История фильма «Летят журавли» 1957

летят журавли фильм 1957 фото Над фильмом «Летят журавли» пролито такое количество слез, что ими можно наполнить озеро. В мире перед его создателями снимали шляпы и склоняли головы. На родине постарались триумфа не заметить…

12 октября 1957 года фильм Михаила Калатозова «Летят журавли» вышел на экраны страны. А в мае 1958-го ему уже рукоплескал Каннский кинофестиваль. Советская лента — и по сей день единственная за всю историю отечественного кино — получила «Золотую пальмовую ветвь».

Первый приз Высшей технической комиссии Франции получил Сергей Урусевский, и это стало сенсацией: кинооператорам в Каннах ни до, ни после призов не вручали. Татьяна Самойлова была удостоена приза жюри «Апельсиновое дерево» как «самая скромная и очаровательная актриса», обойдя итальянскую диву Софи Лорен. Пабло Пикассо, вглядываясь в лицо юной советской актрисы, говорил: «В глазах этой русской богини можно утонуть» — и предвещал ей всемирную славу. Позже были награды на международных смотрах в Чехословакии, Мексике, Канаде…

«Неправильная» пьеса.

Драматург Виктор Розов жил в обычной московской коммуналке. Он мыл посуду, когда на пороге возник мужчина лет пятидесяти в дорогом костюме. Режиссер Михаил Калатозов пришел к Розову с предложением, от которого тот не смог отказаться, — снять по его пьесе «Вечно живые» фильм.

Эту пьесу Виктор Сергеевич написал еще в 1943 году. «Читал — плакал, — признался ему цензор Главного управления по делам литературы. — Запрещаем!» Пьеса пролежала 13 лет. Действительно, ну куда это годится: главная героиня, вместо того чтобы, как полагается советской женщине, ждать любимого с фронта, выходит замуж за другого, да еще негодяя! «Заговор молчания» удалось прервать молодому Олегу Ефремову: спектаклем по розовской пьесе в 1956-м открылся «Современник». Журнал «Театр» напечатал «Вечно живых» в одном из своих номеров. Там пьесу и прочитал Калатозов. За работу взялись вместе. Розов прежде для кино не писал, а Калатозов уже снял фильмы «Соль Сванетии», «Валерий Чкалов», «Верные друзья» и знал, как перевести театральную пьесу на кинематографический язык. В процессе работы появились новые эпизоды: сцена с решеткой, через которую Вероника смотрит на уходящего на фронт Бориса, рассыпавшееся по асфальту печенье, спасение мальчика на железнодорожном мосту, смерть Бориса, встреча солдат-победителей в финале и другие. А вот начать фильм с прогулки влюбленных героев по утренней Москве Калатозову посоветовал директор «Мосфильма» кинорежиссер Иван Пырьев: «Мы почувствовали бы, как была сильна их любовь…»

Небо подвело.

летят журавли фильм 1957 алексей баталов актерНа съемочной площадке «Журавлей» собрались удивительные люди. Оператор Сергей Урусевский, снимая разведчиков в лесу, часами лежал с камерой в насквозь промокшем ватнике на листе кровельного железа, на котором его по грязи перетаскивали с точки на точку. А в одном из эпизодов он вложил камеру прямо в руки Татьяне Самойловой, которая на бегу снимала саму себя.

Днями могли ждать, когда небо будет освещено так, как того требует замысел режиссера и оператора. «Сегодня неудачное небо», — разочарованно констатировал Калатозов изо дня в день. В итоге сцену так и не сняли, потому что делать абы как не хотел никто. За нарушение графика съемок группу штрафовали, лишали премии, объявляли выговоры. Но все работали, невзирая на болезни и травмы, по 16-20 часов в сутки. Актеры иногда приезжали на грим в два ночи, а в четыре уже были на площадке.

Татьяна Самойлова до последнего скрывала, что заболела туберкулезом. Пока прямо на съемочной площадке не потеряла сознание. Калатозов уговаривал прервать работу хотя бы на несколько дней — отказалась. «Тане продували легкие и через каждые три часа делали уколы…» — вспоминал Алексей Баталов. Нагрузка была так велика, что во время съемок Самойлова в 25 лет (!) перенесла на ногах инфаркт.

