Дмитрий Орлов – Теперь я знаю секрет семейного счастья

  Дмитрий Орлов свитер фотоАктер Дмитрий Орлов, сыгравший одну из главных ролей в сериале «Благие намерения», не афиширует свою личную жизнь, но однажды признался, что сделал предложение любимой женщине.

— Готовясь к интервью, зашла на вашу страницу в Инстаграме, а там — съемки, гастроли, аэропорты… Жизнь — это работа?

— Нет, конечно. Но актер, как рыбак — когда начинается клев, ни за что не бросит удочку. Холод, голод, усталость не имеют значения. Когда в прошлом году мы с Денисом (актер, продюсер Денис Матросов) выпускали спектакль «Двое в лифте, не считая текилы», я в один день менял по пять аэропортов, мотаясь с гастролей на съемки…

— Неужели ни разу не подумали: да пропади оно все пропадом!

— Нет. Я люблю свое дело. А востребованность говорит о том, что я чего-то добился в актерской профессии. У меня был период пресыщения: в 2008 году отработал 256 съемочных дней — вышли «Воротилы», «Морской патруль», другие проекты. Я просто жил в гримвагене. И однажды мелькнула мысль: «Зачем мне это нужно?» А потом настал момент, когда вообще перестал сниматься. Это ожидание было невыносимым. Поэтому сегодня, когда появляется работа, встречаю ее с радостью и не говорю: я устал, когда ты уйдешь? (Улыбается.)

— При такой активной гастрольной жизни, что вам нужно, чтобы чувствовать себя комфортно в дороге?

— Я еще застал так называемые тучные годы, поэтому мне есть с чем сравнивать. Условия для артистов изменились, прямо скажем, не в лучшую сторону. Я понимаю продюсеров — им надо как-то выживать, зарабатывать, поэтому стараюсь соблюдать баланс между моими потребностями и их возможностями. Ничего сверхъестественного не прошу: полотенце после спектакля, горячая еда. Самые простые вещи.

— А вообще, как вы относитесь к деньгам: умеете их беречь, приумножать?

— До недавнего времени тратил их абсолютно бессмысленно, но сейчас я стал более ответственным в этом вопросе. У меня появилась жена, мы планируем ребенка, и я понимаю, что деньги, которые зарабатываю, принадлежат не только мне, но и моей семье.

— Помните свою первую крупную покупку?

— Это было еще в советское время. В 11 лет я снялся в учебной работе афганского студента во ВГИКе. На мой первый гонорар родители поставили в квартиру городской телефон, еще хватило на гитару.

— Какой вы хозяйственный!

— Меня так воспитали. Нас в семье трое, я старший, для меня естественно — отдавать.

— Актерам часто свойственно самолюбование, но в вас, мне кажется, этого нет…

— Я звездной болезнью переболел еще в 14 лет — играл в Театре-студии на Красной Пресне. Представляете, что чувствовал пацан, когда учительница математики после спектакля вбегала в гримерку в слезах, а девчонки в школе говорили: «Какой ты необыкновенный!» (Смеется.) Но вообще, раздуваться от собственной значимости — это не для меня. Видите, как я одет: маечка, джинсики — все просто. Я со всеми соседями по дому здороваюсь за руку, знаю, как зовут продавщиц в ближайшем магазине.

— Некоторые актеры обижаются, когда люди их с кем-то путают или не могут сразу вспомнить фамилию…

Дмитрий Орлов очки костюм— Я сейчас расскажу историю, которую в юности услышал от Михаила Михайловича Козакова. Это было еще до выхода фильма «Человек-амфибия», но в театре он уже был звездой — сыграл Гамлета в спектакле Охлопкова. «Стою, — говорит, — в вестибюле «Современника» перед спектаклем, с кем-то разговариваю и краем глаза вижу, как две девушки, пошептавшись, направляются в мою сторону. Я развернулся, приготовился дать автограф, а они вдруг спрашивают: «Вы Леша из Владикавказа?» (Улыбается.) Вот такая прививка от звездной болезни!

