Анна Снаткина — Очень дорожу своим ролями

Анна Снаткина актриса фотоТонкие, будто выведенные акварельной кистью, черты лица, плавные движения — кто теперь смог бы узнать в Анне Снаткиной «своего парня», каким она была в юности?

— Анна, у вас достаточно редкая фамилия. Вы знаете историю своего рода?

— В Москве она действительно встречается нечасто, а на родине папы, в городе Белинском Пензенской области, каждая вторая — семья Снаткиных. Все наша родня: у моих прадедов было 14 детей. По поводу происхождения… Помнится, дедушка рассказывал, что предки были рыбаками. Думаю, от мелкой озерной рыбки снеток и произошла наша фамилия.

— В прекрасной актерской профессии есть и оборотная сторона: психологическая нагрузка, ненормированный день, порой — непрофессионализм коллег. Одна актриса признавалась, что ее может вывести из себя даже блузка с несвежим воротничком, которую принесла костюмер. Для вас тоже имеют значение такие, на первый взгляд, мелочи?

— Я стараюсь абстрагироваться от негатива, но непрофессионализм не люблю. Например, когда человек встает к камере или занимает режиссерское кресло, не имея ни образования, ни соответствующих навыков. А с таким мне сталкиваться приходилось. Конечно, нужно нарабатывать опыт, но лучше делать это в процессе учебы, а не на съемочной площадке. Однажды в группу, где сменилось несколько режиссеров, назначили человека, который до этого ничего не снимал. Оказавшись на площадке, он не понимал, что делать с актерами, не мог составить раскадровку, не знал, где должны стоять камеры…

— Некоторые ваши коллеги пробуют все делать сами: и сценарий написать, и снять, и сыграть. Вы не думали об этом?

— Мне, слава богу, в последнее время везет с режиссерами! Работать с Дарьей Полторацкой, Раддой Новиковой, Александром Франскевичем-Лайе, Юсупом Разыковым одно удовольствие. И потом, каждый должен заниматься своим делом. На Западе существуют коучи, которые наблюдают за актером на площадке и, если нужно, поправляют. А у нас актер сам бегает к монитору и смотрит, как получается роль. И то если разрешат (смеется).

Вообще, в Америке к кинематографу относятся как к бизнесу и все просчитывают. Я поняла это, когда занималась в киношколе в Голливуде. У американцев есть чему поучиться. Например, отношению к профессии — они безумно работоспособны. Или тому, что съемочное время — это деньги, и если тебя позвали в кадр, надо идти, а не делать вид, что у тебя есть дела поважнее. И еще очень важны доброжелательные отношения в съемочной группе: на площадку нельзя приходить в дурном настроении, это наказуемо. Я стараюсь следовать этому правилу.

— Бывает, что накатывает усталость, разочарование и хочется все бросить?

— Раньше часто возникало желание топнуть ножкой. Но сейчас пытаюсь найти компромисс, подстроиться. Профессию я люблю, и роли получала через кастинги, трудные пробы, а не благодаря влиятельному поклоннику или знакомствам. Поэтому ролями своими очень дорожу.

— Как-то я похвалила Андрея Панина, какой он потрясающий в «Морфии», а он, оказывается, фильма даже не видел. Вы пересматриваете свои работы?

— Да, но с единственной целью — найти ошибки, чтобы исключить их в дальнейшем. Если дело касается работы, то для меня скорее «стакан воды наполовину пуст, чем полон».

— Вы полностью сосредоточились на кино или вас по-прежнему можно будет увидеть на сцене?

— В этом сезоне меня приняли в труппу Московского Губернского театра под руководством Сергея Безрукова, до этого я работала на договорной основе. Осенью прошлого года состоялась премьера спектакля «Приключения Фандорина», где я сыграла очень неожиданную для себя роль (улыбается). С Сергеем мы давно дружим и не раз были партнерами на съемках. Я давно мечтала играть в репертуарном театре и наконец, доросла и попала в такой прекрасный! (Улыбается.)

— Фильм «Пушкин. Последняя дуэль», где вы сыграли Наталью Гончарову… Как думаете, почему об этой роли так редко вспоминают?

