Иван Охлобыстин: Церковь — лакмусовая бумажка общества

Иван Охлобыстин фото Известный актер Иван Охлобыстин рассказал, как обрести мир в душе и почему истинно верующий человек вовсе не обязан быть голодным и с пустыми карманами.

— Иван, как в вашей семье обычно готовятся к Пасхе?

— Мы так давно воцерковились, что для нас это стало частью жизни, почти рутиной. Давным-давно, когда я еще не знал, что означает это слово, мы с друзьями с холма наблюдали, как ночью вокруг церкви ходят странные люди с торжественными лицами и парчовыми флагами в руках. Мы толком не понимали, чем они отличались от нас, и даже побаивались их. Прошли годы.

Пасха стала необходимым условием моего бытия, это счастье, которое существует само по себе, где нет зла, нет смерти, а только любовь и вечная жизнь. Вот во что верили странные люди из нашего детства, вот чего не хватало нам… Однако мы по-прежнему не понимаем, что означает слово «Пасха», потому что так и остались глупыми детьми — теми, кому и принадлежит Царствие Небесное.

— Ты соблюдаешь строжайший пост?

— Я несовершенен, в командировке нет-нет да и подожру мясное. По канонам имею право: больным и путешествующим разрешается нарушить пост. Но ведь я мог бы сдержаться… Корю себя за это, хотя, как говорится, не согрешишь — не раскаешься.

— А дети постятся?

— Конечно. Мы с рождения таскаем их в храм. Для них это норма, не то что для нас с Оксанкой 25 лет назад. При этом они обычные дети — айфончики, клубешники, влюбленности.

— Разве это не искушения?

— Бог есть любовь, все остальное неважно. Мы с любовью красим яйца, делаем пасху. Кулич, правда, покупаем. Мне нравятся итальянские.

— Не православные?

— Хлеб не связан ни с какой религией, у него нет мозга и души.

— А как же тело Христово?

— Он становится таковым во время акта божественной литургии, когда мы духовно объединяемся и испрашиваем снисхождения Святого Духа.

— Есть не освященный кулич не преступление?

— Нет, но Бога много не бывает, и лишний раз не помешает соприкоснуться с ним хоть краешком, хоть краюхой. А вот на службу надо ходить обязательно. Глупость несусветная праздновать Пасху, пренебрегая литургией. Конечно, людям невоцерковленным кажется, что там происходит нечто среднее между оперным театром и ролевыми играми, этакий косплей. А верующий легко читает логику происходящего.

— Может быть, действительно ввести в школьную программу основы религии?

Иван Охлобыстин жена личная жизнь— Я противник этого. У нас недостаточно подготовленных кадров, чтобы донести до ребенка такую деликатную тему. Нельзя спекулировать своим обаянием, статусом, деньгами и, подобно иеговистам, работать зазывалами. Человек должен прийти в храм сам.

— Тогда и крестить не надо: человек повзрослеет и сам определится?

— А как же родительская ответственность? По этой логике можно и младенца сиськой не кормить — сам найдет что пожрать. Крестить надо начиная со второй недели жизни. А если здоровье слабое, то и сразу.

— Сам ты крестился не в младенчестве…

— Это правда — в девятом классе. Как-то шел мимо храма Всех Святых, который даже в советское время никогда не закрывали, и вижу объявление: желающие покреститься могут явиться в субботу, имея при себе тапки, полотенце, крестик и 14 рублей…

— Недешево по тем временам.

— Вот и я думаю… Нет, наверное, все-таки рубль сорок. В общем, попросил у папы денег, и он дал. А ведь коммунист был, идеалист. Но идеализм поощрял во всех его проявлениях. Я покрестился, и только лет через пятнадцать вернулся в церковь по-настоящему.

— Ада испугался?

— Человек сам моделирует себе ад. И потом, у нас с Оксанкой по факту венчания единый список грехов и духовных достоинств, на Страшном суде пойдем как соучастники. Так вот с ней я ракетой влечу в рай: ангелы, сторожащие врата, просто не захотят связываться с религиозной фанатичкой. Теперь понимаешь, почему я себе поблажки во время поста позволяю? У меня блат есть, связи.

— Раз уж мы заговорили о мирском: Иван, а за тот ролик в «поддержку» Зеленского вам с Пореченковым заплатили?

— Я Мише позвонил: может, Порох все-таки дал, а ты мужик хозяйственный, все в дом тащишь, и со мной просто поделиться забыл? Или они жене занесли? «Лучше свою спроси», — ответил Пореченков. А у меня Ксюха уже давно все пустила бы по религиозной линии. Еще говорили, что Порох с Путиным договорились о взятке. Представляешь, два президента дают двум панкам деньги за то, чтобы те похвалили третьего! (Смеется.) На самом деле мы сделали это от радости и полноты жизни, которыми наделил нас Господь.

