко: «Гениально!» Я неплохой дипломат, но, если люди ведут себя не лучшим образом, почему я не должен отвечать им взаимностью? Вот как верить коллегам, которые при встрече кричат: «Серега, ты классный! На день рождения обязательно приглашу тебя в свой концерт!» А потом я вижу афишу, в которой перечислены все, кроме меня… Но вот парадокс: меня нигде нет, но меня все знают! На днях гуляю в парке, навстречу девушка и парень. Попросили автограф. Пока расписывался, с нами поравнялась компания: «Ой, это Пенкин!» — «Между прочим, самый крутой певец», — подхватил какой-то парень. Не люблю хвастаться, но он наговорил мне массу комплиментов. «А вы знаете, кто это был? — спросили молодые люди, ожидавшие автографа. — Эл-джей!» Оказалось, что это суперпопулярный у молодежи рэппер.

— А на «Евровидение» по-прежнему посылают Сергея Лазарева

— Я этого не понимаю. У нас, что, дефицит певцов? Где все эти таланты из «Голоса»? Своих учеников я заставляю слушать Майю Кристалинскую, Аиду Ведищеву, Галину Ненашеву, Людмилу Зыкину, Муслима Магомаева, Валерия Ободзинского — только у них можно научиться четкой дикции, такту, чистоте нот. Усвоив это, можно переходить к Уитни Хьюстон и Тине Тёрнер. Иначе нельзя: чтобы уметь читать, сначала надо выучить алфавит. Проблема еще в том, что артистов море — личностей нет.

— А украинская суперзвезда Лобода? В чем, на ваш взгляд, секрет ее популярности?

— Как ни странно, но «Твои глаза» меня не раздражают. Хотя в машине я бы это не включил. А популярность… Хорошая поддержка, деньги, связи. Обидно другое: почему у нас предпочитают вкладывать в бездарей? Еще Магомаев говорил: «Раньше певцы хотели быть звездами, а сейчас звезды — певцами». Я за то, чтобы вернуть худсоветы. Возможно, они помогут справиться с обрушившейся на нас лавиной пошлости. Я сам могу и матом выругаться, и выпить, и пошутить. Но я против мата на сцене, бесконечных шуток про транссексуалов, против мужчин, скачущих в женских платьях. От этой пошлости испытываешь чувство стыда и неловкости. Почему люди выбирают самое отвратительное, для меня загадка. Тот же клип «Ибица»…

— Киркоров и Басков таким образом надеялись завоевать новую аудиторию.

 — Да никогда они ее не завоюют! Молодежь слушает совершенно другую музыку.

— Вы сами занимаетесь с учениками?

— Да, когда я не на гастролях. Но и в мое отсутствие качество преподавания не падает. Например, один из наших педагогов окончила джазовый колледж в Лос-Анджелесе и является экспертом мирового уровня. Конечно, талант либо есть, либо нет, но научить человека петь — в моих силах. Например, большинство эстрадных певцов неправильно делают вдох. Мы с учениками учимся дышать: начинаем с надувания шаров, а если не помогает, прошу человека лечь на пол и кладу ему на грудь тяжелую книгу — и он вынужденно дышит правильно, животом.

— Вы прирожденный педагог…

— Если бы не музыка, пошел бы воспитателем в детский сад.

— Вы поэтому согласились стать наставником в шоу «Один в один»?

— Это одна из причин. Другая — показать, что девочка из условного Магадана может петь куда круче, чем постоянные участники «Новогодних огоньков», вместе взятые. Своим ученикам я не устаю повторять: не гонитесь за деньгами, рано или поздно они к вам придут.

— Нередко деньги и власть ломают человека. А вы прошли проверку на прочность?

— Вся моя власть заключается в том, что я руководитель собственного коллектива, такой Карабас-Барабас. Что касается денег, то, как любой артист, я получаю гонорары. Но я никогда не был снобом, по-прежнему приезжаю в Пензу, общаюсь с одноклассниками. Я знаю свое место в жизни и не выкаблучиваюсь. Громко гремит только пустая бочка.

2019

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + шесть =