Несколько лет назад со мной в аэропорту произошел интересный случай. Я ждал своего рейса. В это же время три или четыре чартера, прилетевшие из Турции, никак не могли вылететь домой, куда-то на север. Весь аэропорт был забит скучающими людьми. А на экранах крутили сериал с моим участием. На каких только фантиках я не расписался, с кем только не сфотографировался! Чувствую — больше не могу. Пошел в курилку, забился в угол, как зомби. Вдруг кто-то панибратски хлопает меня по плечу: «Артист, можно с тобой сфотографироваться?» Поворачиваюсь, стоит здоровый мужик, золотые зубы, рыжие усы. Я возьми и брякни: «А ты мне за это заплатишь?» Он взглянул удивленно, смутился и ушел.

Не успел докурить, он возвращается с компанией. Думаю, сейчас будут бить. А они подходят, достают деньги — во-от такую пачку, сантиметра два толщиной: «Мы тут собрали у кого что осталось, возьми, ты же артист — денег нет!» Я так растрогался: «Ребята, вы извините, я просто устал и неудачно пошутил». Денег, конечно, не взял и пивом всех угостил. А если говорить серьезно: в конечном итоге наш заказчик не продюсер и не режиссер, а именно зритель.

И он вправе подойти к тебе на улице, сфотографироваться или спросить, за кого голосовать на выборах. Все мы, когда поступаем в театральный институт, мечтаем о славе. Ну, вот она — слава! (Смеется.) Иногда в виде пьяного мужика, который лезет к тебе обниматься, но что поделаешь. Как говорил Сергей Бодров: «Дим, есть успех, а есть любовь народная. Понимаешь, за что надо бороться?»

— Нам сегодня очень не хватает таких людей, как Сергей Бодров. Он был лицом поколения.

— Да, абсолютно. Его уход — это какой-то адский трюк. Для меня это еще и личная история. Мы короткое время были близкими приятелями, у нас были совместные творческие планы. И я знаю, что, если бы они осуществились, моя профессиональная судьба сложилась бы по-другому — более интересно, ярко. Я уже не говорю о том человеческом кайфе, который давало это общение. Когда, спустя годы, я встретился с его женой, она поблагодарила меня за то, что я никогда не использовал эту трагедию для собственного пиара. И сейчас я не хочу вдаваться в подробности. Надеюсь, вы правильно поймете.

— Уходят лучшие люди, а с кем остаемся мы?

— Мы остаемся с безграмотными продюсерами. Это главная проблема. Поясню, что имею в виду: вы включаете телевизор, видите, например, Марлона Брандо в фильме «Крестный отец» и с большой долей вероятности не переключаете канал. Потому что перед вами великий актер-протагонист. Это особый дар. Чтобы все узнали об этом актере, он должен получить главную роль. Наши продюсеры — бог знает, чем они руководствуются, — часто назначают на главные роли артистов, которые этим даром не обладают. Они начинают мелькать на телевидении, получают новые роли. А в это время по-настоящему талантливый артист сидит без работы или снимается в дурацких сериалах, в которых и играть-то нечего.

— Вы какую-то очень мрачную картину описали…

— В этом вопросе я буддист. Довольно долго рефлексировал, но сейчас успокоился. Надо быть честным на своем месте. Вот на канале «Россия 1» вышел сериал «Благие намерения», в котором мы с коллегами очень постарались выдать достойный результат. Работали, как завещали старики: днем снимали, ночью репетировали — курили, ругались, зато на площадку приходили подготовленными. Надеюсь, зрители это увидели и оценили.

— У вас больше сорока ролей в кино. Какие самые значимые?

