Алексей Ягудин – Радуйте своих близких

Алексей Ягудин биография Он крутит пируэты на льду, ведет популярные шоу, играет в театре, воспитывает детей. Как тут не вспомнить знаменитую фразу Татьяны Тарасовой: «Алексей Ягудин может все!»

— Алексей, когда мы созванивались, чтобы договориться об интервью, вы разговаривали неожиданно резко. Это реакция на журналистов?

— Нет, конечно. Дело в том, что до вашего звонка со мной несколько раз уже связывались с просьбой подтвердить встречу. А я, если один раз сказал, что буду, своего решения не меняю. Знакомые меня знают и не достают лишними вопросами. Помню, как-то ребята с телевидения замучили: все в порядке, приедете? Еще раз позвоните, говорю, — не приду. А они: вы не обижайтесь, просто многие обещают и не держат слово. Я такого даже представить себе не могу! Я если сказал, то пусть даже в последний момент, но сделал.

— Такая самодисциплина — благодаря спорту или это ваша натура?

— Думаю, натура. Далеко не все спортсмены пунктуальны и дисциплинированны. Но спорт, конечно, мобилизует, закаляет характер.

— Помню, как брала у вас интервью в 2005 году. Вы были в статусе действующего олимпийского чемпиона — невероятно позитивный, открытый, обаятельный… Сегодня есть ощущение, что это было в другой жизни?

— Абсолютно! Мне нравится выражение «Жизнь — это книга, которую мы пишем». Так вот в той главе любительский спорт закончился, и мне пришлось адаптироваться к новой реальности. Но даже в самых смелых мечтах я не мог себе представить, что буду играть в театре, вести шоу, читать лекции и открою школу фигурного катания.

— Кажется, вы собирались заниматься недвижимостью.

— Да, но не получилось. Открыл в Питере транспортную компанию — и тоже не пошло. А в Москве как-то загорелся идеей купить землю и, слава богу, взял с собой на переговоры Таню (жена, фигуристка Татьяна Тотьмянина). Когда мы вышли, она сказала: «Хочешь знать мое мнение? Купи мне туфельки. А лучше две пары разного цвета». — «Прикалываешься?» — «Нет. Я буду счастлива, а ты не потеряешь деньги». Я послушал Таню и землю покупать не стал. А того человека через месяц посадили. Теперь в финансовых вопросах всегда советуюсь с ней: она сразу чувствует, кому можно доверять, а кому нет.

— Тогда, в 2005-м, на вопрос, останетесь ли в России, вы ответили: если будет работа. Сегодня ее не слишком много?

— Слишком много работы не бывает (улыбается). Вот говорят, что время нельзя растя нуть, в сутках только двадцать четыре часа. Можно! В Минске, например, открывается Школа фигурного катания Алексея Ягудина. Причем мое имя не просто на вывеске — я буду там тренером. Уверен, что и на это время найдется. Вообще, если чего-то не сделал, значит, не сильно хотел. Остальное — отговорки.

— Читая ваши недавние интервью, удивилась, что вас до сих пор спрашивают про отношения с Евгением Плющенко.

Алексей Ягудин семья дети личная жизнь— Меня это тоже удивляет. Жизнь идет вперед, столько всего нового случилось и у меня, и у Жени, а кому-то интересно крутить эту заезженную пластинку. Спрашивают, когда наконец пожмете друг другу руки? Вспомнить бы, когда мы в последний раз виделись.

— Кстати, хочу сделать вам комплимент как комментатору чемпионата мира по фигурному катанию.

— Честно говоря, я долгое время отказывался комментировать соревнования. Думал: о чем я буду говорить часами? Первый раз сел к микрофону на Олимпийских играх в Южной Корее. Нервничал ужасно, но все прошло неплохо. Потом поступило предложение от Первого канала. А сейчас я получаю огромное удовольствие от этой работы, мне нравится наше трио с Александром Гришиным и Татьяной Анатольевной Тарасовой. Чемпионат мира в Японии был просто потрясающий! Вместе со мной поехала Таня, и перед входом на тренировочный каток она вдруг схватила меня за руку: «Леша, как здорово, что этого больше нет в нашей жизни!» Соревнования такого уровня — это невероятное напряжение, физическое, эмоциональное. Признаюсь, после некоторых прокатов я просто не мог сдержать слез, а уж, казалось бы, повидал на своем веку.

— Со стороны кажется, что вы довольно легко освоились на телевидении. У кого-то годы уходят на то, чтобы стать ведущим Первого канала. Вы везунчик?

— Друзья меня называют «человек-удача». Если я чего-то хочу, обязательно добьюсь, найду выход из любой ситуации. Если куда-то опаздываю, в последний момент что-нибудь произойдет — и я все равно успею. Главное, не сомневаться в успехе! Конечно, я хотел работать на телевидении. Но хотеть не значит мечтать лежа на диване, надо действовать. Вспоминаю один из своих первых телевизионных опытов. Вместе с Ларисой Голубкиной мы вели программу «Добрый вечер, Москва!» на канале «ТВ Центр». В какой-то момент Лариса Ивановна устала и собралась домой. Режиссер предложил перенести съемки. Я говорю: конечно, продолжаем! Понимаете, я кайфую от самого процесса. На гастролях мне неважно, какой номер будет в отеле и какого класса машина меня встретит. Главное — подготовленная для работы площадка и кровать, чтобы отдохнуть. Мне даже кличку дали «человек-не-райдер».

