Наталья Бестемьянова – Наш дом – мечта советского человека

Наталья Бестемьянова, Игорь Бобрин

Ваша оценка:
[Всего: 0 Среднее: 0]

Соперничество уместно только в спорте. А вопросы обустройства своего дома в Подмосковье Наталья Бестемьянова — олимпийская чемпионка в танцах на льду и ее муж, знаменитый фигурист Игорь Бобрин, решают полюбовно.

Наташа, ты ничуть не меняешься: все такая же обаятельная и энергичная…

— Когда меня никто не видит, я тихая (смеется). Мы и уехали из Москвы, потому что хотелось покоя. Конечно, если есть дела, мы какое-то время вынуждены жить в Москве. Но в последние годы, как бы ни было поздно, стараемся приехать на дачу, чтобы проснуться уже здесь.

— Чья была идея приобрести дом за городом?

— Практически сразу после Олимпиады 1988 года мы решили купить дачу. Весной и летом я объездила все Подмосковье на электричках — тогда еще не водила машину — в поисках подходящего варианта. На одном участке стоял старый дом, рядом стол, скамеечка, а вокруг — трава с человеческий рост. Я присела на скамеечку, подняла голову к небу — и поняла, что хочу здесь жить. Большой плюс — это место недалеко от города, но достаточно уединенное.

— Как давно вы построили свой дом?

— В 1995-м. Строительство было долгим и сложным — в стране развал, материалов не было. Наш архитектор — молодая девочка, которая еще училась в институте, успела его окончить, выйти замуж и уехать в Германию. Вернувшись через несколько лет и обнаружив, что дом еще не достроен, она была потрясена (смеется). Но в итоге мы все же воплотили наши мечты — мечты советских людей, всю жизнь проживших в блочных домах (смеется).

— У вас необычный, похожий на маленький замок, дом, но при этом очень уютный…

— Да, попав сюда, гости не хотят от нас уезжать. Мне кажется, нам удалось удачно организовать пространство. Большой зал, совмещенный с кухней, небольшая спальня, маленький кабинет — все очень функционально и уютно. Кстати, сначала я хотела сделать кухню в отдельном помещении — на месте комнаты справа. Но в процессе строительства у меня было время передумать — и кухня стала частью большой гостиной. Как показала практика, это гораздо удобнее. В гостиной много предметов — статуэток, картин, посуды, — связанных с фигурным катанием. А необычная люстра, сделанная по заказу, сразу привлекает к себе внимание. Камин, по-моему, прекрасно вписался в общее пространство зала, создавая теплую и уютную атмосферу. Рядом с камином фигурка Чарли Чаплина, которую подарили Игорю (муж Натальи, фигурист и тренер Игорь Бобрин) на день рождения артисты нашего Театра ледовых миниатюр. У меня вообще какое-то чутье находить для вещи правильное место.

— На стенах висят очень красивые картины, вышитые гладью. Чьи это работы?

Наталья Бестемьянова и Игорь Бобрин в загородном доме— Мои. Вышивала на всех соревнованиях в свободное время, обожала это занятие. Оно достаточно кропотливое, но я справлялась довольно быстро.

— А какой виделась тебе кухня? И получилось ли то, о чем мечтала?

— Особых требований к кухне я не предъявляла, опять же, потому что в 1990-е выбор был небольшой. Но я точно знала, что хочу дерево, которое создает тепло и уют, — у нас кухня из дуба. Я мечтала об интерьере в светлых тонах — в первых открывшихся тогда студиях нам удалось найти мебель белого цвета. Если же говорить о дизайне в целом, то на стадии проекта все было иначе.

— Вопросы, связанные с обустройством и оформлением, вы решаете совместно?

— В этом вопросе Игорь мне доверяет. А если я не могу определиться, то всегда спрашиваю его мнение. Но когда Игорю что-то не нравится, я никогда не настаиваю и предлагаю другие варианты. По этому поводу мы точно не ссоримся (смеется).

— В любой комнате вашего дома хочется задержаться. Но особенно мне понравился балкончик на втором этаже и помещение под чердаком…

Наталья Бестемьянова с мужем Игорем Бобриным и псом Рыжем— Это я придумала сделать «балкончик Джульетты», который выходит из спальни в гостиную. А помещение на третьем этаже — это комната отдыха. Здесь у нас стоит корабельный бильярд. Он небольшой, но интересен тем, что вместо шаров у него плоские фигурки, чтобы в шторм не катались по столу. Здесь же живут игрушки, подаренные нам на соревнованиях, коллекция коньков, в которой есть настоящий раритет — моя первая пара.

— Вы сознательно поддерживаете такой тенистый участок?

— Да, хотя в жаркие дни солнца здесь вполне хватает. Я мечтала о высоких соснах — от них очень хорошо дышится. Есть у нас и небольшой пруд. А летом мы обожаем пить чай на веранде.

— Я вижу у вас еще одного члена семьи по имени Рыж. Это ваша первая собака?

— Третья — до него были доги, девочки. Мы так привыкли к большим собакам, что лабрадор для нас — мелкая порода (смеется). Поначалу Игорь его чуть не убил: он привык, что дога можно со всего маха хлопнуть, а этот другой. Рыж появился у нас случайно. Когда нашу квартиру обокрали, я стала бояться оставаться одна и вздрагивала от каждого шороха. Тогда Игорь поехал к маме Елены Прокловой и купил у нее пса. В общем, с чемпионата мира он встречал меня уже с Рыжем. Лабрадоры, конечно, не загрызут, но если тявкнут… (Смеется.) При этом они очень ласковые. Когда к нам приезжают гости, Игорь всегда хвост Рыжу придерживает, чтобы не заметили, что он радуется. Собаки — это замечательно, только очень грустно с ними расставаться. Но что поделаешь… Если постоянно об этом думать, можно лишить себя такой радости!

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестьдесят семь − = шестьдесят шесть