Михаил Пореченков — За 20 лет я сыграл 96 главных ролей

Михаил Пореченков актер фото Разговор с актером Михаилом Пореченковым, известным по главной роли «Агента национальной безопасности», получился не только про его новые подвиги на экране…

— Михаил Евгеньевич, с каким чувством вы вернулись на съемочную площадку?

— «Агент национальной безопасности» — важный этап моей творческой жизни, по сути, с Лехи все началось. Мне почти пятьдесят, и в этой истории пора поставить точку. А еще это память о наших товарищах Андрее Толубееве и Андрее Краско. Надеюсь, что у сериала появится новый зритель, а давние поклонники будут рады вновь встретиться с моим героем.

— Откройте секрет, за прошедшие годы ваш герой сильно изменился?

— Леха — человек из прошлого. 17 лет прошло, а он такой же авантюрный и озорной. Представляете, он даже радуется, когда встречает знакомых бандитов! Потому что по сравнению с сегодняшними преступниками они просто дети. Сейчас вообще все по-другому. Люди в Бога перестали верить, не читают Библию. Ничего не понимают, не соображают… Деньги, удовольствие, самолюбование… На молодежь смотришь — диву даешься. Да, есть хорошие, замечательные ребята, но большинство вообще не думает о других, а ведь отдавать себя людям — это и есть божеская любовь. Между прочим, «я» — это последняя буква алфавита.

— Вы не пользуетесь социальными сетями, хотя аккаунт в Инстаграме у вас есть…

— Его ведут мои товарищи. А вообще я считаю, что должен быть интересен людям творчеством, а не тем, что купил или съел.

— Знаю, что вы запрещаете своим детям играть в компьютерные игры…

Михаил Пореченков личная жизнь семья дети— Скорее, ограничиваю. Я же не могу изменить ход истории. Раньше люди на лошадях ездили, а потом пересели на машины. От компьютерных игр люди, а в первую очередь дети, тупеют, становятся одноклеточными. Игроман ничего не видит вокруг, потому что зациклен на себе и гаджете. Мне с таким человеком скучно. Мои дети переписываются в соцсетях со своими друзьями, но не выставляют отчеты о том, как проводят время, в каких джинсах ходят и что едят но обед.

— В 2019 году вам исполнится 50 лет…

— Ну и что? Никакого волнения по этому поводу не испытываю. Некоторые говорят: мол, все. Ребята, о чем вы? Не пришел никакой возраст, все нормально. И пятьдесят лет — это тоже нормально.

— Уже думаете, с кем и как будете отмечать?

— В нашей семье принято отмечать только дни рождения детей. У нас с женой никогда не возникает диалога вроде: «А давай устроим застолье, пригласим того и этого!». Возможно, по случаю пятидесятилетия меня все же заставят проставиться, но это будет такая «пацанская» история — накрыть стол для друзей, хороших знакомых. А делать из этого шоу и выкладывать в Сеть фотоотчеты я не буду. Пятьдесят лет — это не достижение, а новый этап. Я собираюсь жить дальше, работать, творить. Надеюсь, это будет не последний мой юбилей.

— Три года назад у вас родилась внучка. Уже прочувствовали, что это такое — быть дедушкой?

Михаил Пореченков жена личная жизнь— Это значит ходить с тросточкой со слезящимися глазами? А я еще могу зажечь (смеется). Дедушка — это внутреннее состояние. А я пока еще сын, потому что живы мои родители. Вообще, я и папой-то себя почувствовал достаточно поздно. Всегда работал. Знаете, как я вспоминаю свою жизнь? Когда мы снимали эту серию, Мишка родился. А этот фильм выпустили, когда мы переехали. За 20 лет я снялся в 120-130 сериалах и сыграл 96 главных ролей. Теперь с помощью нехитрого математического расчета можно поделить одно на другое и понять, сколько я работаю.

— Поделила. Получается, что на семью времени почти не остается?

— В моей жизни одно органично вплетается в другое, поэтому время для семьи находится всегда. Конечно, дети взрослеют, у них появляются свои интересы, заботы, какие-то проблемы. Я очень признателен своей супруге Ольге, которая львиную долю обязанностей по воспитанию детей берет на себя.

— Мне кажется, современным детям сложнее ориентироваться в жизни. Вам бывает страшно за своих младших?

— Все держать под контролем невозможно. Это большая проблема, особенно в нынешнем мире, где все дозволено, можно все попробовать, все достать, все узнать. Количество мусора и хлама в жизненном и виртуальном пространстве зашкаливает. Думаю, здесь большую роль играет вопрос веры. Либо ты веришь в прекрасное, доброе, культивируешь это в себе, либо идешь на круги ада. Если ты не любишь Бога, он тебе тоже не будет помогать. Если у тебя есть внутреннее желание падать — падай. Это твой выбор. А вот сделать так, чтобы дети сделали правильный выбор, уже наша задача. Хотя бы до 2021 года мы должны ограждать их от неправильных шагов. Дальше максимум, на что мы можем надеяться, — это оставаться их советчиками. Мы должны вести своих детей, как нас ведет Создатель, когда говорит: «Я тебя предупреждаю». Бог для нас как родитель для нерадивых детей.

— Раньше вы признавались, что редко отказываетесь от ролей, потому что для вас это не столько творчество, сколько источник заработка…

Михаил Пореченков филя степашка спокойной ночи малыши— Не совсем так. Но я всегда отжимаю себя под железку. Либо роль мне сразу интересна, либо я ее поверну так, что она станет мне интересна. Я привык работать в связке с режиссером и сценаристами. У нашего поколения артистов уже нет необходимости браться за все подряд. Все, что мы делаем, так или иначе нас греет. Просто в кинематографе больше возможностей для компромиссов. Отдельная история — театр. Это вообще не про деньги. Это твой жизненный или творческий эксперимент. Все!

— А о преподавательской деятельности не задумываетесь?

— Это должен быть органичный переход. К сожалению, уходят мастера. Не стало Дмитрия Брусникина, замечательного артиста и педагога. В МХТ уже некому преподавать… Рано или поздно я почувствую, что как актер не справляюсь, да и прежнего объема работы у меня не будет. Тогда пойду передавать опыт. А его у меня много, так что вряд ли обо мне можно будет сказать, что я решил учить от нечего делать.

— Раз уж заговорили о театре. Вам нравится современный театр, который делает ставку на визуальные эффекты?

— Я приверженец русского драматического психологического театра и не признаю все эти микрофоны и крупные планы. Актер должен транслировать энергию, заряжать ею зал, чтобы зрители ему сопереживали, а в конце действа испытывали очищение, или катарсис, как говорили древние греки.

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять × один =