Леонид Гайдай — Король советских комедий

Леонид Гайдай режиссер фото Ходит байка, что его фильмы Леонида Гайдая рассылали по посольствам перед важными встречами — чтобы, вволю насмеявшись, «капиталисты» становились сговорчивее. Правда это или миф — точно сказать не беремся. Зато доподлинно известно, что гайдаевские комедии показывали в санаториях в качестве терапии.

Согласно законам жанра комедиограф — человек мрачный. Леонида Гайдая и впрямь сложно было назвать весельчаком. Хмурый, сутуловатый, с хохолком на голове и вечной сигаретой. Когда юная прелестная Нина Гребешкова привела Леню знакомиться с мамой, та, задумчиво глядя на жениха, сказала: «Смотри, от осинки не родятся апельсинки». А соседка по квартире и вовсе не удержалась: «Что, пострашнее не было?» Но Нина, даром что моложе своего избранника на семь лет, поняла: этот длинный, худой, похожий на гвоздь, неприспособленный к быту человек и есть ее судьба.

Тем более что он обещал носить ее на руках: «Ты маленькая. Большую женщину не подниму». Они прожили 40 лет. Она не просила ролей. А он регулярно ее снимал. Она делала ремонт в квартире, вкручивала лампочки, чинила машину. Он говорил: «Зачем? И так все хорошо. Но если тебе надо…» Порой она его воспитывала — азартный муж играл в карты, потом на автоматах, частенько оставлял немалые суммы: «Леня! Так никто не живет!» Он искренне удивлялся: «Как никто? Я так живу».

По словам режиссера, у него была одна вредная привычка — он снимал комедии. А человек, развлекающий публику, в киношно-бюрократической иерархии находился как бы на нижней ступени. «То, что делает Леонид Гайдай, это вообще не искусство», — говорили за спиной режиссера. Упрекали в том, что в каждом его фильме непременно отыщется какой-нибудь забулдыга — разве в нашей стране нет других людей?! Члены худсоветов — люди знаменитые, а некоторые даже талантливые — обвиняли в пошлости и потакании массовому вкусу.

ГЛеонид Гайдай наталья селезнева иван васильевич меняет профессиюайдай на подобные замечания не реагировал: пусть говорят, что снято — то снято. На худсоветы не ходил. Не то чтобы его не интересовало мнение коллег, просто реакция зрителей была важнее. Работая с Яковом Костюковским над очередным сценарием, шутил: а будет ли это интересно бабушке в Йошкар-Оле?

На стадии монтажа он, по свидетельству очевидцев, расставлял шутки так, чтобы они вызывали смех у самых разных зрителей: «Тут у нас смеется интеллигенция, тут-народ, а тут — дети». Чтобы узнать, по-прежнему ли интересны его фильмы, часто ходил в кинотеатры, а вернувшись, радостно сообщал жене: «Представляешь, смеются в тех же местах!». Смех зрителей — главная награда. К остальному был равнодушен. Когда давали очередное звание или орден, говорил домашним: «Опять записали на какую-то цацку». Не понимал, зачем вообще творческому человеку регалии, разве они — мерило чего-либо?

Леонид Гайдай мечтал быть актером. Вернувшись с фронта, окончил в родном Иркутске театральную студию, несколько лет работал в местном драмтеатре. Несмотря на успех у публики, понимал: с такой специфической внешностью список ролей для него ограничен. Поэтому подался в режиссеры. Однако часто показывал актерам, что нужно делать в кадре. На площадке все умирали от смеха, когда он играл за Светлану Светличную, соблазняющую Семена Семеновича, за Наталью Селезневу, сообщавшую Шурику о своем уходе к режиссеру Якину, за Юрия Яковлева, за Наталью Крачковскую

Не дождавшись Эраста Гарина, утвержденного на роль Варфоломея Коробейникова в фильме «Двенадцать стульев», сам сыграл предприимчивого «хранителя древностей». Не тушевался, если требовалось «засветить» в кадре части тела. В «Двенадцати стульях» был ногами Кисы Воробьянинова в сцене драки с отцом Федором, дважды сыграл руку — чесал пятку Балбесу в «Кавказской пленнице», хватал за нос Гешу Козодоева в страшном сне в «Бриллиантовой руке». А когда у Юрия Никулина не получилось кинематографично поскользнуться со словами «Черт побери!», попросил это сделать Леонида Каневского.