Дмитрий Орлов прическа— Это роли, которые сделали мою карьеру в кино. После института я долго не мог найти себе места — в буквальном смысле: в кино тогда снимались три актера – Олег Меньшиков, Владимир Машков и Евгений Миронов. Я ходил на кастинги рекламных роликов, но безуспешно. Как-то посмотрел в зеркало и признался себе, что с моим лицом кроме молотка вряд ли что-то можно рекламировать. Была длинная бессонная ночь, после которой я принял решение уйти из профессии. В шесть утра лег спать, а в восемь раздался звонок. Звонил один мерзкий тип с «Мосфильма»: «Димончик, здесь какой-то псих из Питера приехал, ему бандитские рожи нужны. Придешь?» Ну, думаю, пойду, поставлю жирную точку.

Приезжаю, сидит какой-то чувак с немытыми волосами, в очках, с острыми глазками. Не здоровается, сесть не предлагает, молча фотографирует. Так продолжается минуты три. Вдруг говорит противным голосом: «Чё, сниматься у меня будешь?» Я к нему наклонился: «А слова дашь?» Видимо, в этом вопросе было столько желания, что он поднял на меня глаза, внимательно посмотрел и сказал: «Дам». По легенде, роль моего героя в «Брате-2», состоящая из трех реплик, одна из которых: «Салтыкова клевая! Прешь ее, нет?», была написана Алексеем Балабановым под воздействием нашей встречи. Я отнесся к этому эпизоду так, как будто играл Гамлета: разработал походку, осанку, взгляд (смеется).

Однажды в автобус, где мы сидели, зашел Сергей Бодров: «Привет, я Сережа». — «Привет, я Дима». И все. Проходит год. Из Питера приезжает знакомая и говорит: «Дим, тут такая странная история: Сергей Бодров запускает картину и у него над головой, как у других портрет Ельцина, твой висит». Проходит еще два месяца. «Але, Дим, это Сережа Бодров. Зайди, надо поговорить». Прихожу, он говорит: «Я тут сценарий написал, буду кино снимать. Написал роль на Михалкова, но он же меня пошлет. Я уже всех корифеев попробовал — не то. Прочти сценарий». Это были «Сестры». А потом был фильм «Небо. Самолет. Девушка», в котором я сыграл свою первую главную роль. Вот три самые значимые для меня роли. А уже медийным артистом, чуваком из телика, я стал после сериала «Морской патруль».

— А что для вас успех?

— У меня нет однозначного ответа. Если артист говорит, что он не тщеславен — не верьте. Я вот признаюсь, что тщеславен и многие амбиции уже удовлетворил. Ну, возможно, мы с вами сейчас должны были сидеть на роскошной яхте и пить вино из золотых бокалов (смеется). Но если серьезно, меня никогда не интересовали профессиональные премии, признание коллег, я не хотел работать непременно во МХАТе или БДТ. Я просто люблю играть для зрителя. И если люди пришли на спектакль, увидев на афише мое имя, я не имею права их разочаровать.

В спектакле «Двое в лифте, не считая текилы» мы с Матросовым на сцене вдвоем. За нами нет никакого бэкграунда — ни пафосного театра, ни чайки на занавесе. Только от нас зависит, будет ли зритель в финале кисло аплодировать или дрожать от восторга. Это как во времена комедии дель арте, когда на городскую площадь приезжала кибитка, распахивалась дверца и начиналось представление. Если оно зрителям нравилось, актер получал свою миску супа. Я за такую честную игру. Это не дает тебе стареть, тупеть, терять форму.

В этом спектакле мы можем продемонстрировать всю свою актерскую пали тру — от буффонады и эксцентрики до драмы и даже трагедии. С нас семь потов сходит, голос от напряжения садится. Но когда после спектакля зрители выходят на сцену, чтобы сделать с нами селфи, я вижу их счастливые лица. Это такой актерский кайф! Разве это не успех?

— Что-нибудь еще в жизни вас увлекает так же, как работа?

— Нет. Бывает, я загораюсь, но быстро теряю интерес. Например, у меня была идея-фикс научиться вязать морские узлы. Три месяца на это потратил, потом надоело. Сейчас помню только два из них (улыбается). Потом увлекся ездой на велосипеде, всю Москву исколесил, а в следующем году ни разу на него не сел, пришлось продать.

