Петр Рыков – Сердце мое тоскует

Петр Рыков актер фото В «Хождении по мукам» актер Петр Рыков попал в гущу революционных событий, в «Оптимистах» — в романтические шестидесятые, в «Кровавой барыне» — в жестокий и беспощадный XVIII век. Интересно, героем какой эпохи он сам себя ощущает?

— Петр, прежде чем стать актером, вы успели получить диплом переводчика и даже поработать за рубежом моделью…

— На самом деле я всегда хотел быть рок-звездой (улыбается). Ведь я окончил музыкальную школу по классу классической гитары и два с половиной года проучился в музыкальном училище. В итоге окончил Московский гуманитарный институт, знаю английский и немецкий языки. Планировал заниматься художественным переводом, если бы однажды мне не предложили сняться для журналов «Ом» и GQ. Менеджер отправил мои фото в Милан, и уже через три дня мне позвонили из агентства. Я поехал на две-три недели, а в результате задержался на четыре года — работал в Милане, Париже, Нью-Йорке.

— Но потом вы круто изменили жизнь, поступив в 28 лет во ВГИК…

— Да, хотя мог бы сидеть в Милане в шоу-руме у Армани — интересная работа, неплохие деньги, но я спросил себя, а хочу ли я заниматься этим и в 35 лет? И решил, что нет. Год проучился в Школе драмы Германа Сидакова, очень хорошего педагога, но понял, что этого мало, и поступил в мастерскую Игоря Ясуловича. Уже на втором курсе я впервые вышел на сцену Театра имени Пушкина, но прошло еще немало времени, прежде чем актерская профессия стала меня кормить.

— Вас растила одна мама. Ее любви хватало за двоих?

Евгений Миронов рассказывал, что в детстве родители ему табуретку грели, чтобы он на теплой сидел. Я не был окружен такой заботой. Первые годы своей жизни провел в Новгороде, куда маму распределили после института: барак на окраине города, одна уборная на 40 комнат-клетушек, за водой ходить приходилось на колонку, общественная баня раз в неделю. Но я рос очень спокойным ребенком. Мама и сейчас говорит: «Я не знала, что дети могут капризничать. Ты никогда не плакал, не просил есть, что-то купить». В школу пошел уже в Смоленске. Коммуналка на две семьи — по сравнению с Новгородом это казалось сказкой. Отдельная квартира у нас появилась, когда мне было 22 года.

— Мама сейчас одна?

— Да.

— Перевезти ее в Москву не хотите?

— Мысли такие есть, но, пожалуй, здесь мама будет волноваться больше. Она не может уснуть, если я не пришел домой. А у меня, признаюсь, до сих пор нет ощущения дома.

— Вас называют одним из самых завидных женихов Москвы. У девушек есть шанс или ваше сердце уже занято?

Петр Рыков халат дом— Пожалуй, вы с кем-то меня перепутали. Сердце мое тоскует… Меня часто спрашивают, почему в 36 лет я одинок. Я не суперхолостяк, просто семья для галочки мне не нужна. А для компании у меня есть кошка.

— Неужели вы не влюблялись в партнерш?

— Наши артистки — это особая категория (смеется). Мне девушка нужна трогательная, умная и красивая, а таких в нашёй профессии единицы. Кроме того, мне нравятся ровесницы, не понимаю мужчин, которые выбирают спутниц намного моложе себя.

— Вы верите в дружбу между мужчиной и женщиной?

— Я довольно замкнутый человек — не то чтобы к себе никого не подпускаю, но и в объятья не бросаюсь. Хотя на съемках сериала «Березка» у нас очень хорошие отношения сложились с Любой Константиновой. Она — человек, которому я точно могу довериться! Так что дружба между мужчиной и женщиной существует.

— Работа в модной индустрии повлияла на ваш стиль?

— У всех бывают разные периоды. Чем человек моложе, тем больше он экспериментирует. Но я, например, всегда знал, что мне идут костюмы — такой нормальный мужской стиль. Причем я больше Армани, чем Прада (улыбается). Никогда не мог спокойно пройти мимо кожаной куртки, не важно, стоит она три тысячи рублей или три тысячи долларов. Хотя я достаточно рациональный человек и не куплю на последние деньги пару туфель.

— И сколько не жалко потратить на понравившуюся вещь?

— В Н&М на 15000 рублей можно накупить кучу новой одежды. За работу в шоу-руме Нил Бартон подарил мне замечательную куртку из грубой кожи, которую я ни на что не променяю. У меня есть вещи — какие-то льняные брюки, куртки, свитеры, про футболки вообще молчу, — которые я ни разу не надевал.

— А какие вещи в вашем гардеробе обязательно должны быть дорогими и качественными?

Петр Рыков фигура мышцы бицепцы накаченный голый торс— В идеале обувь и часы. Но сейчас мне ничего никому не надо доказывать, я не светский человек, поэтому ношу штурманские часы. А поскольку езжу на машине, то даже зимой хожу в кедах и прекрасно себя чувствую. Мои детство и юность были небогатыми. Помню, в старших классах мамина подруга сшила мне костюм — твидовый пиджак, черные брюки, светлая жилетка, сейчас мне кажется, что пуговицы были из соломы, застывшей в смоле. Такого точно ни у кого не было! За обновками мы с мамой ездили в Москву. Работа в модной индустрии и открывшиеся в этой связи возможности не снесли мне голову. Я нормальный парень, одеваюсь не как лох — и достаточно.

— Расскажите, что означают ваши татуировки?

— На ноге — японский иероглиф, который означает «чистый», «натуральный», «стопроцентный, без примесей», на боку — слово airbag, то есть «подушка безопасности». Разрисовывать полтела непонятными узорами мне никогда не хотелось.

— Как вы относитесь к парфюму?

— Мне нравятся теплые, терпкие запахи, я их называю зимними — Comme des Garcons и Wood от Dsquared2. У меня сразу возникает ассоциация: падает снег, в доме горит камин — тепло посреди холода. Я вообще зимний человек (улыбается).

— Для вас будет важно, как выглядит ваша девушка?

— Конечно, у нее должно быть чувство вкуса и стиля. Если на девушке будут странные сапоги, то — до свидания. Она также должна уметь преподносить себя в обществе, а не рассчитывать на грудь третьего размера. Бывает, девушка оденется со вкусом, а начинаешь с ней общаться и понимаешь, что она пытается желаемое выдать за действительное. И тогда хочется сказать: «Пять за то, что научилась, но давай попрощаемся». Кстати, если я понимаю, что оделся неудачно, возвращаюсь и переодеваюсь.

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

сорок семь − = сорок три