Александр Устюгов – Умная женщина сражает наповал

Александр Устюгов актер фото Никакой искусственный интеллект не устоит против настоящего чувства — об этом сериал «Лучше, чем люди», в котором актер Александр Устюгов сыграл одну из ключевых ролей.

— Саша, каким было первое впечатление от этой фантастической в прямом смысле истории?

— Она все-таки очень человеческая, про людей, несмотря на то что мой герой руководит корпорацией по производству роботов.

— Как ты думаешь, нужны ли в жизни такие роботы? И может ли это стать реальностью?

— Может. И станет (смеется). Если бы двадцать лет назад я кому-нибудь рассказал о смартфоне, мне бы вряд ли поверили. А сегодня с ним умеет обращаться даже ребенок. В нашем сериале показано альтернативное будущее: что было бы, если…

— Ты в курсе, что права на сериал приобрела знаменитая платформа Netflix?

— Да, читал. Честно говоря, я не слышал об этой компании и лишь чуть позже узнал, насколько это круто.

— Как складывались отношения с коллегами по съемочной площадке?

— Собралась отличная команда, многих я знаю лично. Например, Ольга Ломоносова — моя однокурсница. Мы давно не виделись, поэтому с радостью встретились в кадре. Проект был таким долгим, что, кажется, прошла целая жизнь: Оля успела забеременеть, родить и на площадку уже приходила с малышом (смеется).

— Где ты сейчас снимаешься?

— В сериале «Рикошет», это боевик. Лирических героев пока не предлагают, поэтому опять играю человека с пистолетом.

— Ты вообще честолюбив? Тебе важно признание коллег, зрителей?

— Это все важно для мамы (улыбается): она радуется моим призам, званиям. А мне от этого ни холодно ни жарко. Хотя в молодости, конечно, мне было бы приятно. По большому счету, наши фестивали — это политика: понятно, кому дадут и за что. Не хочу быть разменной монетой в этой истории. На «Кинотавре», например, я даже никогда не был. Но уже и не надо — нет ни времени, ни желания.

— К маминому мнению ты прислушиваешься?

— Нет, у нее свои критерии: ее волнует, чтобы на экране я не умирал (смеется). Каждый раз ей обещаю больше не играть в фильмах, где меня убивают.

— Как поживает твоя реставрационная мастерская и бар?

Александр Устюгов гитара музыка— В мастерской масса заказов, еле справляемся. Вот открыли на Лиговке мебельный магазинчик, пытаемся развивать новое направление. В баре «Карабас» тоже все замечательно, народ идет. Мне не хотелось, чтобы этот мой бизнес развивался по шаблону. Я решил сделать наш русский виски и вывести его на мировой рынок. Если в бар приходит человек и просит, например, кока-колу или еще какую-нибудь импортную дребедень, он может просто вылететь на улицу. Наша водка, виски, самогон, наливки изготавливаются на маленьких заводиках. Мне неинтересно взять бутылку за сто пятьдесят рублей и продать за четыре тысячи. Та же история и с едой. Я пропагандирую русско-советско-ленинградскую кухню: пельмени из баранины, селедка под шубой, оливье, картошка, котлеты. Меня не интересуют гамбургеры.

— Ты ведь еще вырезаешь деревянные игрушки?

— Да, мечтаю возродить русскую деревянную игрушку и открыть музей. Меня пока никто не поддерживает, один воюю (смеется). В СССР такие игрушки стояли в сервантах, но со временем они стали никому не нужны. К счастью, сохранились рисунки, чертежи. Я сам вытачиваю и раскрашиваю игрушки, благо за плечами художественная школа. Делаю уже третью серию. Первая была «Солдаты Семеновского полка», а новая посвящена Годунову. Андрею Мерзликину подарил князя Шуйского, которого он сыграл в сериале.

— А когда ты отдыхаешь?

— На гастролях — в аэропортах, поездах, залах ожидания и гостиницах (улыбается). Мечтаю научиться дозировать работу, но на протяжении последних трех лет побеждала творческая жадность. Хотя минувшей осенью удалось отдохнуть почти месяц. Первую неделю я вообще не мог понять, как это делается, постоянно вскакивал, куда-то мчался (смеется). Мне было не абстрагироваться от привычного загона. Но когда я наконец выдохнул, стал получать настоящее удовольствие.

— Актерская профессия сложна и физически, и эмоционально. Правда, Олег Павлович Табаков любил говорить: наше дело — веселенькое, в шахте тяжелее, страшнее и никаких бонусов…

— Если бы меня спросили, ответил бы так же. Хотя есть в этом некое лукавство. Помню, в детстве смотрел интервью Енгибарова, и в какой-то момент в кадр попала его рука с трясущейся папиросой. Я спросил у мамы, почему у этого весельчака, клоуна так трясутся руки. «Ты представляешь, что такое цирк? — ответила она. — Это по восемь часов репетиций, работа, требующая огромной физической силы и выносливости». Енгибаров делал сложнейшие вещи. Потом я увлекся его рассказами, и он открылся мне как человек очень тонкий, глубокий и ранимый.

