Сергей Гармаш – Любовь причин не ищет

Сергей Гармаш актер фото Имя актера — гарантия качества фильма. А значит, мы обязательно посмотрим новую драму «Два билета домой», где Сергей Гармаш выступил еще и в роли сценариста.

— Сергей Леонидович, что заставило вас освоить новую профессию?

— Полезно иногда переключаться (улыбается). А если серьезно, то уже много лет я записываю некоторые свои мысли в блокнот. Это даже стало моим увлечением. И однажды в голове возник сюжет: детдомовская девочка узнает о том, что у нее есть отец, который является причиной всех ее бед. И она едет к нему… В финале мне представлялось, как девушка приводит этого человека в светлую комнату и они наконец становятся семьей. Эту историю я рассказал своему другу, режиссеру Дмитрию Месхиеву.

Он предложил… ее записать. Я приступил к работе над сценарием три года назад, во время съемок сериала «Ленинград-46». Написал одну очень драматичную сцену и отослал Диме. Он меня похвалил. Я вдохновился: «Сегодня же напишу следующую». Но лишь через 5 дней смог запереться в номере гостиницы и снова сесть за работу. Я писал без черновиков, не в хронологическом порядке, но это не было для меня развлечением. Я понял: написать сценарий чертовски тяжело.

— Главную роль вы писали для себя?

— Ни в коем случае! Я думал об актере помоложе. Но Дима настоял, чтобы снимался я. Думаю, это было неправильное решение. Если бы играл другой актер, результат получился бы лучше. Мне помешало чувство ответственности.

— Изначально ведь фильм назывался «Преданные»?

Сергей Гармаш два билета домой— Я предлагал иной вариант — «Дочь», но он не устроил прокатчиков. А мне не очень нравилось название «Преданные», которое придумал Дима. Кто придумал «Два билета домой», уже и не вспомню.

— Сами способны простить предательство?

— Готов же Господь простить при условии, что мы осознали глубину своей вины. Почему это не может сделать человек?

— К критике готовы?

— Про критиков даже думать не хочу, люди работают, деньги получают…

— У вас лично есть претензии к российскому кино?

— Всего одна: уж очень часто талантливые люди попадают в ловушку «аморального» кино.

— Что вы имеете в виду?

— Понимаете, надо отдавать себе отчет в том, что мы работаем на деньги государства и налогоплательщиков не для того, чтобы просто высказаться. Как ни крути, но на нас лежит миссия. Если снятый нами фильм заставит молодых людей задуматься о себе, о дне сегодняшнем, о жизни, значит, все не зря. Наша обязанность — не только воспитывать, но и дарить людям веру в будущее. Закрасить же черным цветом можно все что угодно, а потом сказать: «Видите, что я нарисовал. Вот мои доказательства. Верьте мне, так все и есть!» Вот такие «высказывания», без луча света, не приемлю.

— Ваш герой — человек со сломанной судьбой. Скажите, а что вам помогает справляться с непростыми жизненными ситуациями?

Сергей Гармаш семья личная жизнь— Семья: родители, жена, дети. Но мои главные учителя — мама и папа. Для кого-то родители с определенного возраста становятся своего рода прожитым этапом: оказываешь внимание — и хорошо. У меня не так. Если бы не мама, не было бы актера Гармаша. Однажды в Евпатории, где жил мой дед, родители взяли меня с собой в кино. Обычно я не смотрел на экран, предпочитая дремать у отца на руках. Но в тот раз неожиданно заявил: «Вырасту — буду артистом».

Мама это запомнила. Заканчивая восьмой класс, я интересовался исключительно мореходками, но, как-то листая справочник средних учебных заведений, вдруг выдал: «Театральное, вот сюда бы я поступил». Сказал — и уехал на соревнования по парусному спорту. А мама с моими документами отправилась в Днепропетровское театральное училище. Бумаги у нее взяли.

— А как вы к этому отнеслись? Обрадовались?

