Андрей Малахов — Важно оставаться независимым

Андрей Малахов тренировки спортСоциальные ток-шоу пребывают в кризисе: зрители жалуются на скандалы, а депутаты грозятся ввести цензуру. Но родоначальник жанра Андрей Малахов не боится остаться без работы. Почему?

— Андрей, по мнению ученых, массовая культура способна помочь человеку избавиться от стресса. Считаешь ли ты себя врачевателем?

— Ну уж нет! Я скорее современный Антон Павлович Чехов, который рассказывает короткие и емкие истории из жизни современной России.

— Вскрывающий язвы общества?

— Это громко сказано. Хотя сегодня в «Прямом эфире» я могу показать больше, чем несколько лет назад.

— Создатели проекта «Окна» могли бы поспорить с этим утверждением.

— «Окна» — постановочное шоу, в отличие от той же «Большой стирки», где были реальные истории, пусть и подкрученные. А «Прямой эфир» — вообще сплошной реализм… У любой ежедневной программы своя миссия: одна заставляет задуматься, вторая — расслабиться, третья — помочь в беде, четвертая — встретить пропавших родственников. Но у каждой из них должен быть информационный повод!

— А в основе все равно сценарий…

— Понятно, что историю, которую мы рассказываем в течение часа, можно проговорить и за семь минут. Но зрителю должно быть интересно, а значит, необходима завязка, кульминация, развязка. Поэтому сценарий имеет сугубо техническое назначение. Программа, идущая в прямом эфире, соберет больше зрителей из чувства сопричастности к происходящему, хотя и потеряет в качестве. Если новость пришла в час дня, а эфир в шесть вечера, то просто некогда вылизывать сюжет, придумывать картинку.

— В чем миссия твоей программы, если люди в студии перманентно пребывают во взвинченном состоянии?

Андрей Малахов телеведущий— Сразу понятно, что ты смотришь ее время от времени! А как тебе сюжет о двух подругах, отправившихся в Сочи на рейв-фестиваль, после которого одна вернулась домой, а вторую обнаружили мертвой? Причем первую уже год держат в СИЗО без предъявления обвинения. Это не скандал, это про систему. Или программа, посвященная Николаю Караченцову, дань памяти и наше признание в любви великому артисту… Мы сделали все очень деликатно, в отличие от его жены, которая, еще не успев похоронить мужа, плакала в другой телестудии.

— Ты считаешь ее поведение непорядочным?

— Мне кажется, что, как верующий человек, она должна была молиться и читать псалтырь. А прокомментировать произошедшее достаточно по телефону. Все следили за судьбой актера — его жизнь была превращена в реалити-шоу. Но не буду никого осуждать. В конце концов, Людмила Поргина продлила жизнь Караченцову, доказав всем, что при правильном уходе и большой любви даже с такими травмами можно прожить еще 13 лет. Но вернемся к темам… Существуют же и развлекательные программы. И новый вектор развития ток-шоу — реалити о неких героях. Например, о Прохоре и Виталине Цымбалюк.

— То есть удовлетворение любопытства людей, которым нравится подглядывать?

— Но это же не «Дом-2», где ходят голые.

— Единственное отличие — наличие одежды?

— Наличие драматургии. Если в «Доме-2» герои должны раздеваться, говорить гадости, иметь сексуального партнера, то здесь они общаются, путешествуют, у них появляются свои личные тайны. Мы видим генетическую историю отношений. В общем, каждый сезон мы придумываем разные программы, но они ни в коем случае не служат лишь для увеселения народа.

— Но и просветительской функции не несут. Кстати, тест ДНК — это твое ноу-хау?

Андрей Малахов покупки— Эту идею, равно как и детектор лжи, к которому я имел непосредственное отношение, используют многие. Каждый раз приходится придумывать что-то новое, потому что конкуренты обязательно подберут и… будут топтаться на месте. А мне важно оставаться независимым и не помечать словом «эксклюзив» сюжеты, которые уже десять раз обмусолили. И если я все же употребляю это слово, то такого действительно еще никто не видел. Например, первое интервью Ксении Собчак после решения об участии в президентской гонке.

— Ты уважаешь всех участников своего шоу или кто-то вызывает отторжение?

— Я отношусь к ним как к родственникам, которых не выбирают. Есть люди, вызывающие у меня восхищение. Например, родители парня, который собирался стать священником, но попал под поезд. На сороковой день после его гибели они рассказывали о своих чувствах… Получилась сильная программа, хоть и не мегарейтинговая. Или питерский врач Андрей Павленко, который борется с раком и ведет при этом видеодневник. Это пример того, что нельзя сдаваться ни при каких обстоятельствах.

— Кстати, а низкие показатели влекут за собой оргвыводы?

— На Первом — да. «Россия!»- государственный канал, и хотя там тоже заинтересованы в цифрах, но как не сделать программу о победителях чемпионата мира по трудовым профессиям, несмотря на то, что рейтинг будет заведомо ниже, чем у Гогена Солнцева? Мотивация — это очень важно. Молодые люди посмотрят и, возможно, тоже захотят что-то сделать для страны.

— А какая мотивация в программе про Джигарханяна и Виталину? Внимательно подходить к выбору спутника жизни?

— Я бы ответил на твой вопрос, но Армен Борисович попросил телеканалы не упоминать его имя всуе. И мы должны уважать просьбу великого актера.

