Галина Волчек — Роскошь быть собой

Галина Волчек фото  

Ваша оценка:
[Всего: 1 Среднее: 5]


Галина Волчек не вступала в партию, не дружила с нужными людьми, не подсиживала коллег. Что же позволяет ей вот уже 45 лет возглавлять один из лучших театров страны?

— Галина Борисовна, как вы относитесь к тому, что многие нынешние молодые актеры стремятся получить все здесь и сейчас?

— Сегодня у людей, переступающих порог театрального училища, есть абсолютно четкое представление о том, чего они должны добиться. Именно должны, а не хотят. А вот каким способом, уже мало для кого важно. Конечно, есть молодые актеры, которые с трепетом относятся к делу, но в целом отношение к театру, к профессии меня не сильно радует. Наверное, виной всему это уродство: «Я, Зин, такую же хочу!» — то есть желание быть похожей на «звезд». Но там это слово произросло естественно, из другой жизни. А когда я читаю у нас «звезда», «райдер», то ничего, кроме раздражения, не испытываю. Вот почему-то Алену Бабенко никто не называет звездой, все говорят «прекрасная актриса».

— При этом вы всегда отпускаете актеров на съемки в кино и телепроектах…

— Да, я не раз благословляла своих актрис в «Ледниковый период». Я вообще к этому проекту отношусь с большим интересом. Ни Алена Бабенко, ни Чулпан Хаматова в прошлой жизни не были фигуристками, но достигли потрясающих результатов. И я понимаю, что, по крайней мере, мои актрисы пошли туда не ради денег и пиара.

— У вас есть свой способ борьбы со звездной болезнью актеров?

— Я очень тяжело это переношу. И бьюсь головой о стену (улыбается), потому что сделать ничего не могу. В разное время и с разной степенью тяжести этой болезни подвержены все. Как-то прочитала замечательную фразу: «Звездная болезнь — это мания величия, только без госпитализации», она плохо лечится и очень заразна: если кому-то можно, почему нельзя мне?! Это превращается в уродливейшее явление. Хорошо помню, как Олег Ефремов кричал: «Каботинство и звездность погубят театр!» Так же считали Станиславский и Товстоногов…

— Что еще вас может вывести из равновесия?

Галина Волчек евгений евстигнеев в молодости— Любая несправедливость. Однажды, с моей точки зрения, чудовищно обошлись с двумя нашими монтировщиками, абсолютно безотказными работниками. Они даже заслужили право на ошибку, но они не ошиблись, а их хотели отстранить от работы. Я, конечно же, вмешалась, причем очень активно.  Помню, много лет назад, еще в 1980-е, мы с подругами ехали из бани. Лица у всех красные, на голове платки, чтобы не простудиться. Я сидела за рулем своих «Жигулей», а подруги ехали в машине сзади. И тут меня останавливает милиционер и заставляет дышать в трубку. А я в то время была еще депутатом. Подъезжают мои подруги Лариса Рубальская и Тата — Татьяна Тарасова: «Вы что, ее не узнали?! К тому же она депутат, вы не имеете права ее останавливать». Тот удивился, почему я не сказала, что депутат. «А почему я должна говорить? — возмутилась я. — Значит, депутатам одно, а всем остальным — другое?! Нет уж, поедемте дуть в трубку!» (Смеется.)

— Интересно, бескомпромиссность — качество врожденное или приобретенное?

— Думаю, что с таким характером я родилась. При этом я очень терпелива. Но когда терпение заканчивается, меня уже не остановить.

— Вы можете назвать себя победителем?

— Честно говоря, я об этом не думала. Господи, да какой я победитель… Хотя не буду лукавить: я счастливый человек. В доме, где родилась, живу всю жизнь и в этом театре работаю всю жизнь. Карьеру делать не пыталась, даже в партию не вступила. Мне многое удавалось. Я палец о палец не ударила, для того чтобы получить эту должность, — настоял коллектив театра. Я ничего не сделала, для того чтобы быть первым советским режиссером, приглашенным в Америку. Правда, многие не могли мне этого простить.