— Я очень хотел быть самостоятельным, жить один в другом городе…

— Мечта исполнилась…

— Но речь не об этом. Понимаете, родители — это те люди, которые дают возможность ощущать не только их любовь, но и любовь в тебе самом. То же происходит и с детьми. Перед дочкой я виноват — мало ею занимался. Но одно дело, когда у тебя в тридцать лет рождается ребенок, и другое — когда в сорок восемь, как мой сын Ваня. С годами умнеешь, стремишься дать детям как можно больше. Хотя и Ваню я мало вижу из-за своего ритма жизни. Но семья — это безусловная любовь. В юности я прочитал книгу Ромена Роллана, откуда ничего не запомнил, кроме единственной фразы: «Любят, потому что любят: любовь не ищет причин».

— Слушаю вас, и возникает чувство, что семья — ваша главная удача?

Сергей Гармаш сын— Удача — это опасная категория… Назвать что-то конкретное — значит ограничить себя. Мне легче говорить о неудачах. В моей жизни был трагический момент. После армии и работы в театре поехал поступать в Щепкинское училище, но с треском провалился на первом же туре. «С вашим украинским говором вы не пройдете конкурс в Москве», — сказали мне преподаватели, среди которых был Юрий Мефодиевич Соломин.

Но я все же поступил в Школу-студию МХАТ. Потом показывался в театр «Современник». Хотел прочитать монолог, но мне в этом отказали, и я уже собирался покинуть репетиционный зал, как в последнюю секунду Валерий Фокин спросил: «А что за монолог?» — «Мити Карамазова из Достоевского». Приемная комиссия в составе Галины Волчек, Игоря Кваши, Валентина Гафта и Валерия Фокина посовещалась и разрешила. Я подумал: «Сейчас что-то случится!» 22-минутный монолог я дочитал до конца — меня не остановили! Вот вам самый счастливый момент нахождения на сцене.

— Знаю, что вы не любите профессионалов. Это почему же?

— Непрофессиональный человек — это интересно: его надо выслушать и сделать все по-своему, но так, чтобы он сказал, что именно этого и хотел. Тоже элемент актерского мастерства.

— Вы в работе конфликтный человек?

— Я работал со многими режиссерами, и ни с кем не ругался. Правда, в театре иногда на репетиции говорят: «Перестань орать». А я не ору, просто пытаюсь отстоять свою точку зрения.

— Неужели и на Волчек покрикивали?

Сергей Гармаш дача отдых природа— Были моменты, когда мы друг с другом только здоровались. Но тут моя вина: я много снимался и отказывался от ролей в театре. Галина Борисовна, естественно, относилась к этому ревностно, хотя никогда не возражала, чтобы актеры снимались. Но — и это главное — она великодушный человек. Расскажу такой случай. Репетируем спектакль «Пять вечеров», приуроченный к юбилею театра. И тут исполнитель главной роли, то есть я, на репетицию не явился, потому что задержался на съемках. Скандал!

Приезжаю, падаю в ноги Галине Борисовне: «Простите! Оставалось два съемочных дня, не могли же остановить картину! Теперь я ваш, с завтрашнего дня репетирую!» Волчек отвечает: «Успокоились, помирились, начинаем работать». На дворе декабрь, премьера — в апреле. Но через несколько дней звонит Никита Михалков: «Гармаш, помнишь разговор про «12»? Через две недели запускаемся. У тебя на вахте лежит сценарий, читай». Михалков поставил условие: никаких репетиций в театре и параллельных съемок.

— И что же? Какой выход?

— В голове роились три варианта. Первый — просить второй состав. Но это неприлично. Второй — «тяжело заболеть». Однако обман все равно откроется. Третий — играть в открытую. Прихожу к Волчек: «Михалков предлагает главную роль. Актерский состав такой-то». — «И что делать?» — «Я переговорил с ним, он пока будет заниматься с молодежью, а я все свободное время стану репетировать с Еленой Яковлевой. Отпустите!» И Галина Борисовна разрешила мне сниматься. Так что мне повезло: в жизни встречались только хорошие люди. Ну, или почти…

2018

 

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ восемьдесят пять = девяносто