Памяти Олега Табакова

Олег Табаков актер режиссер фото Строки Давида Самойлова в эти дни вспоминаются особенно часто. 12 марта 2018 года стало, без преувеличения, днем национального траура. Наверное, давно в стране не плакали одновременно миллионы людей. Ушел Олег Табаков.

Оптимист и удачник» называл он себя. Лелик, Олег, Олег Павлович… Худенький мальчик с длинной шеей и смеющимися глазами мужал, становился мудрее. Обрастал ролями, званиями, театрами, постами, женами, детьми, внуками, учениками. Но всегда оставался в зоне доступа. Говорят, обязательно отвечал на звонки, даже если номер был незнакомый. Или перезванивал сам. «Умение сказать спасибо — одна из важных привычек» ему была дана свыше. Он не забыл свою alma mater — саратовский Дворец пионеров, где когда-то занимался в драмкружке. Часто приезжал, и обязательно с подарками — то кресла привезет, то технику.

Его не интересовала деструкция жизни, только созидание. Он был великий зодчий, умевший не просто обустроить окружающее пространство, но и наполнить его светом, мыслью, воздухом, красками. Зачем вам колледж при театре, спрашивали его. «Чтобы продолжиться в учениках, как люди продолжаются в своих детях».

Любил парадоксальные сравнения: вот, говорил, есть «феррари» и «лексусы», а я — бульдозер. Что означало: иду только вперед, не увиливаю и на других не сваливаю. Став в 34 года директором «Современника», отказал всесильному зампреду Совета министров СССР, требовавшему принять в труппу его родственницу. В 1968-м он, только что с огромным успехом отыгравший 28 раз Хлестакова в пражском театре, отправил на имя Брежнева телеграмму с протестом против ввода наших войск в Чехословакию. Наверху сделали вид, что не заметили. Свою теперь уже знаменитую «Табакерку» несколько лет содержал на собственные деньги, потому что государству эти мальчики и девочки были даром не нужны. И пошел напролом, когда какие-то «важные люди» пожелали театрик убрать и в престижном месте построить что-то «коммерческое».

17 лет возглавлял МХТ имени Чехова, вытащил театр из глубочайшего кризиса. И два раза в месяц, во время предварительной продажи билетов, из-за шторы в своем кабинете считал, сколько людей в очереди. Их было куда больше, чем билетов. Он был сентиментален и не стыдился этого. Плакал, когда умерла мама, плакал, узнав о смерти Виктора Астафьева, услышав рассказ про незнакомого майора, который в мирное время накрыл собой гранату и ценой жизни спас солдат. Перешагнув девятый десяток, был полон планов и энергии. Вопреки хворям, надвигающейся слабости. Он очень хотел жить. Все знали: если Табаков что-то задумал, это непременно осуществится. Поэтому, когда осенью он попал в больницу, никто не сомневался: ненадолго, Олег Павлович снова выйдет на сцену. Эти спектакли не состоятся никогда.

Юлия Меньшова про Олега Табакова:

Олег Табаков три мушкетера король людовик— Ироничный. Смешливый. Великого таланта актер. Он никогда не кокетничал о «творческой лаборатории артиста» и называл профессию «веселеньким делом». А при этом попадал в сердце каждого зрителя. Его роли разобраны на цитаты, и при упоминании его фамилии все начинают улыбаться. Но из жизни ушел не только Актер, но и удивительный Человек. Невероятного умения созидать. Объединять вокруг себя таланты. Умеющий рисковать и брать ответственность. За свою жизнь он зажег десятки звезд и помог сотням людей. Едой. Деньгами. Крышей над головой. Его «нет» было твердым, а на его «да» можно было абсолютно положиться. Светлая память!

Алла Сигалова про Олега Табакова:

— Конечно, мы все понимали тяжесть ситуации, но все же надеялись, что обойдется. Очень горько и тяжело. У меня сохранилось два самых сильных впечатления от общения с Олегом Павловичем. Как-то в конце 1980-х, после спектакля «Фро», у меня дома раздался звонок. Олег Павлович поздравил с премьерой, сказал невероятно добрые слова, и мне это было важно. А прошлой весной он пришел на прогон «Катерины Ильвовны». После мы остались вдвоем, и он много и хорошо говорил о спектакле. Вот это умение хвалить — очень важная черта, которую я переняла у Табакова. И еще он умел прощать. Я не видела, но мне рассказали, что на похоронах Романа Козака (режиссер, муж А. Сигаловой) Олег Павлович больше часа не отходил от гроба. У них были разные периоды, но такое отношение дорогого стоит.

