Александр Цыпкин — Я провоцирую людей, за это и огребаю

Александр Цыпкин фотоАлександр Цыпкин — автор бестселлера «Женщины непреклонного возраста» рассказал о перспективах жизни в матрице и невинном виртуальном адюльтере.

— Александр, как ты относишься к феминизму?

— Вопрос сложный. Сама идея, безусловно, правильная. Но к сожалению, у феминизма есть радикальное крыло, стремящееся доказать, что между мужчиной и женщиной нет никакой разницы. А это неправда. Никто не лучше и никто не хуже, но мы разные. Попытка сделать всех бесполыми превращается в какую-то фантасмагорию. Ты подаешь даме пальто, а тебе в ответ дают по лицу.

— А женщинам вообще угодить невозможно.

— Да, все равно виноват будешь. Так вот, в моей системе координат все это выглядит несколько странно. Хотя в связи с этими скандалами я за последний месяц несколько раз менял свое отношение к харассменту.

— Кстати, а сам ты хоть раз позволял себе?..

— Во всяком случае, я не использовал служебное положение. Секс — это дело равных. Когда случилась эта история со Слуцким, я написал пост: а как бы сложилась ситуация, если бы Леонид Слуцкий, прежде чем хватать журналистку за разные места, спросил: вы откуда? А она ответила бы: «Из Грозного. У меня как раз братья вернулись с контртеррористической операции, ждут в машине»?

— Мне кажется, наша основная проблема — это потеря интереса мужчин к женщинам.

— В России на одного более-менее вменяемого, в меру пьющего и относительно успешного мужчину — две роты просто офигенных, умных, красивых женщин. А в Европе наоборот. Помню, приехал в первый раз на Ибицу, гордо вышел на пляж и понял, что последний в очереди. На самом деле российским мужчинам фантастически повезло, но они не отдают себе в этом отчета. Мы все избаловались. У нас, на мой взгляд, самое раскрепощенное общество. Адюльтер в принципе не является нарушением никаких норм. В Париже, например, очень много пожилых пар. У нас не так.

— Наши мужчины просто не доживают…

— Доживают, но с другими.

— Женщины и чувство юмора. Вот Чехов женщинам в чувстве юмора отказывал, а ты?

— Ни одна женщина не выжила бы со мной без чувства юмора. Оксана подарила мне шапку — потерял в тот же день. Она подарила мне шесть одинаковых шапок — хватило на месяц. И так во всем.

— Александр, ходите без шапки. А можно пример женского чувства юмора?

— Я провоцирую людей и при этом постоянно огребаю так, что еле могу уползти. Помню, в пять утра проходил паспортный контроль на границе. Сидит там такая тетушка в толстых очках, вся в документах. Решил человека как-то взбодрить. Она спрашивает: «Цель поездки?» Я: «Тунеядство». Она: «Тоже мне Бродский…» Занавес.

— А как по-твоему, все ли надо знать о своем партнере?

Александр Цыпкин книги читатели— Все вообще не надо знать. Человек имеет право на частную жизнь. А дальше вы договариваетесь о масштабах проникновения. Есть люди, которые говорят: «У меня всегда должна быть возможность заглянуть в твой телефон, мне так спокойнее». А есть те, для кого это неприемлемо.

— Ты относишься к первым или ко вторым?

— Я считаю, что без разрешения этого делать нельзя. И сам никогда так не делал. К тому же можно обнаружить то, что мне совсем не понравится.

— Петербурженки или москвички?

— Как ты понимаешь, я живу в Москве, и жить хочу. Но поскольку мне не повезло и мой выбор родился на Гражданке, точно могу сказать, что питерские девушки особенные. Главное, что в них есть, — это маниакальное желание жить в легком психозе. Провинциальные лохи покупаются: она вся такая внутри истерзанная, хрупкая, Бродского читала в оригинале.

— Можно ли заработать в Интернете?

— Конечно, и я живой тому пример. В Интернете вообще можно делать все. Соцсети позволяют нам сотворить вторую личность, которая, в отличие от нас с тобой, доступна 24 часа. Лет 40 назад между тобой и аудиторией было множество фильтров. Сегодня свой роман, картину, музыкальный трек можно просто выложить в Сеть, и все узнают, как ты талантлив. А все, что приводит нас к большой аудитории, рано или поздно приводит к деньгам.

— Но есть проблема: картинка в Интернете не всегда совпадает с реальным человеком.

— Уже нет. Надо быть просто гением, чтобы создать там другого себя. Почитав мою страницу, можно узнать обо мне все: плюсы-минусы, систему ценностей, вкусы.

— То есть личного пространства, прайвеси, у тебя нет?

— Сегодня прайвеси вообще не существует. И его не будет уже никогда. Телефоны знают о нас все.

— Прозрачный мир — это хорошо?

— Мы семимильными шагами движемся в матрицу, это — единственный выход. Потому что либо один миллиард живет по-человечески, а семь — в нищете и грязи, либо всем создать капсулки, в которых есть любовь, счастье и прочее. Нас уже туда загоняют. Вот киберспорт, например. Миллионы сидят дома и играют в компьютер. И государству это выгодно. Не нужны спортивные площадки, катки — ничего.

— Но эмоции ведь синтетические?

— Не уверен. Я, когда надел очки виртуальной реальности, встал «на краю пропасти» и шагу не смог сделать. Хотя умом понимал, что стою на полу.

— А можно в Интернете встретить свою судьбу?

Александр Цыпкин писатель— Только в Интернете и можно. Лет 30 назад мы были вынуждены искать там, где могли. Находили, и, естественно, это была не судьба. И дальше начиналось… Люди не разводились не потому, что любили друг друга. Раньше, для того чтобы найти альтернативу, приходилось нарушать этические нормы. А сегодня два человека сидят на диване, каждый со своим телефоном, и просматривают страницы противоположного пола. С этической стороны все в норме.

За месяц можно заглянуть в души — а в Инстаграме еще и тела — стольких людей, сколько наши родители не узнавали и за всю жизнь. Так ты год провел на диване, ничего не нарушив, никому не изменив. И когда наконец из семи миллиардов выбрал того, кто любит ту же музыку, живопись, игру «Что? Где? Когда?» и нравится внешне, просто ткнул «лайк». Интернет полностью стер зависимость от географического положения и, по большому счету, от внешнего вида. Не кольт сделал всех равными, а Интернет.

— А как же секс?

— Виртуальный, и на нем сидят очень плотно. Зато как оттачивается перо! Меня в каком-то серьезном заведении спросили, как мотивировать студентов, чтобы они начали грамотно писать. Я ответил: вы не представляете, как противозачаточно выглядят ошибки в эротической переписке. Все такие: а ведь точно!

— Отключили Интернет. Что будешь делать?

— Выдохну: господи, наконец, я посплю! Но через какое-то время, конечно, начнется серьезная ломка.

— Как относишься к негативным комментариям?

— Я очень люблю агрессивную среду. Сейчас нас с Оксаной так изощренно размазывают, просто охренеть. И все это автоматически приводит к росту продажи моих книг. Но я создал себе зону комфорта. В Инстаграме я не то что за критику — за легкое несогласие блокирую навсегда.

— Демократично…

— Постоянно читать критику тяжеловато. Но мне еще ничего, а вот Путину реально тяжело. Зато я выполняю социальную функцию: мужчина, вместо того чтобы отыграться на жене, напишет мне комментарий. Интернет вообще вывел агрессию из оффлайна.

2018

Поделитесь статьей в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + один =