— После премьеры отзывов было много, но в основном в Интернете. А на этой платформе работает молодежь, которая смотрит другое кино. Пушкин — это тема более зрелых людей, тех, что в Интернете не сидят и отзывы не пишут. Кстати, я тоже виртуальной реальности предпочитаю книги.

— Вы их собираете — очень несовременное, но такое чудесное увлечение…

— Спасибо. Я коллекционирую книги по истории России и Санкт-Петербурга. Очень люблю этот город. Есть у меня полка, посвященная Натали и Пушкину. Кроме книг, на ней стоят сувениры и статуэтки. Я, например, пью кофе из чашечки с портретом Александра Сергеевича, которую мне подарила одна поклонница.

— Не страшно было играть первую красавицу России?

— Очень люблю эту роль, судьба Натали меня волновала с детства. Я прочла и «Прекрасную Натали» Горбачевой, и «Пушкина в жизни» Вересаева. В школьные годы мы ездили на базу отдыха МАИ в село Ярополец, где располагается усадьба Гончаровых. В комнате Пушкина ставили спектакли. Так что, когда я пришла на кастинг к режиссеру фильма Наталье Сергеевне Бондарчук, нам было о чем поговорить (смеется). Позже я узнала, что на роль Натали пробовалось около 200 актрис! Но это и понятно: современный типаж не «монтируется» с девятнадцатым веком. Когда я рассматриваю фотографии бабушки и прабабушки, отчетливо понимаю, что существует некая временная красота.

— Да, от старых фотографий получаешь эстетическое удовольствие. От современного «фотка» меня коробит…

— Вот поэтому понравившиеся фото я по-прежнему распечатываю. Когда я была маленькая, мы с родителями, собираясь в фотоателье, красиво одевались, причесывались, это было событием. А сегодня можно сфоткаться на айфон и тут же об этом забыть.

— Анна, ваши поклонники с нетерпением ждут премьеры сериалов «Барс» и «Коп», в обоих вы играете сотрудника полиции…

— Да, но они совершенно разные. «Коп» — история о взаимоотношениях двух стран на фоне судьбы моей героини. А в «Барсе» майор полиции Мария Королева с блеском расследует самые запутанные дела. Выйдет и еще один проект, в котором мне посчастливилось работать с Ириной Пеговой. Это было здорово, она настоящий профессионал!

— Насколько я знаю, ваша младшая сестра тоже служит в полиции. Как получилось, что вы выбрали такие разные профессии?

— (Смеется.) Не знаю, надо у Маши спросить. Но в актрисы идти она категорически отказалась. Возможно, потому что видела: меня никогда не бывает дома.

— Свою дочь вы назвали Вероника. Кто выбирал имя?

— Мне нравилось имя Александра, но муж сказал: будет сын — так и назовем. Роды были очень сложные, мы с дочерью попали в реанимацию, она едва выжила. И когда я в первый раз увидела дочку, то поняла, что она не Саша, а именно Вероника — победительница. Муж вечером приехал нас навестить, подошел к окну, а там кто-то мелом написал на асфальте Вероника. Он повернулся ко мне: «Ань, давай назовем дочку Вероникой». Вот так совпало. Сегодня нашей девочке уже пять с половиной, с трех лет она занимается художественной гимнастикой у Ирины Александровны Винер, выигрывает соревнования. Одно из недавних ее достижений — первое место на чемпионате в Будапеште.

— В детстве вы ведь тоже занимались гимнастикой…

— Поначалу я пошла на художественную гимнастику, но ленточки-мячики мне быстро надоели, а хореографию и станок я просто возненавидела! Я была гиперактивным ребенком, поэтому выбрала спортивную гимнастику. Брусья, бревно — вот это мое.

— А папа Вероники увлекается спортом?

— Он играл в футбол за «Зенит». Мы вообще семья спортивная, следим за рационом, занимаемся йогой, фитнесом, ведем здоровый образ жизни. Если хочешь, чтобы твой ребенок был сильным и здоровым и душой, и телом, начни с себя. Только так можно победить! (Смеется.)

2019

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь × один =