Виталий Егоров про Олега Табакова:

— Закончилась эпоха — ушел великий актер, учитель, мастер. За свою жизнь он отдал столько добра и любви, что хватит на четыре жизни. Он говорил: «Когда уходит из жизни мама, мы становимся взрослыми». Он для нас был и папой, и мамой. Но надо продолжать работать, чтобы ему не было за нас стыдно. Мы спустились на пустую сцену подвала, разобрали отмененный спектакль, люди несли цветы…

Анатолий Белый про Олега Табакова:

— Я потерял очень близкого человека. Тяжело собраться с мыслями… Ощущение, что ушел кит, на котором покоился мир. Возможно, последний кит, на котором держался Театр с большой буквы. Он помогал всем — спокойно, тихо, но с какой легкостью, быстротой. Масштаб личности измеряется простотой — его масштаб был огромен, потому что он всегда был очень открытым. МХТ стал мне родным только благодаря Палычу. Как прислоняются к могучему дубу, чтобы напитаться его энергией, так и мы прислонялись к нему, кто плечом, кто щекой, чтобы почувствовать мощный заряд.

Василий Мищенко про Олега Табакова:

Олег Табаков молодой— Мы были не просто не готовы, но гнали от себя саму мысль, надеясь, что он поправится. Казалось, Олег Палыч будет вечно… Солнечный человек. Если бы не он, в моей жизни все было бы иначе. Последний раз мы созванивались месяца за полтора до его болезни. Он любил вспоминать, как я бегал по потолку: «Вот Васька Мищенко — раз, и побежал по потолку». Помню, как однажды спросил меня, тогда еще студента: «В чем ходишь? Не холодно?» Я испуганно отнекивался: мало ли что. На следующий день он приходит с пакетом: «Я купил это пальто на гонорар, который получил в Праге за Хлестакова».

Игорь Верник про Олега Табакова:

— Это удар, с которым непонятно, как справиться. Сознание отказывается принимать. .. На второй день я постоянно был в театре — и такая пустота обрушилась… Приходит понимание, что его больше никогда не будет рядом, нельзя будет к нему зайти, поговорить, посоветоваться… Он, привыкший управлять всем и вся, быть над ситуацией, никогда не сдавался и сердился на болезнь. Во время репетиций «Дракона» он на несколько дней ложился в больницу, и мы с Костей Богомоловым и актерами приезжали к нему. Он сразу оживал, иронизировал, шутил, превращая своей энергией больничное пространство в какую-то иную реальность. Совершенно удивительная сила духа! «Дракон» стал последним спектаклем Олега Павловича. Актер уникальной природы, он чувствовал себя на сцене счастливым! Радовался аплодисментам как ребенок. Помню, уже уходя за кулисы, шутил: «Видишь, кое-что еще можем», прекрасно понимая, какую власть он имеет над зрителем. Он наслаждался этой любовью, и она всегда будет с ним — великим актером и человеком!

Евгений Писарев про Олега Табакова:

— Сколько ни готовься к потере близкого человека, она все равно будет внезапной… Как артист, к числу любимцев Олега Палыча я не принадлежал. Но стоило мне заняться режиссурой, а ему — увидеть мой спектакль «Одолжите тенора» в Театре имени Пушкина, как уже на следующий день я сидел у него в кабинете и обсуждал будущую постановку в МХТ. Четыре с половиной года я провел бок о бок с Олегом Павловичем. Самых важных и счастливых года моей жизни. Когда я был назначен худруком в Театр Пушкина, он не хотел меня отпускать. А потом сам пришел со мной на сбор труппы и во время моей «тронной речи» держал меня за руку. Мне было почти сорок лет, и я чувствовал себя сыном, которого отец привел в первый класс и не желает с ним расставаться. Да мы и не расставались. Табаков мог позвонить: «Как дела?», внимательно выслушать ответ, а потом произнести: «Ну, знай, что я тебя люблю». И я месяц ходил окрыленный, потому что этот великан помнил обо мне — лилипуте по сравнению с ним.

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

сорок пять + = сорок восемь