— Как ты думаешь, нужно ли артисту раскрывать себя перед зрителем? Или должна оставаться некая загадка?

— Я нередко общаюсь с нашими мэтрами кино и порой думаю: лучше бы он так и остался кумиром детства (смеется). В художественной школе у меня был друг. Так вот, на пленэре я гонялся за коровами, по грудь стоял в воде в ожидании красивого заката, а он даже не вылезал из палатки. «Как?! — кричал я. — А смотреть?» А он отвечал: «Ты пишешь, что видишь, а я фантазирую. И мой закат всегда будет лучше». Наверное, в чем-то он был прав. Но лучше бы я этого не знал…

— Как ты относишься к критике?

— Сейчас время Интернета с его вседозволенностью, но у меня выработался иммунитет на критику подобного рода. Мне не нужна похвала, но есть люди, чья профессиональная оценка мне важна, даже если она не всегда лестная. Недавно, например, мне нужно было связаться с Владимиром Ильиным, с которым мы не были лично знакомы. Я позвонил, представился, и вдруг он заговорил о моих ролях. Это было неожиданно и очень приятно, потому что я отношусь к нему с большой любовью и уважением как к коллеге и человеку.

— Для тебя как для театрального актера имеет значение, перед какой публикой играть?

— Конечно! Мне легко в Петербурге, а вот в Москве сложнее. А вообще, всякий раз диалог приходится выстраивать заново. Бывает, уже 15 минут на сцене — а в зале полная тишина. И думаешь: это провал или они меня просто не слышат? (Смеется.) А когда я выхожу на сцену с гитарой, каждый раз испытываю жуткое волнение. Но я понимаю: как привыкну, можно смело менять профессию.

— В жизни ты общительный человек?

— В это, наверное, трудно поверить, но — нет. Скорее даже замкнутый: время не могу спросить у прохожих (смеется). А на работе я всегда в маске хорошего настроения, общительности, раскрепощенности.

— Зачем тебе маска?

— На право быть собой нужно определенное мужество. Молодые актеры, до тридцати, — они другие, с другой психикой, им не нужны эти маски. А для моего поколения, для тех, кому сейчас тридцать семь — сорок пять, чтобы оставаться в профессии, нужно заслужить право быть собой. Раньше актера, если он был талантом, гением, могли неделю ждать на съемках, даже если он запил. Сегодня все иначе.

— Какие у тебя отношения с друзьями?

Александр Устюгов гоша куценко— Ненавязчивые, свободные. Я не требую заботы, внимания, иногда в силу занятости сам могу пропустить какое-то серьезное событие в жизни друга. Но это не значит, что я не сопереживаю. Люблю своих друзей со всеми их слабостями и мелкими предательствами. Но я очень категоричен в принципиальных вопросах. Если человек совершает некие поступки или позволяет себе высказывания в неприемлемой форме, я перестаю с ним общаться. При этом различаю пустой треп и жизненную позицию. Сам я после бокала пива прекращаю говорить о политике и любви. И еще я не буду тратить время на реанимацию отношений, если человек погас. Нет, мы будем здороваться, я помогу ему чем смогу, но мое внутреннее пространство захлопнется для него навсегда.

— А с девушками ты дружил? Это вообще возможно?

— Наверное. Хотя без влюбленности — все-таки нет (смеется).

— Ты не раз был женат. Желание иметь семью не пропало?

— Сейчас мне комфортно. Где-то в глубине души я даже побаиваюсь сильных эмоций — не вовремя. Ну а флирт, романтика, как говорится, для глаза и настроения, конечно же, присутствуют. Вообще, способность любить — это дар, которым обладают очень немногие. Остальные имитируют тем, что почерпнули из книг и фильмов. Любовь — это некая божественная сила, которая притягивает друг к другу двух равных, абсолютно самостоятельных людей. Это не корыстные отношения: у меня ребенок, мне нужен мужчина с достатком. Я понимаю, что толстые продюсеры привлекательнее подтянутого сантехника. Но, справедливости ради, влюбляются не столько в сами деньги, сколько в умение их зарабатывать. Иными словами, воин, который может защитить и добыть пищу, всегда предпочтительнее (улыбается).

— Насколько для тебя важна внешность женщины?

— Экстерьер, как говорят собаководы, конечно, необходим, но есть понятие внутренней красоты. Меня сражает наповал, когда женщина умна. Эта, скажем так, сексуальность ума проявляется во всем — во внешности, манере одеваться, говорить, в тембре голоса. У умной женщины есть осознание себя, которое подчас гораздо сексуальнее ее внешних данных. Хотя… Если это Любовь, то она шарашит по голове, отключает все мозговые функции. Ты с трудом можешь объяснить, почему влюблен в этого человека (улыбается).

2019

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

сорок шесть − = тридцать семь