Надежда Бабкина – Живу на полную катушку

Надежда Бабкина певица фото Народная артистка России Надежда Бабкина рассказывает, как ей удалось справиться с предательством близких, интригами коллег и равнодушием чиновников.

— Надежда Георгиевна, правда ли, что Вы предпочли благотворительный фестиваль МВД «Милосердие белых ночей» церемонии открытия Крымского моста?

— Да. Это был мой вклад в преодоление правового нигилизма. Творчество формирует иное отношение к жизни, вдохновляет, приносит радость… Полицейские — такие же люди, как мы с вами, только в форме. Разве они виноваты в несовершенстве наших законов? Я тоже как человек и депутат со многим не согласна.

— Среди творческих людей патриотизм не слишком популярен…

— Наше духовное наследие, как и любовь к стране, нельзя потрогать руками. Но и выжить без них невозможно. Я не устаю повторять: обратитесь к корням, не стесняйтесь своей национальности! А кликуш, тех, кто призывает до основания все разрушить, было полно во все времена. Вот только про «затем» они молчат, потому что предложить нечего. Да, меня тоже многое не устраивает. Например, совершенно невыносимый ЕГЭ. Весь мир давно понял его неэффективность, а мы все носимся с этим «достижением». В Советском Союзе существовала мощнейшая образовательная система, которая позволяла развиваться каждому. Например, я, деревенская девчонка, получила три высших образования, защитилась, создала свой коллектив без всякой поддержки и грантов. Потому что хотела! Мой папа часто повторял: «Если знаешь, как делать, — берись. Сомневаешься — значит, не твое». А он был председателем колхоза, знал, что говорил.

— Воспитывал Вас в строгости?

Надежда Бабкина личная жизнь семья— Да, но это не помешало мне, отличнице, состоять на учете в детской комнате милиции (смеется). У меня было замечательное детство. Дни напролет мы проводили на улице, играли в войну, воровали яблоки из колхозного сада, убегали от сторожа. Однажды проучили одну вредную бабку, которая ненавидела весь мир. У нее в огороде росла роскошная клубника, но добраться до грядок было нелегко. Неожиданно в мае выпал снег, и бабка принялась растапливать печь. Мы не растерялись, заткнули трубу тыквой, и дым повалил в дом.

Пока она бегала, просунули в щель забора длинную палку и стали срывать ягоды. Вдруг она как заорет: «Помогите! Хулиганы! Это Надька Бабкина и вся ее шпана!». Нас тогда все так называли, сокрушались: мол, ничего из них не выйдет. В результате я стала народной артисткой, моя подруга — заслуженным учителем России, наш товарищ возглавил крупный медицинский центр…

А потом наступил переходный возраст, появились мальчики, а вместе с ними и четверки. Правда, во всех своих героях я быстро разочаровывалась. Наверное, искала что-то особенное… Помню, в то время часто бегала к церкви, где разбивали свой лагерь цыгане. Костры, кибитки, гитары, а как они пели — не передать!

— Тогда у Вас проявился интерес к пению?

— По словам мамы, маленькая, я орала ночи напролет — тренировала голос (смеется). Сколько себя помню, всегда мечтала стать артисткой. Первое выступление — табуреточка в школе, собачий холод. Учителя в валенках, я в платке, перевязанном на спине крест-накрест, пою «Оренбургский пуховый платок». Как мне это нравилось! Зрители смахивали слезу, родители умилялись, но, когда я решила поступать в музыкальное училище, запротестовали: «Кому ты нужна? Таких певиц, как ты, полно». Они хотели, чтобы я была «нормальным» человеком — учителем, врачом, инженером… Но после восьмого класса я все же поехала в Астраханское училище на прослушивание. Преподавательница сказала: «Пока рано, должна пройти мутация голоса. Приезжай после десятого класса». Пришлось снова сесть за парту.

— Чем Вам запомнился выпускной?

