Александр Половцев — Хочу погулять на свадьбе детей

Александр Половцев актер фото Актер Александр Половцев, сыгравший грозу криминального мира Соловца, рассказал что помогло ему выжить на улице разбитых фонарей и стать многодетным отцом.

— Александр, наблюдая за своими малышами, вспоминаете детство? Каким оно было?

— Как бы пафосно это ни прозвучало, светлым, добрым, теплым — за что моей маме надо поставить памятник при жизни. Она работала на заводе, папа трудился мотористом на торговом судне, ходил в Америку, Европу, дважды был в кругосветке…

— Подарки привозил?

— Конечно, фломастеры, одежду, жвачку. Но я рос неизбалованным ребенком. В магазине на 8-й линии Васильевского острова мог бесконечно смотреть на копченые колбасы и продавца, который остро отточенным ножом нарезает тончайшие ломтики окорока… Я радовался простым вещам — книжкам, походу в кино, сильному морозу, когда можно было не идти в школу, а играть во дворе в хоккей. Нагулявшись, ложился в горячую ванну и думал: как же хорошо жить на свете! Счастливым ведь можно быть и без денег, в тринадцатиметровой комнате в коммуналке…

— Как вас воспитывал отец?

— Папа научил меня натирать пол мастикой, гладить одежду при помощи двух чугунных утюгов, чистить картошку, жарить котлеты, варить суп, выбирать в магазине мясо. Летние каникулы я проводил в деревне, где научился другим важным вещам — копать картошку, ловить рыбу, разводить костер, пасти коров…

— А это правда, что ваша фотография висела на школьной Доске почета?

— Да, я хорошо учился. В числе первых был принят в пионеры. Не могу сказать, что сильно волновался, но в воздухе витало что-то торжественное… Помню большой зал Дворца пионеров имени Жданова, себя в парадной форме произносящим клятву: «Я, Половцев Александр, вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю…»

— Впоследствии удалось сохранить пионерский задор? Во времена вашей юности модно было считаться диссидентом.

Александр Половцев жена личная жизнь— Фрондерство — это не мое. Может, не в тех кругах вращался, а может, не дорос. Чтение в метро книги Солженицына «Один день Ивана Денисовича» не в счет. Я ездил в стройотряды. Помню, нас отправили в Ленинградскую область на строительство телятника. Работали честно, старались. А вот колхозники относились к этому иначе. Как-то ожидали визита начальства, которое должно было принять телятник. Мы очень переживали: пол забетонировали, а люки провести не успели. Утром приходим — крышки лежат! Комиссия их просто пересчитала и работу приняла. Было над чем задуматься будущим актерам…

— Кажется, вы и за границей впервые побывали в студенческие годы…

— Да, в Польше. Помню, переезжая через границу, хором запели «Прощание славянки» (смеется). Каждый день в небольшом кинозале, попивая пепси-колу, смотрели фильмы, которые еще не показывали в нашей стране. «Человек из мрамора» Анджея Вайды даже помог мне сдать научный коммунизм. Я пришел на госэкзамен совершенно неподготовленным. Увидев среди экзаменаторов молодого парня, подумал: «Вдруг повезет?» И просто подробно пересказал сюжет фильма. Когда закончил, парень тихо спросил: «Сколько?» Одними губами я произнес: «Четыре».

— Жалеете о стране, «которую мы потеряли»?

— Я помню, как начались «святые 90-е». Старший сын Степа родился накануне путча — 18 августа 1991 года. Мы с друзьями по традиции хорошо обмыли ножки. Утром проснулся с больной головой, а тут звонок. «Включи телевизор», — говорит теща. Там — балет. Думаю: «С ума все сошли, что ли? Я тут умираю, а они Чайковского подсовывают». Потом уже сообразил, в чем дело. В роддоме Юлю спросили, не является ли она военнообязанной: «Мы вас можем пораньше выписать, ведь в стране военное положение, и больницу будут переоборудовать в госпиталь». В 90-е мы с женой даже в гости ходили, чтобы просто поесть.

Я работал грузчиком, торговал фартуками, был заместителем директора в кинотеатре «Молодежный», приходилось и крышу чистить, и лед на дороге долбить. С театром-студией «Время» мы поехали на гастроли в Германию, где я познакомился с семейными парами, которые потом очень нам помогли, присылая еду, одежду, памперсы. Никогда не забуду, как я при помощи марли мастерил многоразовые подгузники. А насчет того, жалею ли… Мне больше не нравится то, что сейчас творится с людьми и искусством. Смотришь новые фильмы и думаешь: вместо того чтобы гнать халтуру, лучше отдали бы деньги в детдом или помогли старикам.

— То есть качество кино не всегда зависит от финансовых вложений?

