Евгения Дмитриева — У меня есть все

Евгения Дмитриева фотоАктриса Евгения Дмитриева в кино играет женщин с непростой судьбой, а в жизни наслаждается романтическими ужинами с любимым мужем и прогулками с маленьким сыном.

Евгения Дмитриева — Мне дружить некогда.

— Женя, Вы много снимаетесь, играете в нескольких театрах, преподаете в Школе-студии МХАТ. Как в семье относятся к вашей постоянной занятости?

— Мой муж сам актер и начинающий режиссер, ему знаком такой ритм жизни. Поэтому никто меня к работе не ревнует (смеется). Но любое свободное время — для сына. Маркуша у нас главный.

— Марк появился на свет, когда вам исполнилось тридцать девять. До этого возраста у вас не было ощущения, будто вы что-то упустили?

— Лет до 35 меня вообще не посещали мысли о детях. Я много работала, моя жизнь была такой насыщенной и интересной, что даже не замечала, что в ней чего-то не хватает. Но как только я решила, что хочу ребенка, он появился (улыбается).

— Марк — редкое, красивое имя. Сына назвали в честь кого-то?

— Нет. Поначалу я ждала девочку — Верочку. Но когда врач сказал, что с Верочкой не получилось (смеется), я почему-то сразу решила: значит, будет Маркуша. Увидев сына впервые, я поняла, что не ошиблась с именем: он лежал такой важный! (Улыбается.)

— Изменилась ли ваша жизнь после рождения сына?

— Незначительно. Когда Марку было три месяца, мы, взяв мою маму, поехали в Питер на гастроли, а еще через полгода — на съемки. На друзей, конечно, времени остается меньше, но они все понимают. Как говорит моя близкая подруга Наташа Рогожкина:

«я —  мать, мне дружить некогда».

В профессии я всегда была избирательной, а с рождением Марка появился законный повод.

— Дети, на ваш взгляд, должны сами выбирать занятия по душе или их необходимо обучать всему, и чем раньше, тем лучше?

— Сначала я тоже рьяно взялась за его воспитание, но вовремя остановилась. Сейчас Марк ходит в садик, бассейн, занимается в гимнастическом центре «Евроджим». Он обожает любые игры, а еще — висеть вверх ногами и нырять головой в сугроб (смеется). Именно такое развитие я считаю правильным. Надо показать ребенку весь спектр возможностей, но не заставлять. Например, в детстве, по настоянию родителей, я окончила музыкальную школу, хотя всегда хотела танцевать.

— А родители знали о вашем желании?

— Да, но рядом с домом кружка не было, а куда-то добираться сложно.

— Однако в театральной студии вы все-таки как-то оказались?

Евгения Дмитриева— Кто-то из девчонок в музыкальной школе уже там занимался, и нам с подружкой захотелось. У нас был замечательный руководитель Зинаида Петровна Скударь. Основное внимание уделялось общему развитию: мы писали стихи, учились рассуждать, спорить. Я и поступила-то в Щепкинское училище потому, что совершенно не волновалась. На первом курсе сдавала экзамен по актерскому мастерству и ощущала такой кайф! Помню, пока шло заседание кафедры, мы забежали перекусить в пельменную в Камергерском переулке. И вдруг я подумала: а ведь всего этого могло и не быть! С этого момента мне стало сложнее учиться -от страха потерять то, что имею.

— Я знаю, что в институте вы похудели на семнадцать килограммов. От учебы или от любви?

— В юности я была не то чтобы полненькая, но такая… аппетитная (смеется). А потом вес ушел. Но не от любви — от переживаний у меня наоборот просыпается аппетит. Я действительно влюбилась, но похудела уже будучи замужем — началась совсем другая жизнь, и я изменилась внешне и внутренне. Прожили мы всего полтора года…

— Вы не думали, что сначала надо получить диплом, а уж потом выходить замуж?

— Я и сейчас так не считаю. А тогда вообще поступала, как подсказывала мне интуиция.

— Родители не советовали повременить с браком?

— Я всегда была очень самостоятельной.

Родители даже не знали, куда я поступаю, — думали, что в педагогический. Сама делала уроки, никто меня не проверял. Но это не значит, что мне не уделяли внимания. Мама не работала, все свое время посвящала семье. Просто тогда все были самостоятельные, никто нас за руку не водил. В театральную студию я добиралась на двух автобусах. А став постарше, полюбила экспедиции, и меня отпускали.

Евгения Дмитриева — Леди в черном.