Леонид Гайдай черный кот фотоЛеониду Гайдаю бесполезно было задавать вопрос, почему он снял ту или иную сцену. Пожимал плечами: нравится и все, а критики сами потом что-нибудь придумают. Незавидна была участь этих бедолаг, всерьез пытавшихся найти дословный перевод фраз вроде «хам дураля», «бамбарбия киркуду» и, конечно, «кок эс кусто беншлак мордюк» (как актеры заучивали эту тарабарщину?!). Кстати, колоритное ругательство «мордюк» режиссер придумал после ссоры с Нонной Мордюковой.

Его блистательные гэги рождались из наблюдений, газетных статей, забавных случаев. В начале войны Гайдай служил в Монголии. Приехал военком отбирать пополнение в действующую армию. На все вопросы «Кто хочет в артиллерию, на флот, в разведку?..» Гайдай отвечал: «Я». Военком не выдержал: «Да подождите, дайте огласить весь список! Кто хочет на фронт?» — и все сделали шаг вперед. Годы спустя в «Операции «Ы» так же дружно шагнула шеренга алкоголиков и тунеядцев. Прочитал в «Правде» стихотворный фельетон «Пес Барбос», и тут же родилась идея девятиминутного фильма о том, как три дурака спасаются от собаки, таскающей в зубах взрывчатку. А когда кто-то из знакомых привез в подарок импортную авторучку с раздевающейся красоткой, придумал эпизод с Жоржем Милославским, вручающим пикантную безделушку послу.

Бдительная советская цензура крепко усвоила, что в каждой шутке – только доля шутки, остальное правда. Леонида Гайдая даже в антисоветчине обвиняли. Впервые — еще в 1958 году. Фильм «Жених с того света» назвали пасквилем на советскую действительность и пригрозили молодому режиссеру: «Вам придется положить на стол партийный билет. И кино снимать вы больше не будете». От нервного потрясения у Гайдая открылся туберкулез. Мудрый директор «Мосфильма» Иван Пырьев посоветовал снять что-нибудь историко-революционное, чтобы усыпить бдительность чиновников. Своей картины «Трижды воскресший» Леонид Иович стыдился всю жизнь.

А в 1967-м в антисоветчине обвинили «Кавказскую пленницу». Большой начальник заверил, что фильм выйдет на экран только через его труп. Спасло то, что «Пленницу» несколько раз подряд посмотрел Брежнев и, по рассказам, смеялся так, что стены тряслись. Особенно понравился ему эпизод, в котором Юрий Никулин произносит совершенно провокационную фразу: «Между прочим, в соседнем ауле жених украл члена партии».

Леонид Гайдай жена нина гребешкова фотоЧиновники обладали уникальной способностью в белом видеть черное. В «Бриллиантовой руке» заставили переозвучить сцену, в которой Мордюкова говорит: «Я не удивлюсь, если ваш муж тайно посещает синагогу». «Вы поставили еврейский вопрос, — сказали режиссеру, — но никак его не решили!» «Синагогу» поменяли на «любовницу». В «Кавказской пленнице» цензуру смутила фраза про «советский суд, самый гуманный суд в мире!» — «советский» заменили на «наш». В «Операции «Ы» битва шла за слова Шурика «Надо, Федя, надо!» — в партийных кругах Федей называли… Фиделя Кастро.

«Инкогнито из Петербурга», экранизация «Ревизора», лишилось не только острых сцен, но и эпиграфа классика к своей пьесе: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива». Порой Гайдай опережал цензуру. Например, короткометражка «Пес Барбос и необычный кросс» должна была начинаться следующей сценой: Балбес мелом пишет на заборе букву «X», Бывалый — «У», потом мел берет Трус — и тут раздается милицейский свисток… Трус, озираясь, быстро дописывает «…дожественный фильм», и вся троица удирает. От такого начала режиссер отказался, вовремя сообразив, что строгое начальство не пропустит «эту пошлость».

Досье Леонида Гайдая.

В 1942 году Гайдая призвали в армию.

Служил в разведке, награжден несколькими медалями. В 1943-м, возвращаясь с задания, подорвался на мине — тяжелейшее ранение ноги, пять операций. На всю жизнь остался инвалидом, но об этом мало кто знал.

Комедии «Операция «Ы», «Кавказская пленница» и «Бриллиантовая рука», вышедшие друг за другом, посмотрели более 220 миллионов зрителей -практически все население Советского Союза.

Легендарная троица Трус, Балбес и Бывалый появляется и в фильмах других режиссеров: «Дайте жалобную книгу», «Семь стариков и одна девушка», в мультфильме «Бременские музыканты».

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать пять + = тридцать один