Алексей Герман-младший – Мы живем в истерическое время

Алексей Герман-младший режиссер фото Режиссер Алексей Герман-младший понимал, что фильм «Довлатов» воспримут неоднозначно, и приложил все усилия, чтобы его не использовали в политических целях: «Меня тошнит от ультрапатриотов и ультралибералов».

— Алексей, почему Довлатов, а не, скажем, Бродский?

— Довлатов лишен дидактичное, в отличие от многих русских писателей. В прозе он собеседник, с которым ты находишься в доверительных отношениях. Он не поучает, не жжет глаголом, не встает на кафедру.

— Как дочь писателя Екатерина отнеслась к экранизации?

— Она знала, что я не стану ее обманывать. Я сразу сказал, что не собираюсь доставать грязное белье и самоутверждаться за счет ее папы. Тем более организовывать скандальчик.

— Тем не менее вокруг фильма развернулись целые баталии…

— Сложно оценивать всю палитру мнений. Например, кто-то полагает, что в фильме много звуков, люди постоянно бубнят. Дело в том, что это в традиции советской киношколы, от которой многие отвыкли. Поэтому такие претензии свидетельствуют о непрофессионализме критикующих… Патриоты считают, что мы сгустили краски, а на самом деле время было прекрасным во всех отношениях. Станислав Говорухин уже три года выясняет со мной отношения: я не такой, фильм не такой…

Он меня достал, и, наверное, я не выдержу и тоже что-нибудь про него расскажу… Демократы считают, что мы в сговоре с государством и из любви к искусству подхалимажа обеляем время. Не поверите, но в один день с разницей в два часа вышли диаметрально противоположные статьи — в одной меня обвинили в очернении родины, в другой — в ее идеализации. Я же снимал фильм о городе, в котором родился, о времени, в котором жили мои родители.

Я ведь помню Ленинград, его улицы, трамваи, магазины игрушек. Исключительно эмоции, иной мотивации у меня не было… На мой взгляд, я передал все достаточно точно и нигде не спекулировал. А что касается ужасов… Во-первых, если в 1970-е и душили, как моего отца например, то делали это иначе. А во-вторых, я не люблю, когда все на продажу.

— Изначально фильм «Довлатов» должен был идти в прокате всего четыре дня. Почему?

Алексей Герман-младший жена личная жизнь— Я не занимаюсь маркетингом. Честно говоря, был убежден, что нас вообще никто не купит, в том числе и из-за отсутствия спекуляций. Но оказалось, политика — не главное. Поэтому «Довлатова» продали в Японию, Канаду, Испанию, Италию, Францию, Тайвань, Польшу, Грецию, Бразилию, Сербию, Аргентину. Благодаря Компании Netflix покрывается Скандинавия, Австралия, Америка. Осталась Антарктида (смеется).

— Коллеги рассказывали, что на Берлинале без политики все же не обошлось. С интервью вы уходили с криком: «Я больше не могу!» Чем вас допекла западная пресса?

— Они хотели от меня того же, чего и наши СМИ. Им нужен был рассказ о том, как я бежал из застенков, как меня травили, подвергали фильм цензуре. Но когда на пресс-коференции я заявил, что содержанием картины никто не интересовался, журналисты чуть в обморок не упали. Пришлось пояснить им, что они про нас ничего не знают и не понимают: ни про культуру, ни про историю, ни про устройство. Так что, прежде чем начинать дискуссию, надо все это изучить, тогда не будет идиотских вопросов.

— Например?

— Мой любимый: «Почему в России запрещен Звягинцев?» Я отвечаю, что его фильмы идут в прокате и вы, купив билет за небольшую сумму, можете посмотреть их в кинотеатрах. Ваши коллеги в шоке: «Как? Он же запрещен…» И так по кругу. Они хотели услышать, что у нас все плохо. Но у нас по-разному! Да, я не согласен с ситуацией вокруг Кирилла Серебренникова, считаю ее несправедливой и сказал это даже президенту. Что скрывать, на Западе нас воспринимают второй Северной Кореей. Почему? Англосаксы лучше нас? В их истории было много всего: опиумные войны, изгнание евреев в фашистскую Германию. У них с судами дело обстоит лучше, а соответственно, и со свободой слова. У нас не обо всем можно говорить.

— Владимир Бортко рассказывал, что ему запретили снимать фильм о Сталине. Вы это имеете в виду?

— Кто запретил? Собрал бы денег и снимал — слова бы никто не сказал. Я о другом. Например, есть закон о торговле алкогольной продукцией, который повсеместно нарушается. Кто-то же это контролирует… При этом я не заявляю, что Россия — оплот коррупции. Коррупция есть везде. Мы не орки, они не эльфы. Просто у них все хорошо с маркетингом.

— Недавно предложили принять закон, в соответствии с которым будет запрещено снимать людей, занимающих антироссийскую позицию. Что вы об этом думаете?

— Я знаю, что это инициатива одного маловменяемого председателя комитета, и расцениваю ее как пиар-ход.

— Серебряков транслирует свою позицию уже не первый год. Согласитесь, если бы голливудский актер позволил себе такие выпады, его перестали бы снимать.

Алексей Герман-младший интевью конференция— Вы преувеличиваете. Время такое истерическое. Серебряков представляет одну крайнюю позицию, а Владимир Машков — другую. И никто не хочет быть посередине.

— Алексей, новый проект уже на подходе?

— Есть пара идей. Одна из них — фильм о войне.

— Наших кинематографистов упрекают в зацикленности на военной теме…

— Делают и фантастику, и хоррор. Как правило, неумело, кривыми руками, но тем не менее… Что касается войны — не моя проблема, что за последние десять лет из огромного количества фильмов годны к просмотру всего три-четыре. Не моя проблема, что каждый бездарь ради освоения бюджета снимает помойку. Эти дебилы не в состоянии ознакомиться с хорошим советским кино, посмотреть, как оно сделано, понять, почему оно так воздействует на зрителя. Даже нормально копировать не могут.

Что главное в фильмах о войне? Генезис победы — почему мы смогли победить? Дело же не в сибирских дивизиях и ленд-лизах. Дело в общности, в характере, в нашем устройстве. Я хочу, чтобы в моем фильме война была похожа на войну, а не на самодеятельность с выглаженными гимнастерками, маникюром и танками, на которых муха не сидела.

— Это будет полный метр?

— Чтобы сделать хороший сериал, нужно потратить больше усилий, чем на полнометражный фильм. Почему я должен гробить себя для какого-то дяди-продюсера, который потом будет рассказывать, какой он молодец? У меня сложное отношение к отечественному кинобизнесу. Я не понимаю, зачем к круглым датам снимать такое количество фильмов? КПД невероятно низкий, на выходе сплошной шлак. И не надо кивать на Голливуд: мол, у них тоже много ерунды.

Там огромный рынок — весь англосаксонский мир плюс адаптировавшиеся романо-германские страны. В таких условиях даже очень среднее кино приносит прибыль… Кстати, если говорить об американском военном кино, то оно несравненно лучше, чем наше, — лучше художники, актеры… У нас же на всю страну двадцать пять человек, владеющих школой, остальные никуда не годятся. А посмотрите то же «Сверхъестественное» — какие интересные лица! И как минимум неплохие театральные актеры.

— То есть в новый проект вы не станете приглашать медийных персонажей?

— Открою вам секрет: это плохо работает.

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × = двадцать пять