Анатолий Белый — Добрый грозный папа

Анатолий Белый, семья, дети В канун 1 сентября с дочерью-первоклассницей и сыном-третьеклассником актер Анатолий Белый почувствовал себя одновременно учеником и учителем.

— Толя, дочка быстро адаптировалась к школе?

— Вика очень общительная девочка. Но кроме новых друзей ее радует красивый ранец, школьная одежда, интересные игры под названием «домашнее задание», «распорядок дня» (улыбается). Первого сентября я взял выходной и мы вместе пошли в школу.

— А свое начало учебной жизни ты помнишь?

— Помню, как я стоял на торжественной линейке с огромным букетом астр и страшно волновался. Когда мы зашли в класс, я почувствовал какой-то незнакомый запах — так пахли новые учебники, мел, доска, парты. С тех пор школа ассоциируется у меня именно с этим запахом. А что касается воспоминаний вообще… Десять лет — это ведь целая жизнь, в семь лет и в шестнадцать совсем разные проблемы. В старших классах было посложнее, но, видимо, из памяти стирается все плохое, поэтому

у меня нет ощущения, что школа была каторгой.

— Ну а какие успехи у первоклассницы?

— Им пока не ставят оценки, а пишут характеристики. Вчера Вика похвасталась, что заработала «умницу» и «класс». Дома мы еще не привыкли вовремя садиться за уроки, но работаем над этим. Максик тоже учится хорошо. У них обоих замечательные учительницы. И вообще, нам со школой повезло: предметы преподаются в игровой форме, поощряется самовыражение. Поэтому у маленького человечка есть тяга к новому. Но дети есть дети, и каникулы им все равно в радость. Хотя под конец они уже хором кричали: «Хотим в школу!»

— Вика ходит на дополнительные занятия?

— Она посещает кружок изобразительного искусства в школе. У Викуси хорошая пластика и чувство ритма, но занятия танцами в Академии мюзикла на время пришлось прервать: первый класс — это серьезная нагрузка.

— А актерских способностей ты в детях не замечаешь?

— Слава богу, пока нет. Правда, оба с удовольствием читают стихи. Максим даже в городском конкурсе участвовал. А у Вики прекрасное чувство юмора.

— Девять лет назад ты впервые стал папой. Правда ли, что появление ребенка меняет не только женщин, но и мужчин?

— Во всяком случае, мое отношение к жизни изменилось кардинально. Я испытал чувство, доселе мне неведомое — абсолютной и безграничной любви.

Дети любят тебя просто за то, что ты есть

И я их. Я присутствовал при рождении обоих, но отцовское чувство пришло не сразу.

— Ты узнаешь в детях, особенно в Максиме, себя?

Анатолий Белый, семья, жена— Конечно. В детстве я был страшным холериком. И когда вижу в Максиме знакомые черты, говорю: «О, здравствуй, Толя!»

— В воспитании детей ты придерживаешься опыта собственных родителей или, напротив, стараешься все делать иначе?

— У меня замечательные родители, но они люди своего времени. Тогда ребенка не воспринимали как самостоятельную личность. Поэтому даже правильные, нужные вещи преподносились авторитарно. А у меня единственное правило: не помешай. Я даю нравственные ориентиры — без них нельзя, — но никогда не требую, чтобы было сделано только так, и не иначе.

— По-твоему, детей надо ругать?

— Обязательно. И эта роль грозного папы возложена на меня (смеется). Порой приходится себя останавливать. А вот Иночка (жена актера, дизайнер Инесса Москвичева) в этом смысле человек двадцать первого века. Она отводит Макса в соседнюю комнату и говорит: «Приведи в порядок свои эмоции, потом вернешься за стол». Я учусь у нее воздействию словом, умению встать вровень с ребенком, а не довлеть над ним, даже если внутри все кипит.

Видео с Анатолием Белым:

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семьдесят один − шестьдесят четыре =