— Это отдельная история. Я постриглась, перекрасилась в блондинку и в сшитом из занавески платье вышла за аттестатом. Меня не узнали и аттестат выдавать отказались! (Смеется.)

— Что Вас на это сподвигло? Таким образом Вы избавлялись от комплексов?

Надежда Бабкина актриса роль спектакль театр— «Комплексы», «сексуально», «эротично» — просто болезнь какая-то! Сегодня девчонки выглядят одинаково: грудь накачана, губы выше носа. А нельзя форму рта скорректировать помадой? Подчеркни свою естественную красоту — и ты будешь на коне! Но нет, изо всех сил пытаются соответствовать каким-то мифическим стандартам. А это желание показывать задницу? Где стыд-то?

— Ну какой стыд, когда деньги на кону…

— Нельзя заниматься проституцией. Молодость пройдет, и с чем останешься? Я в юности жила на всю катушку, объехала весь Союз, прорывалась через оцепление перед Большим театром, в котором выступала труппа Ла Скала. А однажды меня, как в «Кавказской пленнице», пронесли на концерт «Бони М».

— Это как?

— Охраняли их почти как президента. Тогда мои приятели из концертного зала «Россия» решили завернуть меня в половик и отнесли в комнату с аппаратурой. Помню, как медленно тянулось время. Наконец открылась дверь: «Здесь провода и микрофоны, их трогать нельзя». К приставленному к стене ковру охранники интереса не проявили… Потом я, сидя на ступеньках балкона, впервые в жизни слушала иностранную группу. Разочарование было огромным — они пели мимо нот!

— Изобретательности Вам не занимать! Вероятно, она же и помогла вам, совсем молодой выпускнице Гнесинки, создать свой коллектив?

— Все получилось случайно. Сидели в комнате, валяли дурака. Кто-то предложил организовать ансамбль: «Надька, будешь руководителем!» Только потом поняла, что ни один из присутствующих даже не знал, как подступиться к новому делу, а я пробивная, энергичная… На следующий день девчонки меня спрашивают: «Что делать будем?» — «Приходите ко мне в комнату, чая попьем, попоем…» — «Нет, давай выучим несколько песен и рванем с ними по стране!» Так мы начали бегать по конкурсам и фестивалям. В 1975 году состоялось наше первое выступление, и не где-нибудь, а в Союзе композиторов! Приехали за три часа, переоделись, распелись, а нас не вызывают.

Мы так извелись, что выпили для храбрости по 150 граммов коньяка… Наконец вышли, нам аплодируют. А я вся похолодела: что поем, не помню! Поворачиваюсь к подруге — у той в глазах паника, поворачиваюсь ко второй — та же ситуация. И я запела — слова из одной песни, мелодия из другой. Кое-как закончили. Овация, крики «браво», а я шепотом: «Сваливаем!» В зале Хренников, Новиков, Щедрин, Щуров — главный специалист по белгородскому фольклору. А мы за Белгород выдали другую песню. Только переоделись — Щуров: «Девочки, вы откуда такой вариант взяли?» — «Нашли в Сибири». — «А где именно?» — «Ой, нам бежать надо!» — «Ладно, завтра на лекции поговорим…» Потом признались, конечно (смеется).

Надежда Бабкина муж личная жизньА дальше понеслось: золотая медаль на слепых прослушиваниях в Праге, первое место на Всероссийском конкурсе народной песни в Ленинграде! Хотя на победу мы не рассчитывали — слишком сильны были соперники. Момент объявления результатов я буду помнить всегда. В Капелле яблоку негде упасть, выходит представитель Министерства культуры: «Третье место — ансамбль «Карагод». Второе место — коллектив Дмитрия Покровского». Все замерли: что дальше? «Первое место — «Русская песня»!» Гробовое молчание, ни единого хлопка. Тогда я впервые столкнулась с пугающе вязкой завистью. Обернувшись к девчонкам, громко произнесла: «Мы молодцы. Ура!»

