Лия Ахеджакова – Маленькая легенда

Лия Ахеджакова актриса фото Кто-то из критиков сказал про Лию Ахеджакову: даже если она два часа на сцене будет просто стоять на голове, мы все равно с огромным интересом будем смотреть. Потому что она — особенная.

Это сегодня за умение быть одновременно смешной и трогательной ее называют «наша Джульетта Мазина», «Чарли Чаплин в юбке». А когда-то в то, что Лия станет актрисой, не верил даже ее отец. А уж ему-то можно было верить: Меджид Салехович Ахеджаков был главным режиссером Майкопского драматического театра. (Через много лет они вместе снялись в фильме «Старые клячи», сыграв отца и дочь.) Но кому что на роду написано, то и сбудется.

Маленькая, худенькая, с мультяшным голоском, с неприметной внешностью – ты будешь только травести, зачем портить жизнь, пугал отец. А ей не было страшно. Хотя в какой-то момент все же дрогнула и поступила в Институт драгоценных металлов и золота. Через полтора года сбежала в ГИТИС. «Будет сложно, не пищи!» — благословил отец, смирившийся с тем, что с генами бороться бесполезно.

Она и не пищала. Хотя порой хотелось не то что плакать — выть. После института ее приняли в труппу московского ТЮЗа. Первой ролью был поросенок Наф-Наф. Потом — Ниф-Ниф, Нуф-Нуф. Она играла мальчишек, зайцев и даже ноги курицы – это когда с подругой изображали избушку Бабы-яги. Единственная роль, о которой актриса и сегодня вспоминает с удовольствием, — ослик Иа-Иа: «Это же абсолютно адекватная мне личность».

Она долго считала годы, проведенные в ТЮЗе, потерянными. В 1987-м умерла одна из лучших, если не лучшая, в стране травести Лидия Князева. На кладбище народу собралось немного — поседевшие, постаревшие «лисы», «поросята», «пионерки», «гавроши», «сыновья полков»… Стояли и плакали. Проводники в мир фантазий и чудес.

Но чтобы это понять, нужно было большую жизнь прожить, ее соленый вкус на губах почувствовать. Порой подступало отчаяние. Она почти разуверилась в себе. «Актриса на роль барахла» — так сегодня оценивает то время. Обрести веру в себя ей помогла Нина Антоновна Ольшевская, знаменитая МХАТовка, мама Алексея Баталова. «Знаете, Лиличка, а вы оч-ч-ч-чень талантливы», — сказала она молодой актрисе.

Лия Ахеджакова в молодости тюз«Почему вы ушли из ТЮЗа?» — спросила ее главный режиссер «Современника» Галина Волчек при первой встрече. «Надоело зайцев играть», — ответила. И первое время выходила на сцену знаменитого театра в ролях… бабушек. Ее ввели вместо заболевшей актрисы в спектакль «Вечно живые», и Ахеджакова, молодая женщина, долго играла «маму» Игоря Кваши, который был старше ее на пять лет.

Позже будут и тетя Соня («Спешите делать добро»), и сразу четыре роли (в виктюковском спектакле «Квартира Коломбины» (в Ленинграде спектакль по Петрушевской не приняли, зрители свистели, уходили, нарочито стуча каблуками и хлопая дверью), и Варвара в «Мелком бесе», и вызвавшая немало споров Селестина, и, конечно, Зина в покорившем весь мир, в том числе избалованный Бродвей, «Крутом маршруте»… В «Современнике» она работает 40 лет. Это ее — второй дом. Время от времени она «изменяет» ему в постановках на стороне. Но это же так естественно ненадолго покинуть любимые стены, чтобы вернуться, горя «нетерпением встречи».

В кино, кстати, дебютировала ролью… мальчика Пети в фильме «Возвращение». И хотя замечательно — на пронзительной ноте — сыграла Аллу в картине «Ищу тебя», поразила своей царевной Аграфеной в чудесной киносказке «Иван да Марья», ее мало кто знал до «Иронии судьбы».

