Режиссер Владимир Мотыль

Владимир Мотыль режиссер фотоЕго картины запрещали, а самого режиссера называли бездарным, обходили званиями и наградами. Каждый его фильм выходил на экран благодаря невероятному стечению обстоятельств. За сорок лет работы в кино Владимир Мотыль снял всего девять картин. Начальство и коллеги почему-то все время подозревали его в попытке снять что-нибудь антисоветское. Он был неудобным. Раздражал своим отказом войти в штат киностудии и подчиняться дирекции, профкому. Тем, что снимал талантливое кино — а чужой успех, как известно, пережить трудно. В перестройку его вдруг принялись награждать, давать звания. Но…

К Юрию Грымову можно относиться как угодно, но именно он на протяжении пяти лет в графу премии «Ника» «За честь и достоинство» вносил имя Владимира Мотыля — безрезультатно! Деньги на свой последний фильм «Багровый цвет снегопада», в основу которого легла история его семьи, режиссер искал целый год. Помогли Роман Абрамович и Олег Дерипаска. Фильм был показан на Первом канале в 2012-м, спустя два года после кончины режиссера. Юбилей великого мастера — повод вспомнить его фильмы.

Пришел Олег Даль в малиновом пиджаке…

В начале было слово — повесть Булата Окуджавы «Будь здоров, школяр!». Мотыль загорелся идеей снять фильм о московском интеллигентном юноше, который на войне постоянно попадает в забавные переделки. Сценарий будущего фильма «Женя, Женечка и «катюша» не принимали: он не соответствовал указаниям партии, правительства и Главного политуправления армии. И только случай позволил режиссеру добиться разрешения на съемки.

Кому отдать роль недотепы Колышкина, Мотыль знал сразу. Олег Даль явился на пробы в ярко-малиновом пиджаке, на режиссера поглядывал снисходительно. Пробы оказались неудачными — оба раза актер был пьян. Худсовет «Ленфильма» категорически возражал против его кандидатуры: сорвет съемки! Однако Мотыль уговорил Даля попробоваться еще раз, только трезвым, — пробы оказались блестящими. Позже Олег Иванович признавался, что тогда он очень страдал без работы. А эта роль стала настоящим спасением.

Женя Женечка и катюшаВозникли сложности и с актрисой на роль Жени Земляникиной. Руководство студии настаивало на кандидатуре красавицы Натальи Кустинской, однако в ней не было «грубости воюющей связистки». Тогда режиссер обратился к руководству Щукинского училища с просьбой порекомендовать талантливых, но малоизвестных выпускниц. Одна из них, Галина Фигловская, работала… инженером на химическом заводе.

«Первое, на что я обратил внимание, — ее чувственная нижняя губа, — вспоминал Владимир Яковлевич. — И представил, как она не просто поцелует нашего солдатика, а прямо поглотит целиком…» Снайперским оказался и выбор Михаила Кокшенова на роль неутомимого здоровяка Захара Косых. «Сто три кило весу, и ни одной мысли в глазах — цивилизация прошла мимо», — в шутку охарактеризовал кокшеновского персонажа Владимир Мотыль. Знаменитый Марк Бернес с удовольствием сыграл роль полковника, похожего на… Марка Бернеса.

Белое солнце пустыни.

Выручил создатель «Баллады о солдате» Григорий Чухрай — он руководил экспериментальной киностудией и позвал «неугодного» Мотыля — в производство запускался сценарий Рустама Ибрагимбекова и Валентина Ежова «Пустыня». Историю про красноармейца, спасающего гарем бандита Абдуллы, снимали в условиях, приближенных к боевым: группе Мотыля даже съемочного крана не досталось. Натерпелись и актеры «первого советского вестерна».

В Махачкале средь бела дня у Раисы Куркиной (жена Верещагина) вор вырвал из рук сумочку с деньгами и документами, а Петруха — Николай Годовиков — за попытки поухаживать за местными девушками несколько раз был избит. После того как в Каспийске украли почти весь ценный реквизит, Мотыль в целях обеспечения хотя бы минимальной безопасности решил предложить местному криминальному авторитету роль. Али сыграл бандита в красной рубахе — того, что произносит всего одну фразу: «Таможня дает добро».

Над киногруппой словно бы рок повис… Павел Луспекаев (таможенник Верещагин) к началу съемок был уже очень болен: ему частично ампутировали ступни. Знакомый режиссер подсказал выход: пусть актер снимается на костылях, ведь его Верещагин — герой Первой мировой. С таким предложением Мотыль приехал к Луспекаеву, а тот, вдруг отбросив палку, прошелся по комнате. И сниматься на костылях категорически отказался: «Верещагина должно быть жалко. А что получится? Пьяница, безногий — вроде туда ему и дорога».

Белое солнце пустыниЧерез месяц после премьеры фильма, в апреле 1970-го, актер умер. Ему было всего 42 года. Триумфом стал фильм для любимого зрителями Пана Директора — Спартака Мишулина. Немногословный Саид был кинодебютом актера, очень ярким и необычным. Товарищ Сухов стал своего рода визитной карточкой Анатолия Кузнецова. Сниматься в этой роли должен был Георгий Юматов, но того подвела любовь к спиртному.