Я счастливая, что говорить, — у меня прекрасный сын!

— У вас с Денисом не утрачена близкая связь?

— Утрачена, конечно. Иначе не бывает.

— Это вас расстраивает?

— Очень! Но все попытки матерей что-то изменить наивны. У него своя жизнь, свои интересы, друзья, семья. Слава богу, что мы все-таки видимся.

— Со временем сильно изменился ваш ближний круг?

Галина Волчек сын денис евстигнеев— Практически нет. Появились новые приятели, знакомые, люди, которым я благодарна, — а я умею быть благодарной за отношение, верность, дружбу. Но новых друзей у меня нет. Я вообще верю во взаимную любовь. Поэтому и живу одна. Никто не сказал, что это хорошо. Это так, и все. С близкими друзьями — например, с Татьяной Анатольевной Тарасовой, с которой мы видимся крайне редко, потому что она такая же замотанная, как я, — у нас одинаковое отношение друг к другу. Мы обе знаем, что, если, не дай бог, кому-то из нас понадобится помощь, мы найдем друг друга. Много ли у меня таких людей? Нет.

— Галина Борисовна, вы смотрите телевизор?

— Я очень полюбила документальный жанр. Не пропускаю новостные программы и сразу вижу, придуманная это история или правда. А вот сериалы не смотрю.

— Даже если там играют ваши любимые актеры?

— Все равно. Даже не могу сказать почему, но меня это так раздражает, что я сразу переключаю канал.

— Какие качества вы цените в людях?

— Например, искренность. У всех нас есть маски, но нельзя позволить им прирасти. Терпеть не могу притворство, жеманность, любую неестественность. Могу простить даже хамство. А уж если человек извинился и я почувствую, что это искренне, прощу обязательно.

— Многие боятся, что искренность может обернуться им же во вред…

— Не знаю (улыбается), я позволила себе роскошь быть такой, какой хочу. Я тоже могу обидеть и потом извиниться — перед своей домработницей, перед сыном — всегда…

— А сами обижаетесь?

— Да, я же нормальный человек. Обижаюсь на несправедливость, предательство, злость.

— Галина Борисовна, если отвлечься от творчества: что вас сейчас больше всего радует?

— Маленькие дети. Многие знают, что, если я не в настроении, достаточно показать мне маленького ребенка. Я обожаю общаться с детьми, даже с крошечными. А уж если малышу года три — вообще замечательно! Люблю просто наблюдать за людьми, пытаюсь понять, почему человек такой. Из этого складывается моя работа. Мне нравится ездить, «менять картинку».

— Вам важно, с кем?

Галина Волчек лариса рубальская фото— Ой, это самое главное! Когда-то одна американская старушка мне сказала: «Что у вас за стремление обязательно выходить замуж? Разве плохо иметь трех-четырех подобных себе подруг и путешествовать?» Но «себе подобных» сложно найти (смеется).

— Вы не задумывались о том, что люди с возрастом, по сути, не меняются?

— Да, характер — это дело врожденное. Так же, как и талант. Можно научиться ремеслу, а стать талантливым невозможно.

— А что пришло или, наоборот, от чего избавились вы?

— Мое счастье в том, что Бог лишил меня самовлюбленности. Мне не нравится собственное изображение отчасти поэтому я перестала сниматься. Я вообще редко смотрюсь в зеркало.

— При этом одеты вы всегда очень стильно…

— Это другое — я просто не переношу отсутствия вкуса.

— Вы завидуете молодым, тому, что у них все впереди?

— Никогда не завидовала ролям, внешности, хорошей фигуре или богатству, которых у меня никогда не было. Я завидую только физическому здоровью. Вижу бегущую женщину ненамного моложе меня, с прямой спиной, не хромающую, и думаю: какая счастливая!

— Если бы у вас была машина времени, в какой период вы бы вернулись?

— (Задумывается.) Наверное, в то время, когда родился сын, в самое начало «Современника», чтобы еще раз испытать эмоции, которые даже трудно описать словами.

Видео с Галиной Волчек:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ сорок семь = пятьдесят четыре