Евгения Брик — Девочек надо хвалить!

 Евгения Брик макияжСтремление к соперничеству укоренено в актерской природе, но начисто отсутствует у актрисы Евгении Брик: выбор между провинциальной парикмахершей и девушкой Бонда не кажется ей очевидным. Теперь у нее задача — уберечь от соблазна семилетнюю дочь.

Евгения Брик  — Оленину не предлагать.

— Женя, прошлый год оказался для вас очень насыщенным. Чем порадуете своих зрителей?

— Впервые в жизни я несколько месяцев подряд работала без выходных. С Ириной Розановой и Марией Мироновой снялась в триллере «Садовое кольцо» — такого проекта на нашем телевидении еще не было! У Алексея Попогребского, который снял вариант «Безумцев», только круче, я сыграла диктора телевидения. Это был настоящий вызов! Чтобы узнать о нюансах профессии, я встречалась со знаменитым диктором Игорем Кирилловым. Какой мужчина! Запросто можно влюбиться… Ну и наконец, третий проект — черная комедия про шпиона «Адаптация». Герой рассчитывает попасть в Москву, а оказывается в крошечном северном городке… Об этих съемках могу говорить часами. Узнав, что мне предстоит длительная экспедиция в Мурманскую область, я сразу побежала в магазин и накупила целый ворох теплой одежды. Например, знатные штаны для зимней рыбалки. К счастью, с погодой нам повезло.

— Северное сияние видели?

— Самое смешное, что всем удалось его застать и только я смотрела на это великолепие из иллюминатора самолета. Ощущение, конечно, не то.

— А как вам местные деликатесы?

Евгения Брик улыбка— Как вспомню оленину, сразу дурно становится! Само присутствие животных на съемочной площадке для меня стресс: никак не могу сосредоточиться, все мысли только о том, как с ними обращаются. На одном проекте голубям к лапкам привязали веревки, чтобы они не вылетели из кадра. Увидев это варварство, я поставила ультиматум: или экзекуция прекращается, или я на площадку не выйду. Но на съемках «Адаптации» в этом отношении все было замечательно. Какие у нас были хаски — огромные, с голубыми глазами! Все мечтали с ними сфотографироваться. Северные олени тоже невероятно красивые животные, только очень грустные. Ну как потом пробовать оленину?

— Откуда у вас такое трепетное отношение к животным?

— В детстве родители на все лето отправляли меня к бабушке и дедушке. У них было целое хозяйство, и я могла вволю ухаживать за цыплятами, утятами, собаками и кошками. Соседи даже засомневались в моем психическом здоровье и сказали об этом родителям: мол, обратите внимание на девочку — она у вас слишком закрытая, нелюдимая. А мне с животными было интереснее, чем с детьми!

— Кого вы сыграли в «Адаптации»?

— Местную красотку — парикмахершу, пребывающую в поисках любви. На съемках оказалось, что я многого не умею и даже боюсь пробовать. Спасибо режиссеру Федору Стукову, потратившему на меня уйму времени (смеется).

Евгения Брик: «В Голливуде надо пахать!»

— В Америке актеры не ждут, когда с неба свалится главная роль. Там каждый второй официант — актер, режиссер или сценарист. Люди готовы к тому, что их стремления могут никогда не реализоваться. Чтобы выбор пал именно на тебя, одного таланта недостаточно — должно сойтись слишком многое. С моей дочерью так и произошло. Я сняла ее на телефон, и из четырехсот претенденток на главную роль в сериале канала Netflix выбрали именно Зою. Но я реалист и понимаю, что дочь утвердили не только благодаря таланту — сыграло в плюс ее русское происхождение, знание английского, внешность, умение держаться перед камерой. Везение, в конце концов! Между прочим, когда ее взяли, я жутко испугалась и даже хотела отказаться. Но режиссер уговорил.

— Испугались чего? Что успех вскружит ей голову?

Евгения Брик сиськи— Конечно. Посмотрите на детские конкурсы красоты: это же не девочки, а накрашенные, причесанные маленькие женщины, мамы которых таким образом реализуют свои амбиции. Слава богу, Зоя быстро забыла о своем приключении и только после премьеры попросила у Сайты «новую роль или хотя бы пробы».