— В каких вы отношениях с возрастом?

— В прошлом году реально почувствовал, что телу все труднее компенсировать нагрузки. Поэтому приходится заниматься профилактикой — диета, сон, аккуратнее с вредными привычками. Курю пока много, но уже не так, как раньше. И если решу бросить, то брошу.

— Спортом занимаетесь?

— Я не из тех, кто просыпается в гостинице и начинает делать зарядку (улыбается). Это не мое. Я люблю боксировать. Когда надеваю перчатки, отключаюсь от всего. Для меня это такая динамическая медитация.

— Вас коснулся кризис среднего возраста?

— У меня были два непростых года — уж не знаю, кризис среднего возраста или просто кризис: когда я пересмотрел свое отношение к очень многому — к браку, ребенку, политике и профессии. Сегодня на девяносто процентов ядрышко другое.

— И каково теперь ваше отношение к браку?

— Через три месяца после расставания с Ириной (актриса Ирина Пегова) я встретил Наташу. Мы уже шесть лет вместе. В мае я сделал ей предложение — как полагается, с букетом и кольцом. Скоро мы поженимся.

— Если не секрет, что есть такого в Наташе, что вы захотели связать с ней жизнь?

— Можно, шуткой отвечу? Однажды в каком-то небольшом городе глупенькая девочка-журналистка спросила: «Ходят слухи, что у вас кто-то есть. Кто она — актриса, продюсер?» Я говорю: «Кто нужен пожилому артисту-алкоголику, наркоману? Медсестра!» Серьезно я боюсь говорить на эту тему. Наташа просто очень подходящий человек. Она не имеет никакого отношения к актерской профессии. Когда мы познакомились, работала хирургической сестрой, а сейчас она очень хороший косметолог.

— Что самое главное в отношениях с женщиной?

— Я не хочу показаться гуру в этом вопросе. Но по личному опыту знаю: если у мужчины и женщины все хорошо в постели — больше шансов, что отношения будут долгими и стабильными. Это во-первых. А во-вторых, нужно понимать, что никто никому не принадлежит и не обязан изображать из себя того, кем не является. Женщина, конечно, ради мужчины готова надеть любую маску, но в какой-то момент она устанет. Мужики часто удивляются: ухаживал — была одна, женился — другая, а ребенка родила — стала третья.

И начинаются скандалы, мордобой — вся эта ересь семейной жизни. Да она всегда такая была, просто для тебя старалась! А сейчас у нее другие заботы — борщ готовить, ребенка будить. Если хочешь, чтобы она выглядела как при вашем знакомстве — в вечернем платье и с коктейлем в руке, создай ей условия, не относись к ней как к прислуге.

— Да вы идеалист!

— Я измучил столько женщин, что могу делать какие-то выводы. Жаль, что в начале пути мне никто этого не объяснил. В отношениях с Наташей я чувствую себя абсолютно комфортно и знаю, что она чувствует себя так же.

— Вашей дочке Тане одиннадцать лет. Часто с ней видитесь?

— Слава богу, в какой-то момент Ира поняла, что, несмотря на наш развод, у Тани по-прежнему есть отец. Я получил точные указания от детского психолога, как должен себя вести. Для меня это было делом чести: проект «Семья» закрылся, но проект «Ребенок» продолжается. Я сделал все, чтобы Таня не почувствовала, что в ее жизни что-то изменилось. Мы втроем, вместе с Наташей, ездим отдыхать. Они прекрасно ладят, секретничают, как подружки. Мне ни секунды не пришлось рулить их отношениями.

— Чего бы вам еще хотелось от жизни?

— Честно? Денег (улыбается). Уверенности в завтрашнем дне. Не для себя — для Тани, для Наташи, для мамы. Чтобы я за них был спокоен.

Видео с Дмитрием Орловым:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестьдесят семь + = семьдесят три