Режиссер Юрий Мамин — успех благодаря жене

Юрий Мамин фото 

Ваша оценка:
[Всего: 0 Среднее: 0]


Юрий Мамин — режиссер фильмов «Фонтан» и «Окно в Париж» уверен, что львиная доля его успеха принадлежит любимой жене. С Людмилой мы учились на одном курсе. Она была необычайно хороша, поклонники ходили за ней толпами. Причем не только студенты, но и преподаватели, и солидные мужчины, подъезжавшие к институту на «Волгах». Я понимал, что шансов у меня немного, и все же нашел способ добиться ее расположения — начал регулярно с ней репетировать.

В мае мы заканчивали институт. Всю ночь гуляли по городу и утром оказались возле Василеостровского ЗАГСа. На наших глазах дверь вдруг отворилась — пришла какая-то сотрудница. Я воспринял это как знак и, решительно взяв Людмилу за руку, вошел внутрь: «Мы можем зарегистрироваться?» — «Заявления не принимаем, писарей нет, — сказала начальница. — Вот согласились бы помочь, я бы вас сегодня же расписала». Несколько часов мы аккуратно переписывали в журнал данные паспортов женихов и невест, после чего заведующая нас зарегистрировала. А кольца купили позже — на последнюю стипендию выбрали самые тоненькие. Но носим их до сих пор. После загса мы с Людмилой выпили по бокалу шампанского в кафе и побежали на репетицию дипломного спектакля в Учебный театр на Моховой. Так что свадьбы у нас не было.

Юрий Мамин женаЖивем мы на одной из старейших улиц Петербурга — Гороховой. Эту квартиру получил еще мой дед-большевик, в 1920-е годы приехавший в Петроград из Брянска. Он был комиссаром речных путей и погиб в застенках ГУЛАГа до моего рождения. В блокаду от взрыва бомбы крыша дома была разрушена, и наша квартира на последнем этаже оказалась практически под открытым небом. Бабушки, мама и тетя ютились на кухне, которую отапливали мебелью. Кухня до сих пор любимое место сбора нашей семьи. Когда я смотрю блокадную хронику, кадры, на которых запечатлен угол Гороховой и Садовой, у меня замирает сердце: а вдруг из-за угла покажется кто-то из родных.

Дочь Катя с юных лет была свидетелем репетиций, которые проходили у нас дома, так что любовь к актерской профессии у нее с детства. Но мы видели ее пианисткой. Катя училась в музыкальной школе, а чуть позже, когда у нее обнаружился певческий голос, она стала мечтать о карьере оперной певицы. В течение двух лет дочь брала уроки вокала у выдающегося педагога в Бишкеке. Но увлечение оперой постепенно прошло, и Катя, повторив нашу судьбу, поступила в театральный. Увидев ее в главной роли в спектакле «Санта-Крус» в театре «Приют комедианта», я был поражен. После этой выдающейся работы Катя заинтересовала меня как актриса, и к моей отцовской любви прибавились профессиональная гордость и уважение. Под сценическим псевдонимом «Катерина Ксеньева» она сыграла главные роли в сериале «Русские страшилки» и в моей картине «Не думай про белых обезьян».

У нас с дочерью много общего — мы обожаем классическую музыку, лес, животных. Но характеры разные. Катя всегда рвется в бой против несправедливости и многие поступки совершает сгоряча. Иногда во время традиционной «чайной церемонии» на кухне мы с ней спорим до хрипоты, даже ссоримся. Но при этом всегда готовы подставить друг другу плечо.

Юрий Мамин окно в парижНас — меня, Людмилу и Катю — объединяет любовь к природе. Летний дом у истока Волги — наша вторая родина. Дом стоит на холме, неподалеку — огромный валун, на котором написано: «Здесь берет начало великая русская река Волга». А вокруг дремучие леса, где легко заблудиться. Но мы ежедневно ходим за ягодами и грибами. Я вообще предпочитаю лес морю и пляжу. Катерина сейчас в Нью-Йорке, но мы с Людмилой лето проведем вместе.

То, что Людмила была актрисой, еще больше укрепляло наши отношения. Эпизод из моего фильма «Фонтан», в котором ее героиня, задержанная за продажу тюльпанов, рыдает в отделении милиции, заставлял даже мужчин доставать носовые платки. Искренность и отчаяние, с которыми Людмила произносила придуманный ею монолог, я редко встречал. Кстати, ей тоже довелось пережить и безденежье, и долги, и очереди в ломбардах. Позже Людмила взяла на себя обязанности директора фонда развития и поддержки кино «Фонтан», посчитав эту миссию более важной, чем актерская карьера. Мы сняли «Окно в Париж», выпустили авторскую программу «От форте до пьяно», сериал «Русские страшилки», а в 2009 году вышел фильм «Не думай про белых обезьян», генеральным продюсером которого была моя Людмила.

В Петербурге нет практически ни одного уголка, куда бы мы ни заглянули в поисках места для съемки. Это и окраины, и проходные дворы, и петербургские крыши. Кстати, крыши, по мнению критиков, играют в моих фильмах особую роль. Действительно, в «Фонтане», «Окне в Париж» и «Белых обезьянах» они являются важным местом действия и создают необходимую атмосферу.

Видео с Юрием Маминым:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

сорок − тридцать один =