— Зеленский шутку не оценил, но хуже другое — он поддержал Томос об автокефалии.

— Это плохо, но логично. РПЦ не хватило пастырского убеждения, влияния, авторитета, уровня доверия, и все превратилось в политическую спекуляцию. Хотя с точки зрения канона всё постарались сделать правильно. Для нас это означает очередной повод для разногласий. Украина хочет быть самостоятельной страной, не имея для того никаких предпосылок, ибо русские, украинцы, белорусы — один народ. Вообще, для меня, выходца из Советского Союза, история с поиском базовой нации представляется совершенно дикой. Мы не национальность, мы цивилизация, объединенная общей исторической, психологической, философской и родственной платформой.

— На Украине решили, что Запад прогрессивнее.

— Католические храмы пустуют, религия отмирает. Недавно в Лондоне зашли с Оксанкой в храм недалеко от Пикадилли: на службе сидит человек десять… Нас критикуют за излишнюю ажурность, а католики всеми силами пытаются приблизить свою религию к реальности, наполнить ее бытом. Вне всяких сомнений, в православии тоже присутствует экстраполяция — тот же пост, например, определяет нашу кухню, -но прямого навязывания мы себе позволить не можем.

— Кстати, а РПЦ можно критиковать?

— Церковь — лакмусовая бумажка всего верующего сообщества. Как любой общественный институт, она подвержена определенным порокам. Но у нас нет стремления внедрить религиозное сознание в жизнь. Потому в России, в отличие от католической Европы, никогда не было конфликта церкви и науки. Мы всегда жили по Декарту. Он еще не сформулировал свои постулаты, а мы уже ими пользовались. Господь сначала создал законы физики, химии, биологии, а затем на их основе — мир и человека, которому дал возможность этот мир изучать. И это никак не противоречит вере — она за гранью, она интерстеллар.

— Как думаешь, возможен ли у нас фильм, аналогичный «Молодому папе»?

— Фильм хороший, но это очередная попытка оживить церковь. А наша и так живая. У нас не может быть патриарха, который играет в крокет.

— А который носит дорогие часы и передвигается на роскошной яхте?

— Подобное возмущает только дураков. В конце концов, ему не должно быть стыдно перед французским послом. Генерал должен думать не о собственной заднице, а о том, как спасти больше солдат.

— А как же Евангелие: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому войти в Царство Божие»?

Иван Охлобыстин семья дети— Он монах, у него нет ничего, все имущество принадлежит церкви. Нет, наверное, теоретически можно отписать все маме, дяде, племяннице, тебе, но кто это видел, чтобы со знанием дела рассуждать?

— Церковь занимается бизнесом?

— Она кормит бездомных, тратит на благотворительность. Церковь — это огромный штат, как правило, людей многодетных. Естественно, надо как-то зарабатывать, нельзя же паразитировать… Свечные заводики — не более чем миф. К тому же существует постановление, по которому необходимо централизованно закупать определенные свечи, соответствующие технике безопасности.

— Мой знакомый священник зарабатывает куда больше среднестатистического петербуржца…

— А у моих друзей в провинции ни фига нет. В очередной раз их послали восстанавливать на пустом месте храм, а у бедолаг уже поджелудочная села от того, что всякий раз за кровельное железо приходится жрать водку с председателем колхоза. И это не единичный случай: я знаю много деревень, где бедные отцы, с пятью детьми, сидят на картошке и морковке и еле-еле наскребают им на учебники. Раньше государство платило священникам зарплату, а теперь они живут от благотворительности. Я всегда говорил: наши первые колокола отлиты на деньги солнцевской братвы. Святой жизни человека Алексея спрашивают: «Как у вас висит такой колокол?» — «Не надо забывать, что первым в раю оказался разбойник».

Тут есть тонкий для понимания момент. Был у меня друг, монах Илья Семин. Однажды он попал в аварию — толкнул машину, которая насмерть сбила двух человек. Его посадили на три года, сняли сан. В церкви как у ментов — увольняют задним числом… От него все отвернулись, остались я, один архиерей и братья в церковном мире. Илья был не простой монах, а истинный благотворитель. Выглядел он очень нескромно: БМВ с белым салоном и полным фаршем, дорогие костюмы, туфли, запонки. Но это все гарнитур для обслуживания: без него с ним бы и разговаривать никто не стал. А на те деньги, которые он добыл, было создано множество приютов, сделан ремонт в уже существующих. Как его оценивать? Он — истинное чадо Христово.

2019

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × = тридцать шесть