Баталову съемки сцены в лесу едва не стоили здоровья. Неудачное движение партнера — и актер упал в воду, откуда торчали обрубленные кусты. Вместо лица -сплошное месиво, кровь с грязью пополам. Пока в больнице зашивали рваные раны, Баталов мысленно прощался с профессией. К счастью, со временем от травмы не осталось и следа. «Работали одни фанатики», — скажет потом Михаил Калатозов.

Счастливы и зареваны.

«Летят журавли» сняли всего за шесть месяцев — в рекордные по тем временам сроки. Дальнейшая судьба фильма зависела от начальства и критиков. Худсовет принял картину с восторгом, корифеи не скупились на комплименты. Михаил Ромм назвал «Журавлей» гордостью студии, Сергей Юткевич прочил Самойловой мировую славу. А эмоциональный Григорий Рошаль признался: «Мы все были счастливы и зареваны». Еще совсем молодой Станислав Ростоцкий, снимавший свой будущий хит «Дело было в Пенькове», был и вовсе категоричен: «Все, что мы снимали, надо уничтожить».

летят журавли фильм 1957 съемки в лесу болотеА вот главному начальнику, Никите Сергеевичу Хрущеву, фильм не понравился. Особый гнев вызвала героиня: ходит босиком, волосы распущены, жениху изменила. Если не понравилось ему, значит, не понравилось никому — решили некоторые критики. И в своих рецензиях стали упрекать авторов в слабой драматургии, мелкотемье и «ненужной обстоятельности», с которой показано «грехопадение» Вероники.

Но даже хрущевский гнев не сделал картину «невыездной». Рассказывают, что однажды молодой Клод Лелуш случайно попал на съемочную площадку к Калатозову, который показал французскому коллеге отснятый материал. Лелуш был так впечатлен, что, вернувшись на родину, позвонил директору Каннского кинофестиваля и сказал: в России сняли фильм, который необходимо показать в Каннах. Вскоре в Москву прибыл представитель кинофестиваля — и «Летят журавли» были включены в конкурсную программу.

Фильм показали на второй день Каннского фестиваля. Аплодисменты раздались уже в сцене проводов Бориса на фронт и не смолкали до финальных титров. Когда зажегся свет, все увидели, что члены жюри, которым по статусу полагалось быть беспристрастными, плачут.

О триумфе соотечественников в Каннах советские газеты предпочли умолчать. Только в «Известиях» появилась небольшая заметка даже без указания имен режиссера и оператора…

Главная брюнетка.

Розову Татьяна Самойлова сначала не понравилась — свою героиню он писал, думая о любимой жене Наденьке, красавице-блондинке. Лицо Самойловой, как заметил критик Лев Анненский, «не подходило ни под классический тип красоты, ни под милый типаж субретки». Режиссеры привыкли к героиням-блондинкам — Орловой, Ладыниной, Серовой, Целиковской, Ларионовой. И вдруг — асимметричное лицо, раскосые черные глаза, длинная челка…

До Вероники Татьяна снялась лишь в одном фильме, где ее экзотичность пришлась кстати, — «Мексиканце». Там ее и увидел ассистент Калатозова. Пробы длились два часа. Татьяна понравилась и режиссеру, и оператору Сергею Урусевскому. В своем выборе они не ошиблись: Самойлова создала один из ярчайших женских образов в мировом кино. Ее имя было на слуху, западные режиссеры мечтали работать с «очаровательной советской звездой». Еще в Каннах американские продюсеры предложили Самойловой роль Анны Карениной, партнер — великий Жерар Филипп. Татьяна понимала, что такое предлагают раз в сто лет. Но руководитель советской делегации запретил ей вести любые переговоры с западными кинематографистами. «Они обыскивали мои чемоданы, проверяли, не собираюсь ли я остаться», — вспоминала потом актриса. Еще несколько лет в Госкино приходили телеграммы из США, Англии, Франции с просьбами отпустить Самойлову на съемки. «Занята», «болеет» — изобретательностью чиновники не отличались.

Видео про фильм «Летят журавли»:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тридцать три + = тридцать девять