— На твой взгляд, ради денег люди способны на все?

Андрей Малахов дома с котом— Думаю, да. Даже если кто-то отказывается участвовать в программе: мол, не хочу мараться и деньги не нужны — через месяц он сидит уже в другой студии, и за большие деньги.

— Твое имя у многих ассоциируется со скандалом. Не обижает?

— Если обижаться на все, что пишут, я бы и трех дней не прожил. Не отношусь к тем, кто начинает день с того, что вбивает в поисковик собственное имя.

— Обсуждая подробно чужую частную жизнь, информацию о своей ты строго дозируешь…

— Да, я не спешу выносить собственную жизнь в публичное пространство. Личная жизнь стала товаром. Посмотри интервью знаменитостей начала 2000-х — они такое про себя рассказывали! Сегодня подобная степень откровенности достигается только при помощи внушительной суммы или бонусов. Либо надо быть певицей Ириной Понаровской, которая, исчезнув на пике популярности, вернулась в программы «Прямой эфир» и «Привет, Андрей!» и, не заботясь о том, что про нее скажут, дала интервью образца 2000-х -откровенное, искреннее. В результате у нее были бешеные рейтинги: люди устали от показухи.

— Кто ты больше, журналист или телеведущий?

— В последнее время — продюсер. А это отнимает много душевных сил. Часть коллектива, работавшего в «Прямом эфире», объединилась с теми, кто пришел со мной. Кроме того, прибавились редакторы из «Секрета на миллион». Это как «поженить» «мерседес», «ауди» и BMW. Все с характером, амбициями, стремлением сделать идеальную программу.

— Недавно Петровская и Ларина на «Эхе Москвы» заявили, что ты позоришь профессию журналиста…

— Я все понимаю про телевидение, поэтому не испытываю иллюзий, в том числе на свой счет. Но продержаться на протяжении восемнадцати лет в ежедневном режиме и создать самую популярную программу в стране может не каждый. Я очень уважаю Ирину Евгеньевну и Ксению, и лет десять назад, наверное, переживал бы. Но сегодня, чтобы бьпъ в тренде, нужно меняться.

— А зачем ты пошел на «Дождь»?

— У меня выходил спектакль, который надо было прорекламировать. А где это можно сделать, чтобы потом все обсуждали?

— Тогда нужно было к Борисову. Интересно, почему он согласился вести ток-шоу?

Андрей Малахов жена личная жизнь семья— Оставаться говорящей головой в новостях — то еще удовольствие. Это не афишируется, но в 25 лет Дима был продюсером четырех телеканалов. Так что чувствовал он себя неплохо, в отличие от меня — ни на что не претендовавшего сорокапятилетнего ведущего.

— А еще лучше чувствует себя сегодня Дудь. Кстати, ты до сих пор у него не был…

— Юра позвал меня первого, и я продолжаю получать от него предложения.

— Почему не пошел? Юрий спросил бы, сколько у тебя денег и занимаешься ли ты мастурбацией…

— Именно это я и предполагал… Когда они с Женей Савиным появились, я сразу сказал, что их ждет большое будущее. Если бы мне как продюсеру нужны были ведущие, эти двое стали бы главными кандидатами: глаз горит, есть образование… Эдакий молодой Галкин, который в середине 1990-х вместе с друзьями из театра МГУ приходил ко мне в «Доброе утро» заполнять паузы. Но они что-то не поделили, и теперь Савин ведет на Первом странную программу про ниндзя и изредка комментирует спортивные матчи. А Дудь сумел правильно подать формат, в этом сезоне уловить народную тоску по девяностым. Заметь, его герои не говорят ничего нового, хотя интервью с Михалковым было очень интересным. Рекомендую.

— Тебе близка его манера вести беседу?

— Мне нравится его привычка готовиться к интервью. Он знает своего героя, его слабые места, вовремя может сделать комплимент. Подготовка — серьезная вещь. К тому же у Дудя удачный антураж — стильный лофт. А еще он молод. Мало просто выглядеть молодо — нужно быть молодым. Вот Николай Басков и Филипп Киркоров пригласили меня сняться в клипе «Ибица», но для молодежной аудитории мы все равно остаемся «веселящимися дедушками». Конечно, мы так себя не чувствуем, это все делается ради хайп.

— Что через 10лет на телевидении останется за бортом, а что по-прежнему будет актуально?

— Трансляция Олимпийских игр, чемпионатов мира — словом, все, что идет в режиме онлайн, будет востребовано. Выживут новогодние программы — просто потому, что стране нужен праздничный фон. Останутся шоу с элементами соревнования, правда, в новой форме. Но главное — все это будет в коллаборации с Интернетом.

Краткая биография:

Родился 11 января 1972 г. в городе Апатиты. В 1995 г. с красным дипломом окончил факультет журналистики МГУ. Проходил стажировку в США. В течение 25 лет, с 1992 г., работал на Первом канале, вел программы «Доброе утро», «Большая стирка», «Детектор лжи», «Сегодня вечером», «Пять вечеров», «Пусть говорят». С августа 2017-го — ведущий ток-шоу на канале «Россия 1». Крестный отец детей Филиппа Киркорова. Женат на дочери медиа-магната Наталье Шкулевой, воспитывает сына Александра (2017).

2019

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + девять =