— Но вы испытывали гордость за дочь?

— Я смотрела на Зою и не верила в происходящее! К тому же задача перед ней стояла достаточно сложная — она играла слепую девочку, которая лишается родителей, а потом и сама попадает в катастрофу. С Зоей занимались плаванием, учили играть на скрипке и читать по Брайлю. На площадке все прекрасно к ней относились, ее оттуда было не выгнать! Но ставку на кинокарьеру дочери я не делаю. Поэтому, когда с Зоей захотели встретиться агенты, я сразу представила, как вместо учебы и занятий музыкой, танцами, рисованием ребенок будет проводить время в очередях на кастинг, в соперничестве с другими: кто из них красивее и талантливее. Я этого не хочу!

— Как Зоя распорядилась своим гонораром?

— Пообещала купить папе красную машину (смеется). На самом деле все деньги она откладывает на собственный банковский счет. Так что девочка у нас с приданым. Хотя периодически она порывается что-нибудь купить, например новую куклу в национальном костюме для своей коллекции. Чтобы совместить приятное с полезным, мы договорились после каждой покупки учить несколько иностранных слов и на карте мира находить страну и столицу…

— А вы пробовали ходить по кастингам?

— В Америке всех первым делом интересовала моя карьера.

А я просто приехала рожать ребенка!

По поводу Голливуда у меня не было ни малейших иллюзий! Многие наши актеры после успешных съемок в американских проектах вернулись в Москву, где у них есть выбор ролей. Впрочем, у меня был шанс: если бы Сэм Мендес меня утвердил на роль девушки Джеймса Бонда, моя жизнь могла бы кардинально измениться. Хотя не факт, что мне удалось бы разумно распорядиться таким подарком судьбы. Вы не представляете, сколько трудилась Ольга Куриленко, только чтобы избавиться от акцента. А я не уверена в себе, ленива и к тому же возраст (смеется). На кастинг девочки приходят с накрученными локонами, идеальным макияжем, портфолио. Я уже не говорю про знание текста. К пробам их готовят коучеры. Это стоит недешево! И, несмотря на соперничество, все очень приветливы и желают друг другу удачи. Кто-то возразит: мол, притворство. Но иногда этой вежливости нам так не хватает.

— Период адаптации в Америке прошел легко?

Евгения Брик, Валерий Тодоровский, муж— Я не знаю людей, которые бы здесь не прижились. Это не Франция, где я, несмотря на нежную любовь к этой стране, жить не смогла бы. В Америке все проще: знаете хоть пару английских слов? О’кей, поймем. Но здесь надо работать, иначе никак. Для меня, конечно, эта страна все равно останется чужой. А Зое легче — она думает на двух языках, учится в местной школе. Кстати, образование в Америке не такое ужасное, как иногда представляют. Зоя ходит в обычную бесплатную школу, и мы довольны.

— С кем она дружит?

— И с русскими, и с американцами. Здесь такое количество наших актеров и режиссеров, что мы видимся чаще, чем в России. К примеру, рядом с нами живет семья оператора Романа Васьянова. В свое время он снял с Валерой (муж актрисы, режиссер Валерий Тодоровский) «Стиляг», а теперь стал настоящей голливудской звездой. «Отряд самоубийц», «Ярость» с Брэдом Питтом — его работы.

Евгения Брик: «Я выгодная жена».

— Вы готовите дома или предпочитаете ресторанную еду?

— Я всю жизнь любила фаст-фуд. Когда была студенткой, только так и питалась. Слава богу, я не предрасположена к полноте! (Смеется.) Иногда позволяю себе что-нибудь вредное и вкусное, но ребенку не даю. Очень редко Зоя может попросить хорошо приготовленную картошку фри. Она выросла на русской кухне — супы, котлеты. Я боялась, что в школе, когда все достанут свои завтраки, дочь тоже захочет съесть кусок пиццы или поп-корн. Каково же было мое изумление, когда Зоя с ужасом мне поведала: «Мама, родители дали Монике чипсы!» Так что дочь у нас хранитель русских традиций — первое, второе и компот (улыбается).

— А сладкое?

