Ирина Купченко

Ирина Купченко актриса фото Знаменитые актрисы всегда на виду — премьеры, фотокамеры, поклонники, овации, букеты и — куда же без них! — слухи. Но Ирина Купченко слишком умна, интеллигентна и самодостаточна, чтобы нуждаться в свидетелях своей жизни. Она редко дает интервью, да и те в основном о работе, ролях. Журналистам же хочется заглянуть туда, куда вход запрещен. Но не случайно один из ее фильмов называется «Без свидетелей». Это ее жизненный принцип: Купченко никогда не была героиней скандальной хроники, не давала поводов для сплетен, не занималась самопиаром. Вот уже полвека она остается одной из самых уникальных и загадочных наших актрис. Ее часто называют русской Мерил Стрип. Но комплимент этот, пусть и приятный, банален — нет бесполезнее занятия, чем сравнивать равновеликих.

Вена, 29 февраля 1948 года. В семье советского офицера Петра Купченко родилась дочь. При оформлении документов мама попросит, чтобы дочери записали «нормальную» дату рождения — 1 марта: шутка ли отмечать день рождения раз в четыре года?

Семья военного часто меняла города и воинские части, пока не обосновалась в Киеве. Во Дворце пионеров Ира записалась в театральный, танцевальный и даже кружок кинооператоров. Она мечтала стать балериной. Или сниматься в кино. Но строгие родители и думать об этом запретили: что за профессия для серьезной девушки из порядочной семьи? Родительское слово — закон, и Ира стала студенткой отделения романно-германской филологии Киевского университета. Наверное, из умной и старательной студентки получился бы хороший переводчик. Но человек предполагает, а судьба располагает: неожиданно умер отец, Ира с мамой переехали в Москву к родственникам.

В мыслях девушка уже распрощалась с немилой ей филологией. Конкурс в Театральное училище имени Щукина был большой — но Купченко поступила. На нее обращали внимание: стройная, изящная, с удивительными глазами и утонченными чертами лица. Но она слыла недотрогой, предпочитая всем развлечениям библиотеку.

Андрей Кончаловский, начиная работу над фильмом «Дворянское гнездо», никак не мог найти актрису на роль Лизы Калитиной. Ему нужна была не просто очаровательная девушка, а личность с незаурядным характером. Приходили актрисы — тонкие, волоокие, с аристократической бледностью, но Лизы среди них не было. На «Мосфильме» Ирина Купченко оказалась случайно: студенты иногда подрабатывали в массовке. Увидев Купченко, Кончаловский сразу понял: она! Пожалуй, никогда прежде не было на экране такого чувственного, до слез красивого мира с сантиментами, прелестными бабочками, дождем, похожим на хрустальные слезы, серебристым кружевом паутины, лопухами в человеческий рост, с зеркальными прудами и розовыми, как цветы на торте, мечтами. В самой атмосфере фильма ощущалась любовь, кружила голову, дурманила, волновала.

На съемках между режиссером и актрисой завязался роман. «Очень долго у меня ничего не получалось, — позже напишет в своей книге Кончаловский. — И в этом состоянии у меня было одно желание — ощутить рядом прерывистое женское дыхание. Так начался мой роман с Ирой Купченко… Случилось это в гостинице «Советская» под музыку Перголези: я привез в Ленинград проигрыватель и кучу пластинок итальянского барокко. В номере было полно платьев с картины: мы наряжались в них, играя… Роман наш оказался достаточно кратким. К концу картины мы были просто друзьями».

Ирина Купченко муж личная жизнь василий лановойКритики, все как один восхищаясь молодой актрисой, фильм, однако, поругивали. Зато зрители делали ему отличные кассовые сборы. Как лучший иностранный режиссер, Кончаловский получил престижную финскую премию Jussi Award, а Купченко — всесоюзную известность. В свой следующий фильм «Дядя Ваня» он снова пригласил Ирину. Критика писала: «Какая замечательная чеховская актриса! Какой сердечной болью отзывается правда каждого взгляда, жеста, каждого психологического состояния!» …Кто-то однажды заметил: героини Ирины Купченко — вымерший вид, занесенный в книги Тургенева, Достоевского, Толстого и Чехова.

Таким вопросом когда-то задавалась француженка Симона де Бовуар, эпатировавшая общество заявлением, что женщиной не рождаются, а становятся. От тургеневской барышни до «Старых кляч» и недавней «Училки» — это путь актрисы, которая пришла в кино, чтобы рассказать о том, что есть женщина.

Купченко всегда отличалась «лица необщим выраженьем» — не случайно именно ее режиссеры видели в ролях «странных женщин». Героиня, ушедшая от обеспеченного мужа потому, что нужна была лишь для того, чтобы готовить обеды, была понятна тысячам женщин, которые и себе-то боялись признаться: что-то неладно в их «партнерском союзе».

При ее внешности она часто играла женщин старше лет на пять-десять. Другую актрису перспектива прежде срока стать «тетей» испугала бы, но Купченко никогда не боялась выглядеть на экране некрасивой, смешной, наивной… Ее героини меняли облик в зависимости от погоды, настроения, количества денег — неизменным оставалось лишь желание любить: «Мне ближе и понятней женщины, для которых самая большая радость — быть рядом с любимым. Даже если нет взаимности — счастлив тот, кто любит сам».

В любовь с ней бросались словно в омут. Один очень известный человек, много лет влюбленный в Ирину Купченко, не женился, пока не встретил женщину, похожую на нее. На съемках «Дворянского гнезда» в нее страстно влюбился художник-постановщик Николай Двигубский — красавец, талантище, умница, сын русских эмигрантов и двоюродный брат Марины Влади. Он терпеливо ждал, пока у Ирины закончится роман с его другом Андреем Кончаловским, и на банкете по случаю премьеры фильма полушутя-полусерьезно спросил: «Хотите, я на вас женюсь?» Они жили в его мастерской, где из мебели был лишь продавленный диван. Николай готовил для юной жены луковый суп. Вместе они часто гуляли с любимой таксой. Их брак был недолгим.

В Театре имени Вахтангова она встретила свою судьбу. Популярный актер, любимец женщин. Человек, к 38 годам познавший горечь расставаний, боль утрат. С Василием Лановым они вместе более 45 лет. А ведь поначалу мало кто всерьез отнесся к их роману: мол, Лановой влюбчив, Купченко — правильная. Актер Николай Гриценко даже сочинил эпиграмму:

Семен Михайлович Буденный,

Василь Семеныч Лановой.

Один рожден для жизни конной,

Другой — для жизни половой!

А он оказался верным и надежным — мужем, другом, опорой. Отцом ее сыновей — Александра и Сергея, названных в честь великих русских поэтов. Они сумели оградить свой уютный дом от посторонних глаз, а жизнь — от злых языков. Когда четыре года назад погиб их младший сын, некоторые коллеги даже не знали о трагедии. Со своей болью они справились сами. …Любовь не терпит шума и многословия…

2018

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ девять = шестнадцать