— А ведь в шоу-бизнесе как раз очень важен статус — часы, машины, самолеты…

— За всю жизнь я хотел только две вещи — крутой телефон и «феррари». Вот они будоражили мое воображение. Но «феррари» я уже продал. Всякий раз, выходя из дома, смотрел на нее и думал: поеду-ка лучше на «мини купере», так спокойнее.

— Телевидение — это многомиллионная аудитория, прайм-тайм. Но зачем вам театр?

— Мне нравится играть. Это такой адреналин! Здесь нет второго дубля, ты отвечаешь не только за себя, как на льду, но и за партнеров, которых не имеешь права подвести. Таня как-то зашла за мной после спектакля, а я даже встать не могу — у меня отходняк, как на Олимпиаде. И в то же время ты получаешь мгновенную отдачу от зрителей, а это ни с чем не сравнимое ощущение.

— Приходилось слышать за спиной: «Зачем он в артисты полез?»

— Несмотря на эмоциональность, я абсолютно равнодушен к критике. Я сам про себя все знаю. И, по большому счету, считаю себя какашкой (смеется). Да, я чего-то добился в фигурном катании, но существует много других областей, в которых мне есть чему поучиться. Недавно меня спросили, хороший ли я ведущий. Смотря с чем сравнивать. Если с «Ледниковым периодом» пятилетней давности — конечно, я стал опытнее. Но через пять лет, надеюсь, буду еще лучше. Мне, например, не нравится, как я выгляжу, но я заставляю себя пересматривать программы, выискиваю недочеты, чтобы по возможности их исправить. Что касается театра, я не отнимаю чей-то кусок, я просто хочу этим заниматься. Я готов к критике, даже нуждаюсь в ней — но конструктивной, а не просто «куда полез?». Больше скажу: мне неловко, когда меня хвалят. Стыдно, как будто я сделал что-то плохое.

— А уж как вас Татьяна Анатольевна всегда нахваливает!

— Вы не представляете, как мне неудобно! Особенно когда мы вместе комментируем соревнования. Каждый раз прошу: пожалуйста, не надо. Кстати, по той же причине ненавижу получать подарки — стесняюсь. И сам дарить не очень люблю, потому что всегда ставлю себя на место того человека.

— 17 мая в Петербург, в Выборгский ДК, вы привезли новый спектакль «Сюрприз для любимого». Чем вас привлек этот проект?

— Во-первых, возможностью поработать с замечательными партнерами Максимом Коноваловым, Юлией Такшиной, Виолеттой Давыдовской. Во-вторых, хорошей историей. Это комедия положений, я играю женатого человека, подкаблучника. У супруги, ее играет Юлия Такшина, очередная прихоть — рояль, который, по совету дизайнера, должен заполнить пустоту у камина. Герой по объявлению приезжает к даме за инструментом и… попадает в круговорот событий. В Питере мы будем играть этот спектакль впервые и, конечно, очень волнуемся. Как и в фигурном катании, для меня важно, чтобы зрители, купившие билеты, остались довольны.

— Во время нашей беседы вы периодически заглядываете в социальные сети. Для вас это работа или удовольствие?

Алексей Ягудин растяжка— Я за живое общение, но без соцсетей сегодня никуда — это контакты, аудитория, реклама. Гаджеты съедают дикое количество времени, но свои страницы я веду сам и не могу сказать, что это для меня обуза. Чтобы людям было интереснее, стараюсь делать смешные посты, а не просто любуюсь собой: вот я позавтракал, вот пукнул.

— Любите все контролировать?

— Как говорится, хочешь сделать хорошо — сделай сам. Я не стремлюсь к абсолютной власти, но, если не проконтролировать, возможны осечки. А для такого перфекциониста, как я, это недопустимо.

— Знаю, что сразу после интервью вы едете на каток. Спорт по-прежнему занимает большое место в вашей жизни?

— Фигурного катания очень много, и оно по-прежнему меня манит. Хотя понимаю, что кататься мне осталось год-два. Мне тридцать девять, и с возрастом здоровья не прибавляется. После шестичасового сна уже не выглядишь как огурчик, да и травмы дают о себе знать. На днях открываю холодильник, а няня говорит: «Ой, дверца скрипит». А это мое бедро. В колене огромная киста. Но уходить со льда так не хочется…

— Вы не задумывались о политической или общественной карьере?

— О политической — нет, все-таки я человек творческий. Таня говорит: когда ты уже повзрослеешь? (Улыбается.) Но не исключаю, что со временем выберу себе какое-нибудь кабинетное занятие.

— Ваши дочери больше времени сейчас проводят в России или Европе?

— В какой-то момент мы решили, что все вместе должны жить здесь. С моим графиком невозможно часто летать во Францию, чтобы увидеть детей. А без них я не могу. Даже не думал, что стану таким отцом. Семья для меня значит очень много, я дорожу теми моментами, когда мы собираемся вместе — я, Таня, девочки, собаки (улыбается). Старшая, Лиза, два с половиной года училась во Франции, а в России ходит в школу, где занятия полдня на английском, полдня на русском. Мишель осенью пойдет в садик.

— Не могу не спросить, как здоровье Татьяны? Нога заживает?

— После того как ей сделали очередную операцию — хорошо. Ошибки наших врачей пришлось исправлять в немецкой клинике — Тане заново ломали ногу. Слава богу, уже вернулась чувствительность пальцев, в общем, идем на поправку. Но Таня, как и я, не может сидеть на одном месте: сейчас она уже в Америке, тренирует детей.

2019

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + один =