Директор «Мосфильма» отказался подписать акт о приемке уже готового фильма. Это означало, что фильм «Белое солнце пустыни» на экраны не выйдет. Вмешался случай. Генеральный секретарь Брежнев был страстным любителем боевиков и часто просил привезти ему из-за границы что-нибудь новенькое. Новенького «на складе» не оказалось, и тогда Леониду Ильичу показали «Белое солнце пустыни». Он пришел в восторг, и фильму дали зеленый свет. В 1970 году его посмотрели 50 миллионов зрителей. А для советских космонавтов просмотр «Белого солнца…» перед стартом стал традицией. Рассказывают, что оба раза, когда экипаж по каким-то причинам фильм не смотрел, полет отменяли. Невероятно, но факт: советский вестерн полюбили и американские астронавты, считавшие, что он оберегает от «темных сил космоса».

Звезда пленительного счастья.

Мотыль мечтал снять фильм о декабристе Иване Анненкове, чье участие в событиях на Сенатской площади в декабре 1825 года меркнет перед романтической историей его любви к бедной француженке. Не разрешили. Отчасти идею удалось осуществить в фильме «Звезда пленительного счастья». Позже Владимир Яковлевич вспоминал: «Мосфильм» отказался запускать сценарий в работу. В то время диссидентское движение беспокоило власти, отпугивал любой намек. И я уехал в Ленинград. Заведующий отделом кино в Смольном был поклонником моих картин. Он взялся протащить сценарий через цензуру — подсунул его секретарю обкома Кругловой в подходящее время…»

Фильм стал посвящением женам декабристов, их силе духа, преданности, любви. В фильме снимались лучшие из лучших: Алексей Баталов, Олег Стриженов, Иннокентий Смоктуновский, Ирина Купченко, Наталья Бондарчук, Василий Ливанов, Олег Янковский, Александр Пороховщиков. А еще — удивительная зеленоглазая полька Эва Шикульска и дебютант Игорь Костолевский. Мотыль нашел его сам, пригласил домой. Костолевский ужасно смущался, пролил кофе, уронил вешалку, запутался в телефонном шнуре. И это — блестящий кавалергард? В Госкино предложили поискать другого актера, но Владимир Мотыль начал снимать… Ох и намучился!

Роль у Костолевского не клеилась. Уже и в съемочной группе начали роптать, но режиссер не сдавался и отправил актера на ипподром — обучаться верховой езде. Через два месяца на площадке появился красивый, ироничный — во всех смыслах блестящий! — дворянин, наездник, жуир Иван Анненков. Для Игоря Костолевского роль стала путевкой в профессию. Дома у него до сих пор висит фотография со съемок, подписанная Владимиром Мотылем: «А не светила ли нам тем летом та самая звезда?»

Звезда пленительного счастьяПохоже, действительно светила! От некоторых купюр фильм спасла Милица Нечкина, член ЦК КПСС, академик, автор работ по истории декабризма. Но была одна вещь, которая не устраивала ни ее, ни чиновников. Советские люди со школьной скамьи знали, что декабристы разбудили Герцена, тот разбудил еще кого-то и все они вместе стали предтечей большого человеческого счастья. А тут у бесконечного забора стоят несчастные декабристки, мимо везут их мужей-каторжников — где же оптимистичный финал? И тогда Мотыль пошел на хитрость. Когда комиссия Госкино принимала фильм, в самом конце просмотра в зал вошел возмущенный режиссер: почему, мол, не пригласили? — и отвлек внимание от экрана. Фильм был принят…

Руководством Госкино картина была признана идеологически вредной. Показывали ее «третьим экраном» — в клубах, на окраинах, в военных частях. Моряки Северного и Балтийского флотов приняли фильм на ура. Вооружившись отзывами от высокопоставленных военных, Владимир Мотыль отправил телеграмму председателю Совета министров СССР Алексею Косыгину: «Даже преступнику объясняют, за что его судят. Меня запретили без всяких объяснений». Рассказывают, что Косыгин посмотрел небольшой отрывок и произнес: «Чепуха какая-то, но зритель смотреть будет. Так что пусть фильм зарабатывает деньги…» Официальная премьера состоялась в августе 1967-го. Фильм посмотрели почти 25 миллионов, то есть практически каждый десятый житель страны.

А режиссер, на которого и прежде начальство поглядывало с подозрением, оказался в черном списке. Отец режиссера, польский эмигрант, погиб на Соловках, когда мальчику было три года. Бабушка и дедушка сгинули во время войны в белорусском гетто. Мать от ареста спас Антон Макаренко, под началом которого она работала в колонии для беспризорников. Первую официальную награду за «Белое солнце пустыни» режиссер получил только через 27 лет (!) после выхода фильма — в 1996 году он был награжден орденом Почета. В 1980 году был запрещен фильм Владимира Мотыля «Лес», снятый по мотивам пьесы А. Н. Островского. Режиссера обвинили в том, что он не показал достижения… советской власти. В картине свою последнюю роль в кино — Раису Павловну Гурмыжскую — сыграла звезда 1930-50-х Людмила Целиковская.

Видео с Владимиром Мотылем:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ сорок два = сорок четыре