Я помню всех участников того конкурса. Всех! Большинство имен из них вам ничего не скажут, а наш театр стоит в центре Москвы! Но я полжизни к этому шла. Было всякое, в том числе и предательство самых близких: некоторых девчонок не устраивало, что все внимание направлено на меня. Они написали в парторганизацию жалобу. Секретарь вызвал меня и прямо с порога сказал: «Гони их немедленно!» — «Как гнать? У нас через месяц спектакль…» После премьеры ко мне подошла Людмила Зыкина: «Кто бы что ни говорил, ты это сделала!» Услышать такое было невероятно приятно!

— Вы ведь учились, когда у Вас родился сын? Как все успевали?

— С трудом, но учебу не бросила. Помню, выменяла у приятельницы модный топик с люрексом на большую венгерскую сумку-переноску. В ней и носила сына на лекции. Давала ему корочку черного хлеба, и он сидел тихонько, играл. Сейчас это уже мужчина, отец троих детей. А я — трижды бабушка.

— Внуки Вас так и называют?

— Нет. Спрашиваю у Георгия: «Я мама твоего папы, тебе бабушка. Кто я?» — «Надя». Ну и ладно! Я понимаю, почему им сложно называть меня иначе. Приезжаю к ним и давай сказку по ролям разыгрывать. Мы достаем из шкафов барахло, приспосабливаем под коромысло швабру… Ну какая я бабушка? (Смеется.)

— Какие-то таланты у внуков уже проявляются?

— Марфа всем дрозда дает! В мае ей исполнилось 3 года. Я приезжаю, а она уже стоит в платье: «Надя, день рождения, что ли? Поздравляй!» И запела: «С днем рождения меня! Меня!» Я поняла, что эта девочка никогда голодная не останется (смеется). Верочка очень душевная, усидчивая: учит английский, буковки выводит аккуратно, ходит на бальные танцы. Георгий предпочитает большой теннис, шахматы и музыку. Он у нас тоже аккуратист: рубашечки, брючки — все сложит, как в магазине. Кому-то достанется хороший муж!

— Надежда Георгиевна, а враги у Вас есть?

Надежда Бабкина коллеги студенты ученики— Завистников тьма. А чему завидовать? Вкалывай, как я — с утра до ночи, и все у тебя будет. Кстати, я и строительство театра не афишировала именно потому, что слишком много было желающих меня отодвинуть. Но меня хрен сдвинешь! На стройку ходила каждый день, делая вид, что разбираюсь во всех нюансах и замечаю любые недоработки. Меня боялись как огня! Да что там! Ко мне совершенно бесплатно приехали специалисты-акустики, работавшие в Карнеги-холле и Альберт-холле.

Из всех расходов — перелет да черная икра, которую я привезла из Астрахани. «Она странная, но хорошая», — сказали обо мне эти звезды (смеется). Привезла их в почти достроенный театр. «Зовите инженера, архитектора, — распорядились они. — И срезайте этот бетонный угол, он будет влиять на звук». Инженер заупрямился. «При мне начинайте, не уйду, пока не сделаете», — заявила я. И срезали…

Вот говорят, что все держится на взятках. Никому не дала ни копейки! Но со всеми дружила. Завмагов, главврачей, гаишников приглашу на концерт, накормлю, напою, выслушаю. Посидели за рюмкой — и стали родными. У меня никогда не было снобизма по отношению к простым людям. Я народная артистка, и это звание отрабатываю.

Досье Надежды Бабкиной.

Родилась 19 марта 1950 г. в дер. Черный Яр Астраханской обл. В 1983 г. окончила Музыкально-педагогический институт им. Гнесиных. В 1990 г. получила диплом режиссера эстрады и массовых представлений ГИТИСа. Художественный руководитель и основатель фольклорного театра «Русская песня». С 2010 г. — соведущая ток-шоу «Модный приговор» на Первом канале. Снялась в фильмах: «ТАСС уполномочен заявить…», «За кем замужем певица?», «Если бы знать…», «Веселые соседи», «Гпупая звезда».

2018

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

× семь = тридцать пять