Евгения Брик дочь— Это обязательно. Я много раз пробовала готовить «полезные» десерты из сырого какао, с кокосом, а в итоге шла в пекарню. Но если раньше покупала все подряд, то сейчас обязательно смотрю состав продуктов. Валера вообще не ест сладкое, поэтому каждый раз его повергает в шок моя способность «отполировать» ужин тортиком с чаем. Как бы я ни объелась, для чизкейка у меня всегда место найдется! (Смеется.) Помню, когда-то я шутя говорила сестре: «Вот позовут меня играть девушку Бонда, перестану есть торты и пойду в спортзал!» А когда меня вызвали на пробы, от стресса я начала есть в три раза больше! (Смеется.) В конце концов, надо же мне как-то расслабляться. Кто-то курит или пьет, а я обожаю сладкое и раф-кофе (взбитый эспрессо с ванильным сахаром и сливками). Жаль, что эту калорийную бомбу продают только в Москве (смеется).

— Но спортом вы занимаетесь?

— Мне так стыдно… Вот иду я по берегу океана — меня обгоняют бегущие люди со стаканчиками полезного коктейля — и думаю: как хорошо вести здоровый образ жизни! А я выпила десять чашек кофе и съела три круассана… Жена Васьянова подарила мне абонемент на занятия у станка. Там я чувствую себя пусть и корявой, но балериной. Оказывается, чтобы не превратиться в «крючок», нужно не качать мышцы, а растягиваться. Но это единственное, на что я способна — тренажерные залы и бассейны не для меня. Возможно, я занималась бы конным спортом, скалолазанием, боксом, но для этого нужно куда-то специально ехать. А мне лень.

— А на что вы готовы тратить деньги?

— На удовольствия. Я выгодная жена — мне не нужны наряды, бриллианты, шубы. Мне не жаль денег на еду и рестораны. Например, в Москве после смены на съемочной площадке я себя поощряю — в «Пушкине» даже в три ночи можно заказать любимые пельмешки и пирожки.

А еще я люблю делать подарки. Больше, чем получать.

Особенно приятно доставлять радость маме, Валере, Зое. Иногда мне говорят: «Ты, главное, не перелюби!» А это невозможно! Такому детству, какое было у меня, могут позавидовать многие. На мне замыкалось все, в том числе бабушки, дедушки, родители. Папа, пытаясь соблюсти баланс, иногда критиковал: «Ты не красавица, тебе надо мозги развивать». Но я на него не в обиде — папа любил меня, волновался, чтобы я не попала в дурную компанию. Хотя это было просто невозможно: я работала манекенщицей в Доме моделей на Кузнецком мосту, занималась музыкой, училась в английской школе с математическим уклоном… А вот Валера ведет себя абсолютно правильно: он не устает говорить Зоечке, какая она красавица, умница и вообще лучшая девочка на свете. Так и надо, потому что критика, особенно близких людей, остается с тобой навсегда.

— Женя, вы не задумывались о пополнении в семье?

— Это для нас главный вопрос. Пока я совсем не состарилась, надеюсь родить еще троих (смеется). Иногда Зою подкалываю: мол, ты просишь брата или сестру, а потом сама будешь ревновать. Мы даже имя придумали — Яша. С Зоей я могу откровенно говорить обо всем, ее уровень развития явно не на 7 лет. При этом мне не хотелось бы вырастить из нее маленькую старушку. Надеюсь, это и не произойдет — у дочери прекрасное чувство юмора, доставшееся ей от Петра Ефимовича (дед, режиссер Петр Тодоровский.). Кстати, от него же у Зои музыкальный слух.

— Вы все время ссылаетесь на возраст. Побойтесь Бога, вам всего тридцать пять!

— Я понимаю, о чем вы: в Америке лет в сорок только семью заводят и ребенка рожают. Да, здесь я чувствую себя такой молодой! (Смеется.)

Досье Евгении Брик:

Родилась 3 сентября 1981 г. в Москве. В 2004 г. окончила Российскую академию театральных искусств. Снималась в фильмах: «Стиляги», «Гэограф глобус пропил», «Оттепель» и др. Замужем за режиссером Валерием Тодоровским, растит дочь Зою.

2017

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− шесть = четыре