Евгений Стеблов — Испытание чувств

Евгений Стеблов актер фото

Ваша оценка:
[Всего: 0 Среднее: 0]

Однажды Евгений Стеблов сказал, что любить одну женщину сложнее, чем пятнадцать. Сам же свое чувство пронес через всю жизнь.

— Евгений Юрьевич, со своей первой женой Татьяной вы прожили почти сорок лет. Вам никогда не хотелось что-нибудь поменять?

— Я не из тех мужчин, которые смотрят на сторону. Изменяя жене, ты в первую очередь изменяешь себе. Сами подумайте, в собственном доме ты должен вести себя как разведчик в тылу врага. Разве это жизнь? Может, кому-то не хватает игровых ситуаций, но точно не мне… Сын Сергей всегда говорил, что у нас итальянская семья. Мы с Таней, люди темпераментные, бывало, сражались не на шутку. Однажды, гуляя в лесу, я, пытаясь что-то ей доказать, вдруг сделал задний кульбит, хотя никогда не был силен в пластических дисциплинах (смеется). Таня тоже была способна на гнев сокрушающей силы. Поймав у своей машины барсеточника, так вцепилась в него, что несчастный завопил: «Помогите, милиция!»

— Татьяна до конца оставалась жизнерадостным человеком?

— Болезнь ничего не изменила в ее характере, несмотря на то что врачи не оставляли надежды. Она всегда говорила: «Не важно, сколько я проживу, главное — как…» Я помню наш последний Новый год. Мы отмечали его всей семьей на даче. Куранты. Шампанское. «Чтобы не было хуже!» — произнес я тост и добавил: — Почему вы ничего не говорите, утка-то удалась?» — «Получилась!» — засмеялись Сережа и Таня. Ей оставалось жить семнадцать дней. Восемь из них она провела в коме.

— Что чаще вспоминается?

— Первое свидание. Таня возвращалась с работы, мы встретились в метро. Едем на эскалаторе. «У меня порок сердца». — «Кто не без порока?» — ответил я… Таня не любила больницы. Помню, в 1992 году был большой урожай яблок. «Уродились так уродились», — угощала соседка по даче, завязывая переполненную сумку на колесиках. Я проводил жену к автобусу, подал ей сумку с яблоками. Таня пообещала вернуться в четверг. Не дождался. Сел на велосипед и помчал в правление — позвонить домой. «Приболела, скоро пройдет», — ответила Таня. Не хотела меня расстраивать.

Евгений Стеблов фото семья жена сынНа самом деле в автобусе ей стало плохо. Но она решила не возвращаться, поехала в Москву. Хорошо, Сережа оказался дома. Он нес ее по двору на руках. «Евгений Юрьевич, положение очень серьезное. Татьяну придется госпитализировать. Поговорите с ней, убедите», — сказал врач. Но Таня настаивала на своем: «Не люблю белые халаты. Увидишь — обойдется!» В Волынской Кремлевке приглашенный для консультации профессор сказал, что ей поставили неверный диагноз: «Тут не митральный порок, а врожденный дефект межпредсердной перегородки. Я забираю ее к нам в клинику». — «Операция?» — «Посмотрим, подумаем».

Только потом я узнал, что все уже было решено — безотлагательная операция. А эти «посмотрим», «подумаем» — врачебная этика, психотерапия для родственников. В день операции рано утром я пришел в Новодевичий монастырь, откуда были видны окна операционного блока. Молился: «Господи, спаси, сохрани и помилуй жену мою Танечку! Исцели душу и тело ее, Господи!» После полудня пошел к профессору. «Что на тебе лица нет? Все хорошо, жить будет. Намеревался поставить заплатку, а пришлось заменить всю перегородку: была как дуршлаг — в дырках вся. Как только она жила?» — удивился он.

— Татьяна не просто жила, но еще и смогла подарить вам сына.

— Вначале жена не хотела ребенка, боялась. Еще бы! Врачи постоянно говорили: «С вашим-то сердцем…» А я хотел. Решили, как Бог управит… В медовый месяц она увидела во сне детскую ножку. Наверное, тогда и зародился «мальчик Осипов», как в роддоме звали Сережку.

— Почему Осипов?

— Таня очень любила отца, поэтому не взяла мою фамилию. Врачи запугали нас до крайности: «Если что, кого оставлять — мать или ребенка?» Я ответил: мать. Но все обошлось… Весенним вечером я ехал в трамвае на встречу с сыном. Таня показалась в окне первого этажа. Сережа улыбнулся мне… В детской палате рядом с ним лежал упитанный мальчик-отказник, все время смотрел на Татьяну — искал маму. «Давай возьмем его», — сжалилась она. Я не решился. По маловерию, теперь-то понимаю.

— Тяжело пережили смерть жены?

— К этому нельзя быть готовым. Но наши слезы угнетают умерших: ведь мы не отпускаем их из этого мира. В конце концов я отпустил жену… Последний приступ случился у нее в январе 2010-го. Я был в командировке, Таня — на даче. Весь день не брала трубку. У Сережи были плохие предчувствия, и он решил съездить посмотреть. Дверь была закрыта, на звонок никто не реагировал. Он залез через окно и увидел, что Таня лежит без сознания. Вызвал врачей, ее отвезли в реанимацию. Я немедленно вылетел в Москву.

Евгений Стеблов жена Стою возле отделения и вдруг вижу — мою Таню куда-то повезли. Она была без сознания, но я крикнул: «Танюша!» — «Она в коме, но вас услышала», — заметил врач. Через два дня Таня очнулась и сразу спросила: «А Женя был?» Значит, и правда слышала меня… Врач позволил нам недолго поговорить по телефону. Таня разговаривала со мной кокетливо, она в любой ситуации оставалась женщиной. А я едва смог два слова промолвить, слезы захлестнули.

Спустя годы доктор рассказала, что Таня уже мимо трубки прошептала: «Люблю тебя». Спустя пять дней ее не стало… В любви, в семейной жизни случаются кризисы, огорчения, восторги. Такой ясности духа у меня не было никогда, как в дни страданий. Оказывается, в болезни любить можно не меньше, а больше.

— Евгений Юрьевич, знаю, что вы человек верующий. У вас никогда не возникало мысли уйти в монастырь?

— Нет, но раз в год я отправляюсь на Соловки, где принимаю участие в литературно-религиозных вечерах, которые проводит Боровской монастырь. Еще летаю туда на свидания с сыном: он ушел в монастырь сразу после смерти матери.

— Сергей ушел в монастырь, а вы спустя год женились… Познакомили сына с женой?

— Это Промысл Божий. У моей падчерицы Лилечки был день рождения, и она попросила свою маму, мою жену Любовь Владимировну, подарить ей путевку на курорт под Петрозаводском. Люба решила поехать с ней. «Так ведь и я в это время буду в Петрозаводске с монастырем», — подумал… Предупредил Сережу, Люба с Лилей приехали из санатория на такси. Моя вторая жена — человек воцерковленный — сразу обняла Сережу, и все прошло хорошо. Только потом я поинтересовался у сына: «Как тебе девочки?» — «Добрые».

Видео с Евгением Стебловым:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять × один =