— Женя, вы всегда стильно одеты и, как мне кажется, не боитесь экспериментировать…

— Сейчас, конечно, уже не так, как раньше, потому что все бегом: надела брюки, кофточку — и вперед. Кроме того, я стала ценить практичность и комфорт. Одежда должна быть удобной, чтобы, например, можно было скатиться с горки или вместе с Марком поваляться в снегу. Но на премьеру, конечно, только в платье. Да и перед хорошей обувью мне устоять сложно. Надеюсь, когда сыночек немного подрастет, наконец оторвусь (смеется). Не могу сказать, что я такая уж модница, но шататься по магазинам обожаю. Конечно, на интернет-сайтах можно купить вещь, не выходя из дома, но мне обязательно нужно все померить.

— Случалось, что какая-то дорогая вещь не давала вам покоя?

— Никогда. Бывает, увижу что-нибудь в витрине: «Ой, как хочется!» — а на следующий день даже о ней не вспомню (смеется).

— У вас есть любимый цвет в одежде?

Евгения Дмитриева идеальный брак— У меня все черненькое, я очень люблю этот цвет, мне в нем комфортно. Однажды, когда я надела серое платье в темный горошек, мой студент сказал: «О, как вы сегодня ярко!» (Смеется.)

— И летом тоже черный?

— Черный купальник, черный сарафан, белый сарафан. Нет, конечно, у меня есть и зеленое, и розовое в горошек, но любимые — все-таки лаконичный черный и белый. Предпочитаю натуральные ткани, но не шерсть — она колется. А в мягком кашемире в помещении мне душно.

— А джинсы вы носите?

— Сейчас у меня нет джинсов, которые мне действительно нравились бы. Старые пришли в негодность, а на новые надо найти время и пойти померить — джинсы должны сидеть идеально. Вообще я ношу брюки самых разных фасонов: узкие, широкие, кюлоты. Покупаю дорогие, например Мах Mara, потому что абы какие позволить себе не могу (смеется).

— Менялся ли ваш стиль в зависимости от возраста или от моды?

— Нет, только от настроения и состояния души. Бывает период, когда хочется нравиться, бывает, когда на все наплевать. Я с абсолютной приязнью смотрю на старушек в розовых колготках — ну вот такое у них настроение, пусть носят (улыбается).

— А в детстве, в подростковом возрасте, вам важно было, как вы одеты?

— Да у нас же ничего не было. Помню, как обтянула ситцем обычную телогрейку, и получился модный пуховик. Чему-то я научилась в школе на уроках труда. Потом, уже в театре, даже платье на спицах связала. В институт я ходила в заводской суконке. Тогда еще не вошел в моду пэчворк, а у меня она уже вся была расшита какими-то лоскутками, бубенчиками. Хорошо помню огромные очереди в магазинах и талоны на обувь. Я была высокая, росла быстро. Однажды мне купили красные на высокой манке сапоги тридцать восьмого размера — на вырост. Ступня уплывала вперед, но я мужественно терпела, пока сапоги не пришли в негодность. Самое смешное, что нога так и не выросла — у меня до сих пор тридцать седьмой размер (смеется).

— У Марка уже есть свои предпочтения в одежде?

Евгения Дмитриева живые картины— Мне нравится его одевать. Сейчас у нас «юрский период» — ему хочется, чтобы все было с динозаврами — и майка, и трусы, и куртка, и шапка (смеется). Еле нашли пижаму с динозавром.

— Чем любите баловать себя, как расслабляетесь?

— Хожу к косметологу, люблю массаж. Но к сожалению, не всегда находится время. У меня давно лежат подарочные карты на массаж, никак не могу ими воспользоваться. Еще обожаю кататься на коньках и велосипеде – это для меня релакс.

— Вы легко соглашаетесь на кардинальное изменение цвета волос?

— Как-то снималась в черном парике. Честно говоря, принимала себя с трудом — для меня это очень резкий, агрессивный цвет. Но это не значит, что все брюнетки — такие. Просто мне трудно принимать себя такой.

— Женя, вы сказали, что ваш муж — актер и режиссер. Не приоткроете завесу тайны?

— Могу только сказать, что он мой бывший студент, моложе меня на 18 лет. Но никакой разницы в возрасте я не ощущаю, между нами абсолютное взаимопонимание. И кстати, он замечательный папа.

— С подругами вы говорите обо всем или стараетесь не грузить их своими проблемами?

— Кому-то можно и поплакаться, и выговориться, и посплетничать — не все же только о высоком (смеется). И слава богу, что у меня есть подруги. У меня вообще есть все, даже то, о чем не мечтала. И все это приходило вовремя. Надеюсь, так и будет, и у меня впереди еще много хорошего и интересного!

Видео с Евгенией Дмитриевой:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

сорок шесть − сорок пять =