— Конечно. Возьмите те же «Улицы разбитых фонарей» — пятьсот серий за двадцать три года! Шедевр, снятый буквально за копейки. Но проект, на котором многие смогли хорошо заработать, стали спускать на тормозах. Этот корабль еще долгие годы мог оставаться на плаву — только смажь его, подремонтируй.

— Вы поддерживаете отношения с коллегами по сериалу?

Александр Половцев семья дети фото личная жизнь— Мы не ругались, как многие думают. Не могу сказать, что дружим семьями, но при встрече не отворачиваемся, поздравляем друг друга с праздниками. В конце концов, нам есть что вспомнить. Например, как снимали сцену с песней «Позови меня с собой». Мы хотели петь «Мальчик хочет в Тамбов», но режиссер настаивал на песне Аллы Пугачевой. Доведенные до бешенства, мы все сделали с первого дубля. В результате Пугачева полтора года не пела эту песню, заявив: «Пусть мальчики покуражатся».

— Приходилось разочаровываться в профессии?

— Нет. Меня, пусть не много, но снимали. Да и я никогда не ленился. Впервые снялся в кино еще в институте, играл то террориста у костра, то милиционера (улыбается). Позже снялся в «Барабаниаде» у Сергея Овчарова. Роль была без слов и далась мне тяжело. Только соберусь что-то произнести, как режиссер останавливает: «Молча!» Да и физически пришлось несладко. Мало того что я носил на поясе здоровый барабан с мотором и колотушками, так еще и залезал в барабаны, практически жил в них… После премьеры мы поехали на «Кинотавр». У меня брали интервью, хвалили и говорили, что теперь не будет отбоя от предложений режиссеров. Но их так и не последовало. Это было кино не для всех… Пока эта работа — моя лебединая песня, но я не опускаю крылья и надеюсь, что главная роль в хорошем фильме еще найдет меня…

— Александр Островский говорил, что место артиста в буфете. Вы стали выпивать от невостребованности?

— Все началось с «Улиц». В разгар успеха этого сериала мы много выступали в разных городах, концерты, как правило, заканчивались застольем. После таких гастролей приходилось ложиться в больницу под капельницу. А потом это состояние стало мне нравиться, сказать себе «стоп» я не мог.

— Но вы понимали, что это болезнь?

— Конечно, но каждый раз говорил себе, что держу себя в руках, в любой момент могу бросить. Но я ошибался… Особенность моего организма в том, что утром меня одолевает сильнейшая тахикардия. Я подшивался, кодировался — вся спина в шрамах. Как выяснилось позже, половина из этого — плацебо… Последний раз выпивал после смерти отца. Тогда я дал слово завязать с алкоголем. Меня спасла любовь к Эсане.

— Вы производите впечатление абсолютно счастливого человека…

Александр Половцев новая жена эсана— Не могу сказать, что со второй женой Юлей у нас не было любви. Просто она была другая… Но когда я встретил Эсану, понял: произошло что-то страшное. Я не мог есть, пить, мне надо было ее видеть, слышать. При этом во мне боролись два человека. Один говорил: «Ты дурак! Тебе уже пятьдесят, а ей двадцать семь». Другой отвечал: «Ты искал ее всю жизнь». Наверное, поэтому я боялся делать предложение. Сейчас в семье меня все устраивает. Эсана чудесная женщина. Я безумно ее люблю. Теперь у меня одна забота: дожить до ста лет. Хочу посмотреть на негодяя,  который осмелится просить руки дочери (смеется).

— Почему вы так долго скрывали дочь?

— Не хотел делать из этого сенсацию. Когда родился сын Андрюша, многие стали злословить. Было очень неприятно. И я дал слово, что о рождении Яны узнают только близкие друзья и родные.

— Кто выбирал детям имена?

— Эсана. Если с Андреем все решилось быстро, то с именем для девочки мы бились два месяца. Эсана хотела назвать ее Йона, я настаивал на более консервативных вариантах. В результате получилась Яна.

— При родах присутствовали?

— Не знаю, зачем мужчины это делают. Появление на свет ребенка должно оставаться таинством… Я ждал дома. В честь рождения Андрея устроил Эсане праздник: во дворе больницы гремел фейерверк, а цветы ей вручали сказочные персонажи. Когда родилась Яна, пришел утром в роддом и увидел орущее дитя — черненькое, страшненькое, с длинными волосами. Внутри все зашлось от нежности… Вообще, рождение детей в зрелом возрасте сильно меняет жизнь. Так что сейчас прошу у Господа здоровья, терпения и сил.

Досье Александра Половцева.

Родился 3 января 1958 г. в Ленинграде.

В 1980 г. окончил актерское отделение ЛГИТМиКа.

Избранная фильмография: «Оно», «Бакенбарды», «Улицы разбитых фонарей», «Женская собственность», «Особенности национальной политики», «Свои», «Убойная сила», «Елки 1914».

Женат.

Дети: Степан (1991), Андрей (2016), Яна (2017).

2018

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятьдесят два − = сорок семь