Максим Виторган – Я эгоист и мне не стыдно

Максим Виторган фотоВедущий детективного шоу «Шерлоки» на ТВ-3 Максим Виторган нашел решение вечной проблемы отцов и детей.

— Максим, задача игроков — выявить преступника. Вам самому интереснее быть над схваткой или вы с удовольствием поучаствовали бы?

— Я обожаю игры, где нужно искать причинно-следственные связи, выстраивать интригу. Охотно принял бы участие в этом психологическом поединке. Но в роли ведущего своя прелесть: вы не представляете, как интересно наблюдать за игроками! Сам я, кстати, примерно до середины игры не знаю, кто убийца, и честно предупреждаю об этом участников. Подсказываю ли? Бывает, помогаю. А иногда сбиваю с толку.

— Вы часто угадываете, кто преступник?

— Когда проект только задумывался, у меня были опасения, что все окажется слишком примитивно. Но должен сказать большое спасибо нашим авторам — они потрудились на славу и придумали действительно запутанные истории.

— Что важнее в игре — логика или интуиция?

— Логика и умение критически мыслить. Выявить причинно-следственные связи гораздо труднее, чем просто сказать: «Я чувствую, что он — убийца». Интуиция — вещь хорошая, но не в этом случае.

— А в жизни всегда надо докапываться до истины?

— Трудно сказать. Правда может кардинально изменить жизнь, с ней надо быть осторожным. Наверное, легче чего-то не знать.

— По-вашему, Шерлок Холмс — величайший сыщик всех времен и народов?

— Я не большой поклонник детективной литературы, но если спросить у сотни прохожих, кто лучший сыщик, большинство назовет именно Шерлока.

— Вы меня удивили: у многих детективы — любимый жанр.

— Я с удовольствием смотрю сериалы, обожаю психологические детективы — «Однажды ночью», «Большая маленькая ложь», «Настоящий детектив», «Крах», «Мост»… У Конан Дойла мне больше нравился цикл о Наполеоновских войнах («Приключения бригадира Жерара»). Современных авторов, вроде Несбё, которым сейчас все зачитываются, я обхожу стороной. А вот акунинского «Фандорина» прочитал — эта литература увлекает, как кино. Правда, закрыв книгу, уже ничего не помнишь (смеется).

— А что вы читали своим детям?

Максим Виторган ксения ксюша собчак жена муж личная жизнь— Чтение вслух — не самое любимое мое занятие. С детьми мне интереснее играть, валять дурака.

— Дочь Полина родилась, когда вам было немного за двадцать, в третий раз вы стали отцом в сорок с лишним. Есть ли разница в ощущениях?

— Огромная. Сложно сформулировать… Тогда хотелось какой-то бурной жизни, сейчас сильнее тянет к ребенку.

— То есть все делается для ребенка?

— Я бы не сказал. В конечном счете – для себя. Эгоизм — главная мотивация человека. Другое дело, как он проявляется. Если ты из эгоизма занимаешься благотворительностью, то честь тебе и хвала.

— Вы выросли в актерской семье. Когда появилось желание тоже стать актером?

— Долгое время у меня были совершенно другие планы на жизнь: я хотел поступать либо на журфак, либо на юрфак. Все изменилось в старших классах. Мы ставили спектакли на английском языке и однажды замахнулись на «Гамлета». Я получил главную роль, вирус актерства попал в организм и уже не выветрился.

— Учеба давалась вам легко?

— Я ярко выраженный гуманитарий, но не все шло гладко. В средней школе у меня была ужасная учительница по литературе. В сочинении по роману «Молодая гвардия» я написал, что не беру на себя смелость клеймить позором предателя Стаховича, потому что не знаю, выдержал бы я сам такие пытки. Эта нехитрая мысль привела ее в бешенство, и у меня была куча неприятностей. А уже в старших классах мне с преподавателем повезло. Оценки все равно скакали: пять — два, пять — два… Когда я читал произведение сам, это было пять. А когда приходилось цитировать чужие слова из учебника, было неловко, поэтому все заканчивалось двойкой. Физика, алгебра, геометрия — для меня кромешный ад. Под конец десятого класса это была просто катастрофа.

