Лилита Озолиня – Долгая дорога к себе

  Лилита Озолиня молодая фотоВ конце ноября 2017 года актриса Лилита Озолиня отметила свое 70-летие. Кажется, что время над ней не властно: в ее глазах по-прежнему блестят искорки, как у Марты из «Долгой дороги в дюнах».

— Лилита, у вас чудесные духи!

— Спасибо! Я всегда тщательно выбираю ароматы, это как вторая одежда. Люблю несладкие, но и не очень терпкие. Запах должен отражать индивидуальность, поэтому я отдаю предпочтение нишевой парфюмерии.

— Вы придирчивы к себе?

— Да, и очень страдаю от собственного перфекционизма. Алоиз Бренч (латышский кинорежиссер, снял многосерийный фильм «Долгая дорога в дюнах») даже назвал меня пионеркой. И я никогда не оглядываюсь в прошлое. Это только расстраивает.

— Что еще может выбить вас из колеи?

— Например, дождь за окном.

— Кто вы больше, романтик или прагматик?

— Я люблю помечтать, но до следующего утра и первой чашки кофе. Вообще мне всю жизнь хотелось быть слабой. У меня было несколько браков, и каждый раз после свадьбы я давала себе слово не гнуть свою линию. Но через пару недель понимала, что это невозможно. Ведь мне надо работать и все успевать.

— Не обидно, что при такой обширной фильмографии зрители знают вас прежде всего как Марту Озолс из фильма «Долгая дорога в дюнах»?

— Это был первый сериал, снятый на Рижской киностудии. Сценарий писался под Вию Артмане, но, пока его утверждали, прошло восемь лет, и Вия вышла из возраста героини. Тогда Бренч пригласил на пробы меня: «Я в тебя верю, потому что об этой роли ты знаешь гораздо больше меня». Алоиз был другом нашей семьи. Моя мама до войны работала на немецкой киностудии, а папа был летчиком-испытателем. С приходом советской власти все изменилось. За отказ сотрудничать отца сослали, мама поехала за ним. Моя старшая сестра, не выдержав испытаний, умерла. Впоследствии отец научился делать хорошую мебель, стал настоящим мастером. Но так и не разучился смотреть в небо…

А с Алоизом мы уже работали: в десятом классе я снялась в его фильме «Когда дождь и ветер стучат в окно». На съемочной площадке столько плакала, что с трудом узнавала себя на экране. Смотрела и думала, что в жизни выгляжу немного интереснее (улыбается). Кроме того, Бренч преподавал в Студии киноактера, куда я буквально сбежала из мединститута.

— Понравилось быть актрисой?

Лилита Озолиня долгая дорога в дюнах— Скорее, не понравилось быть хирургом! Увидела, как оперируют младенца, и у меня все оборвалось. А ведь я мечтала носить белый халат! Правда, еще мне нравилось играть на рояле, изучать английский и… колдовать. В нашем саду росли чудесные яблони. Глядя на них в окно, я шептала: «Пусть вон то яблочко упадет с дерева…» И оно падало!

— Роль Марты вы себе тоже наколдовали?

— Нет (улыбается). Кстати, с Юозасом Киселюсом, который сыграл Артура, мы впервые встретились на съемочной площадке. «Боже, какой самовлюбленный!» — думала я, разглядывая Юозаса. Потом решила, что он смущается в моем присутствии. В общем, перебрала все варианты, и только позже Алоиз признался, что запретил Киселюсу со мной общаться за кадром: «Любовь — это огромный интерес друг к другу». И он прав: пока ломаешь голову над словами или поступками партнера, интересно. А как только он становится для тебя прочитанной книгой, чувства уходят.

— Вы влюбились в Киселюса?

— Нет, но это тот тип мужчин, который мне нравится. Кстати, сначала я не понимала свою героиню. Я бы выбрала Артура — ведь это любовь на всю жизнь. А с годами поняла, что по-настоящему ее любил именно Рихард — заботился, опекал, оберегал.

— После фильма к вам стали обращаться по имени героини — Марта?

— Однажды в Ленинграде после съемок мы приехали на вокзал. Поезд опаздывал, а на улице мороз, метель. Я зашла в здание, а там уборщица: «Марточка? Замерзла, небось. Пойдем чайку выпьем». Привела меня в свою каморку с ведрами, тряпками, швабрами, заварила чай, вытащила баранки и стала расспрашивать, как Рихард, как сынок… Правду сказать, так чай отберут (смеется). Так и не решилась разрушить ее мир и признаться, что я актриса. Пришлось в деталях придумывать дальнейшую биографию героев. А вообще, популярность Марты мне на руку: то квашеной капустой, которую я обожаю, на рынке угостят, то замуж пригласят (смеется).

— Надо было продолжение снимать!

— Собирались. Но пока сценарий напишут, актеры выйдут из нужного возраста, а замены зритель не простит. Поэтому отказались, и, наверное, это правильно. Очень редко удается повторить успех.

— A y этого успеха была оборотная сторона?

Лилита Озолиня сейчас фото— Однажды нас с Бренчем и Артмане пригласили на прием в Дом актера. Заходим в зал и замечаем, что женщины начинают перешептываться. А одна в голос сказала: «Значит, чтобы тебя узнали, надо сняться в сериале! Ясненько…» Это была Нонна Мордюкова.

— Кстати, как в Латвии отнеслись к фильму?

— В 1980-е нельзя было говорить о репрессиях, но латыши утверждали что все было куда страшнее. Тем больше я уважаю председателя Госкино Латвии Олега Руднева, который в своем сценарии не побоялся поднять эту тему.

— В вашей семье эту тему обсуждали?

— И не только эту. Например, нельзя было праздновать Рождество, но мы закрывали одеялом окна и зажигали свечу. Так и росли.

— Сейчас многие говорят, что в молодости они были диссидентами…

— Никогда! Я и «запрещенкой» не интересовалась. Наша преподавательница привозила из Москвы фильмы, которые не выходили на широкий экран, и показывала нам, студентам.

— Ваши коллеги из Прибалтики признавались мне, что их перестали узнавать на улице. А вас?

— Я работаю в театре, у меня свой зритель. Так что меня знают.

— Вы по-прежнему звезда?

— Это слово меня обижает, а само понятие девальвировалось. Включите телевизор: «Танцуй со звездой», «Пой со звездой», «Убери квартиру со звездой». Вокруг одни звезды, а кто работать будет? Как-то стою за кулисами, слушаю хор мальчиков. Вижу, один на меня поглядывает: наверное, узнал Марту. Тут он подошел: «Вы тетя из рекламы?» Съемки в рекламе стирального порошка серьезно отразились на моей репутации. Но что делать, нужны были деньги на декорации к спектаклю. Зато я поняла, что такое роскошная жизнь. Меня поселили в пентхаусе пятизвездочной гостиницы, настолько большом, что я не могла найти там телефон! Вот тебе и стиральный порошок! (Смеется.)

Знаете, если бы могла начать все сначала, ни за что не стала бы актрисой. Я хочу все решать сама, а не отвечать за чужие ошибки. С годами поняла, что только дети оправдывают наше пребывание на Земле. Карьера, личная жизнь — все пустяки. И я довольна тем, как выполнила свою миссию. В детстве моя дочь Лилиана мечтала, чтобы я была дворником и тогда мы могли бы проводить вместе все время. Теперь она выросла, и я ею горжусь!

Видео с Лилитой Озолиней:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестьдесят четыре − пятьдесят семь =