У Эльдара Рязанова снялась в семи фильмах. И он не мыслил без Ахеджаковой своего кино. Ради нее переписал роль Верочки в «Служебном романе» — потому что понял: если о том, какой походкой следует завлекать мужчин, расскажет Лия, это будет в сто раз смешнее и интереснее. Готов был отказаться от съемок «Гаража», если Ахеджакова не согласится играть Мамаеву. У меня на сердце лейбл «Рязанов», говорит Лия Меджидовна. Верная любимому режиссеру, категорически отказалась сниматься в продолжении «Иронии судьбы». И ни разу не упрекнула Эльдара Александровича за то, что сокращал, а то и вовсе вырезал, как это случилось с фильмом про Андерсена, ее роли.

Лия Ахеджакова небеса обетованныеОна — человек благодарный. И ранимый. Долго приходила в себя, после того как за кулисы ворвалась разъяренная зрительница и потребовала денежную компенсацию за непонравившийся спектакль. Ахеджакова тут же отдала ей тысячу — все, что было в кошельке. Остальные деньги с других соберу, пообещала женщина. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы Валентин Гафт не выставил скандалистку из театра.

И при такой-то незащищенности всегда готова ринуться в бой — за справедливость, за убеждения, принципы. Натыкаясь зачастую на озлобленность, хамство, непонимание — с Ахеджаковой можно не соглашаться, спорить, но нельзя отказать ей в искренности. Ее человеческое призвание — спасать, помогать, обивать пороги по чужим надобностям, находить спонсоров, деньги, бросаться на амбразуру. Ее в шутку называют Дон Кихотом. Ей очень идет это прозвище, в одно слово – «Лиядонкихот».

Многих в этой хрупкой маленькой женщине поражает бесстрашие. Как умудрилась она пришпорить, выдрессировать страх, чувство, от которого не избавлен ни царь, ни герой? Нет, в обычной жизни она, пожалуй, та еще трусиха. Боится перелетов. Болезней. Что за спиной совершат предательство, а она не узнает. Есть и вовсе экзотические страхи — цунами, землетрясений. Но в самый трудный момент в ней просыпается боец.

Ей 80 лет. Она все такая же неугомонная и страстная, порой непреклонная, порой сентиментальная. Настоящая. У нее жизнестойкие гены, заметил когда-то Меджид Ахеджаков.

Факты про Лию Ахеджакову.

Лия Ахеджакова служебный романЛия Ахеджакова — заядлая автомобилистка, за что получила прозвище «железная водительница». Как-то возвращалась после спектакля на своем внедорожнике — а это уже сама по себе комичная ситуация: женщина ростом 150 см за рулем джипа!

И увидела, как гаишник с перекошенным от ужаса лицом отчаянно размахивает жезлом, требуя остановиться. Остановилась: «Что случилось?» И услышала: «Вы здесь… Слава богу, а то смотрю — машина едет без водителя!».

Она не любит поклонников. Точнее, не любит, когда ей поклоняются. Предпочтение отдает взыскательным зрителям, пусть даже критикующим ее работу, — с ними есть что обсудить. И все-таки одну встречу она запомнила. На гастролях в Австралии артисты пошли в кафе. Ахеджакову пригласил на танец молодой человек, много лет назад уехавший из России. Он очень волновался, и она спросила, что у него случилось. «У меня такое ощущение, что я танцую с родиной», — тихо ответил он.

От первого мужа, актера Валерия Носика, ушла, узнав об измене. Даже оставила ему квартиру, купленную на собственные деньги. Неудачным оказался и брак с художником Борисом Кочейшвили. Именно Лия обивала пороги кабинетов (даже до МИДа дошла) с просьбой отправить его картины на художественные салоны в Голландию и Францию. О бывшем муже не вспоминает. Вот уже 17 лет она замужем за известным фотографом Владимиром Персияновым. И признается: теперь по-настоящему счастлива.

Еще в школе училась, когда мама и отец тяжело заболели туберкулезом. Счет шел на дни. Но однажды в доме появились какие-то люди, принесли ящик и письмо для девочки Лии от самого… Иосифа Виссарионовича. Оказалось, Лия написала письмо Сталину, в котором рассказала, что ее мама и папа умирают, потому что нужного лекарства нет ни в одной аптеке.

2018

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + шесть =