— Родители ругали за двойки?

— Нет, они и сами гуманитарии. Кроме того, папа часто был на съемках или гастролях, а мама никогда не давала ответы сразу — она проходила со мной весь путь рассуждений.

— Очень мудро!

— Да, но невероятно тяжело — я знаю по собственному опыту. Куда проще дать готовый ответ, только для ребенка он будет абсолютно бесполезен. Когда папа, выслушивая мои проблемы, говорил, как надо поступить, у меня появлялось желание сделать все наоборот. Это теперь я понимаю, что такое неприятие возникает из-за естественного противостояния отцов и детей. Но у мамы всегда хватало мудрости пройти этот путь со мной.

— Как вы считаете, надо ли детей загружать — языки, музыка, спорт?

— Обязательно! У родителей есть всего несколько лет, чтобы заложить в ребенке базовые знания. Пусть читают как можно больше, учат языки. Надо, как говорится, разминать аппарат.

— Когда Полина объявила, что хочет пойти по вашим стопам и стать актрисой, вы обрадовались?

Максим Виторган голый обнаженный фигура— Нисколько. Я раскрыл ей негативные стороны профессии, а их, поверьте, много. Не оказывал никакого содействия, более того — сразу предупредил, что не буду этого делать. Но она оказалась очень целеустремленной: в предпоследнем классе поступила на подготовительные курсы во МХАТ. Она была просто одержима желанием стать актрисой. Признаюсь, я втайне надеялся, что ее не примут, но в какой-то момент, видя упорство дочери, стал за нее болеть. Полина уже работает.

— Ваш семнадцатилетний сын Даниил тоже пробует себя в кино…

— Он снялся в маленьком проморолике фильма «О чем говорят мужчины», но актером стать не стремится. Даня готовится к поступлению на операторский факультет.

— Раньше о вас говорили: это сын Виторгана! Пройдет несколько лет, и вы услышите в свой адрес: это отец Виторгана. Готовы к такому повороту?

— Буду счастлив! Мне сорок пять лет, а я до сих пор слышу: «все по блату», «сын Виторгана», «муж Собчак»… И моих детей ждет то же самое. Я их об этом предупреждаю, чтобы они не тратили на оправдания ни времени, ни сил. Собаки лают — караван идет.

— Маленькому Платону почти полтора года. Характер уже проявляется?

— Конечно. Он упрямый. Но очень обаятельный, сообразительный, у него такая светлая энергия.

— Вы Дева по гороскопу, жена и сын — Скорпионы. Считается, что это сложный знак…

— Я не интересуюсь астрологией. Оба — личности, а с такими всегда непросто. Жена ведь не агрегат по готовке и стирке. Я всегда выбирал сильных женщин.

— Но никогда к вам не было такого пристального внимания, как после женитьбы на Ксении. Трудно?

— Пять лет прошло — привык.

— Читаете ли вы, что пишут о вашей семье в Интернете?

— Глупо воспринимать эту галиматью всерьез. Иногда собираемся с друзьями и начинаем читать эту чушь — очень весело. Я понимаю, что таким образом люди решают какие-то личные проблемы, повышают свою самооценку. Но я сам люблю поупражняться во владении словом и порой — грешен — отвечаю этим горе-комментаторам, чтобы выплеснуть накопившийся негатив.

— Семья — это государство в миниатюре. Монархия, республика, тоталитарный режим — как устроено ваше государство?

— Парламентская республика. Время от времени каждый из нас пытается установить диктатуру, но ему противостоят мощные демократические силы.

— То есть тот идеал, к которому нужно стремиться?

— Наверное.

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × = восемнадцать